24 февраля 2020  01:31 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Авторы журнала "Что есть Истина?"

Александр Ралот

Автор пятнадцати электронных книг, и десяти бумажных. Все они озвучены профессиональными артистами различных театров СНГ. Аудиоверсии можно послушать на сайтах «Прочту. ру», «Кинозал ТВ»,» Аудиокниги онлайн», « Клуб любителей аудиокниг» и многих других. Публиковался в периодических изданиях: Литературно-художественный журнал «Южная ночь», "Земляки", "Снежный ком", "Великоросс", "Созвучие", "Зарубежные
задворки"(Германия), "Новый континент"(США), "День литературы", Русско-Новозеландском Вестнике «Наша Гавань», «Планета писателей», альманах «Чайка» (США), «Лира», «Русский переплёт», «Камертон», «Приокские зори» и др. Член Союза писателей России и Межрегионального союза писателей. Победитель конкурсов «Плавская осень», «Венок Победы», «Поэт и гражданин», лауреат Международных конкурсов: " Кавдория", «Белая акация». Финалист всероссийских конкурсов "Герои великой Победы", "Волошинский сентябрь", международного литературного форума «Славянская лира».Награждён медалями им. И. Бунина и им. М.Ю. Лермонтова, Андрея Белого, А.Т. Твардовского, "За труды в просвещении, культуре, искусстве и литературе".

1. Греческие рассказы (Опубликованы в 52 номере журнала)

2Проскрипция гения

3. Никогда не сдавались и пленных не брали (Опубликован в 54 номере журнала)

4. Странная смерть удивительного человека (Опубликован в 54 номере журнала)

5. Не такой  (Опубликован в 54 номере журнала)

6. Туфелька


Греческие рассказы.

И не забудьте принести Асклепию* в жертву петуха

Житель Афин по имени Критон сделал знак рабу, стоявшему поодаль. Тот, поняв намерение хозяина, с поклоном удалился. В помещении было довольно много людей. Все молчали и смиренно ждали. Раб отсутствовал долго и вернулся не один. За ним следовал охранник. Приговорённый даже не повернулся. Он, сложив руки за спиной, стоял и смотрел в окно. Сократ любовался видом безбрежного моря.

— Пора! — вошедший протянул узнику сосуд.

— Это то, о чём я думаю? — философ взял кубок.

— Да. Это твой выбор! — ответил Цикута.

— В таком случае ты обязан рассказать мне, что с ним делать. Сократ хотел поставить сосуд на стол, но передумал и держал его в своих руках.

— Ты же понимаешь, что я сам напиток этот никогда не пробовал. Только поэтому сейчас и разговариваю с тобой. Но я расскажу, как с этим поступали другие, побывавшие в этой комнате, до тебя. Испей, то, что тебе судом определено, затем ходи по комнате из угла в угол, до той поры пока не настанет сильная тяжесть в ногах. Тогда опустись на это ложе. Уверяю, с него ты уже больше не встанешь. Пока голова твоя будет в состоянии рождать мысли — воздай должное нашим богам. Благодари их неустанно за переселение души в царство мёртвых. Да будет твоя дорога в земли Аида лёгкой. Скоро тебе представится возможность узреть Тартар и любоваться подземельями, куда великий Зевс низвергнул Кроноса и титанов.

— В таком случае отвечай: позволишь ли ты моим друзьям остаться здесь подле меня до последней минуты? Я поведаю им то, что увижу по дороге в Аид.

Охранник на мгновение задумался. Он хотел было ответить отказом, но потом со всей решительностью произнёс:

— Ареопаг, состоявшийся на холме Ареса, ни словом не упомянул в своём решении о твоих друзьях. Следовательно, они могут оставаться с тобой сколь угодно долго. Однако и я в таком случае останусь здесь. Ибо моё предназначение следить за порядком. И я обязан это делать.

***

Сократ, ещё раз посмотрел на кубок. Потом с улыбкой протянул его одному из своих друзей. Тот, выставив перед собой руки, отшатнулся.

— Не бойся, этот эликсир предназначен исключительно для меня. Как, по-твоему, друг мой Денсий, могу ли я сим напитком сделать возлияние кому-нибудь из наших великих богов или нет?

Однако за Денсия ответил Критон.

— Сократ, тебе ведь известно, что специально назначенные судом люди изготовили жидкость ровно в том количестве, которое тебе надобно выпить. Пей скорее. Смотри сколько народа желает видеть, как ты это сделаешь.

Все молча смотрели на философа. А он предался воспоминаниям. Перед глазами предстали Отец каменотёс и скульптор Софриниск, мать - известная повитуха Фенарета.

Вспомнил, как защищал афинских стратегов, осуждённых на смерть судом несправедливым, предвзятым. Перед его глазами предстал полководец Алкивиад, наставником которого он был долгие годы.
И даже спас ему жизнь в одном из боёв. Враги спартанцы хотели своими копьями добить раненого Алкивида, но тогда Сократ при помощи своей огромной дубины смог победить известных всей Греции воителей. Спустя несколько лет жестокий полководец, оправившись от ран, захватил власть в Афинах и установил диктатуру. 
Теперь бывший наставник выступал на площадях с речами против тирании бывшего ученика. Мало этого он лично саботировал все указы диктатора. Словом и делом подчёркивая непринятие такого способа правления. В итоге Алкивид был свергнут, так как некогда преданная ему армия разбежалась и обрекла своего полководца на верную гибель.

Но Сократ уже во второй раз спас ему жизнь. При этом прекрасно понимая, что смерть бывшего диктатора пошла бы на пользу родному городу, дорогим сердцу Афинам.

Вспомнил, как его при большом стечении народа провозгласили Дельфийским оракулом, что означало —мудрейший из людей, на земле живущих. Как он размышлял об этом звании.

Убеждал себя и других, что "знает лишь то, что ничего не знает".

Именно этот девиз и делает мудрых — мудрейшими! Ибо познание есть изменение степени собственного незнания. Вспомнил пророческие слова высеченные строителями на входе в дельфийский храм Аполлона: "Познай самого себя".

***

Взгляд его упал на сосуд с Цикутой. Немного взболтав жидкость Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. На глазах присутствующих заблестели слёзы.

— Ну, ну, не стоит так уж сильно горевать, — обратился он к друзьям.

— Умереть, на мой взгляд, означает одно из двух: перестать быть чем бы то ни было. Поскольку умерший человек не испытывает никакого ощущения от чего бы то ни было.

Или же второе: осуществить переход своей собственной души в другое место…

Философ стал расхаживать по комнате, как велел служитель.

Мысли перенесли его в Ареопаг.

Философа судила галиэя** состоящая из пятьсот одного человека. Всех их выбрал слепой жребий. Такой способ позволял исключить какой-либо подкуп. В Ареопаг всегда выбирали нечётное количество судей. С тем, чтобы голоса при вынесении вердикта не распределились поровну. И обвинение и, конечно, обвиняемый получали абсолютно равное время. Его точно отмеряли водяные часы — клепсидры. В том случае, когда в ходе процесса требовалось огласить документ, водяное время останавливалось. Специальный человек, также выбранный жребием, просто затыкал пробкой трубку.

Афинянин Мелит, называвший себя поэтом, на городской площади громогласно предъявил обвинение Сократу. Он кричал, что философ не чтит афинские законы. А именно, учение преподаваемое им нарушает благочестие, и главное отрицает афинских богов, провозглашая взамен их новых. Тайный же мотив обвинения состоял совсем в ином. Ироничные, умные и порой весьма резкие высказывания Сократа ставили под сомнение саму афинскую рабовладельческую демократию.
Вердикт был вынесен 280 голосами, против высказался двести двадцать один человек. Процесс мог посетить любой афинянин или приезжий, в любой день. Демократия.

***

Денсий приблизился к философу.

— Сократ мы ведь готовили тебе побег, но ты отказался. Хоть перед смертью скажи, почему?

— Друг мой, пойми. Я полностью подчиняюсь закону. А побег есть ни что иное, как насилие над ним. Надеюсь, тебе это понятно.

Ноги мои уже отяжелели. Если вы, мои друзья, позволите, я лягу на этот топчан и закутаю их тканью.

Надзиратель наклонился над философом и сильно сжал стопу Сократа.

— Чувствуешь ли ты боль?

Сократ отрицательно покачал головой.

Критон также подошёл к умирающему. Он стал давить ногу, поднимаясь выше и выше, наконец добрался до бёдер.

— Его тело уже холодеет и цепенеет, — сообщил он присутствующим. — Однако смерть наступит лишь тогда, когда яд дойдёт до самого сердца.

Внезапно Сократ широко отрыл глаза и громко произнёс:

— Критон, я должен Акслепию петуха. Не забудь. Бог не при чем. Это люди излечили меня от всех хворей. И иду я на встречу с Хароном, совершенно здоровым.

–---------------------------------------------------------------------------

* Акслепий — бог медицины и врачевания.

** Галиэя — Афинский суд присяжных.

Эпистат.


 Глава 1. Дом Сократа .

В дверь колотили что есть мочи. Ещё минута, другая и хлипкие петли не справятся с напором, деревянная преграда падёт перед натиском стоящих по ту сторону людей. — Да иду я! Уже открываю! И чего тарабанить! Я всё слышу! - хозяин дома накинул на себя поношенный хитон и поспешил к входу. — Сын каменотёса Софрониска из дема Алопеки, являешься ли ты членом афинского Совета Пятисот? — Ну, да. И что бы получить ответ на этот вопрос вы чуть не высадили дверь моего жилища? - Сократ хмуро смотрел на незваных гостей, в военных доспехах, вооружённых копьями. — Достиг ли ты, гражданин Афин, возраста тридцати лет? — А то вы не знаете? — Отвечай, гражданин! Задать вопросы велит нам закон! — Достиг. Достиг. Харон вас забери! Разве по мне не видно? — Пойдёшь с нами! Только оденься подобающе. Именно сегодня ты назначаешься Эпистатом, то есть главою всего Совета Афин, ровно на один день. И он уже начался. Иди и правь Афинами по справедливости и совести. Сократ минуту, другую переминался с ноги на ногу, а потом решительно ступил за порог. — Заставить тебя сменить старый хитон на новый, мы не вправе – Закон на сей счёт ничего не говорит. Но босой правитель нам точно не требуется. Даже на одни сутки! - начальник стражи выставил копьё вперёд, преграждая путь хозяину дома. — Посторонись афинянин! И знай! Именно такой наряд обычен для Сократа. А в сандалии я облачаюсь только тогда, когда имею честь быть приглашённым на пир к поэту Агафону, по случаю его очередной победы на состязании в театре. — Эпистат – это символ нашей демократии. А он не может быть босым! Тебе же заморских послов принимать! В суде заседать! Будь добр, соответствуй. — Несчастный! Ты, наверное, брал уроки у моей Ксантиппы. Такой же сварливый и вечно чем-то недовольный человечишка. Как ты считаешь? Афинянам нужен правитель мудрый или красиво одетый? Однако к своей жене я уже давно привык, как к вечному скрипу колеса. — Сократ! Время идёт. Тебя ждут неотложные дела. Дискутировать будешь на холме Ареса. А сейчас делай то, о чём тебя просят почтенные горожане!

Глава 2. Ареопаг.

Несколько часов спустя — Воздадим хвалу Зевсу-громвержцу и всем Олимпийским богам! Сегодня почтенным членам Ареоспагос надлежит вынести справедливый и достойный приговор стратегам, совершившим акт величайшего святотатства, - оратор повернулся в сторону судей и хотел продолжить свою речь, но Сократ резко оборвал его. — С обвинением, выдвинутым против закованных в цепи воинов, стоящих пред нами, каждый из присутствующих знаком. Давайте же не будем терять время и предоставим слово тому, кто вызвался защищать этих славных сынов нашей родной земли. Надеюсь, никто из собравшихся на этом холме ни на минуту не усомнится в великом ратном подвиге обвиняемых и их бесконечной храбрости. А ещё я хочу, чтобы досточтимые члены нынешнего ареопага здесь и сейчас проголосовали за право каждого обвиняемого быть осуждённым или помилованным отдельно, а не в качестве барана, идущего на заклание в стаде себе подобных. Как ваш сегодняшний Эпистат я имею законное право на подобный опрос и голосование. Над холмом Ареса повисла тишина. Пришедшие граждане Афин молча взирали на руки девяти архонтов, членов Ареоспагоса. Лишь Сократ высоко взметнул свою руку вверх. Призывая остальных последовать его примеру. Секретарь суда указал на стоящие подле Эпистата клепсидрахи, большие водяные часы. Содержимое верхнего сосуда полностью перетекло в нижнее. Интервал времени отведённый на голосование истёк. — О боги, ну и вы, уважаемые гелиэя (суд присяжных), я вынужден с прискорбием признать, что предложение моё отклонено большинством. И сейчас мы будем слушать доводы этих несчастных. Надеюсь, что их красноречие убедит нас в том, что совершённые ими деяния не имели злого умысла. Начинайте, стратеги. Ареопаг полностью обращается в слух, - Сократ устало опустился на своё место. *** Однако вместо обвиняемых перед судьями предстал гражданин по имени Керамун. — Эти… - он подбирал подходящие слова но, не найдя ничего подходящего в своём словарном запасе, продолжил. - Они не захотели собрать плававшие в воде трупы достойных афинских граждан, дабы согласно нашему обычаю и законам предать их погребению на родине. — Я не давал тебе слова, Керамун. Хочу слышать Фрасибула и Перикла Младшего, - Сократ дал знак стражникам, что бы те увели оратора. — Всем известно, что ты друг Перикла и если бы не воля богов, то не быть тебе сегодня в Ареопаге, - выкрикнул Керамун, прежде чем охранники выдворили его за пределы холма. *** Один из обвиняемых смело занял освободившееся место. - Всем известно, что Афинский флот, возглавляемый мною и ещё девятью стратегами, одержал блестящую победу над ненавистными пелопоннесцами. Мы, разбившие при Аргинусах спартанский флот, не успели из-за поднявшейся бури поднять на свои истерзанные суда тела славных воинов. Так было угодно богу Посейдону. Это он не захотел, что бы мы смогли оплакать и достойно придать земле останки погибших воинов. Он забрал их себе. И могилой им стало море. Боясь страшной кары, на родину не вернулись стратеги Протомах и Аристоген. Однако шесть стратегов стоят сейчас перед вами, надеясь на ваш справедливый суд. Добавлю так же, что все мы сначала были достойно награждены за одержанную победу. И лишь затем обвинены в нарушении обычаев. — Дело очень сложное. И, как видно из слов этого воина, требует детального разбирательства, - Сократ поднялся со своего места и кивнул головой в знак того, что разделяет мнение оратора. - Предлагаю продолжить слушание завтра с самого утра. Тем более что некоторые из присутствующих не без основания считают, что я не смогу вынести объективный приговор из-за моей давнишний дружбы с отцом одного из обвиняемых. С восходом солнца у вас будет уже новый Эпистат. В неподкупности и компетентности которого никто из вас не сможет усомниться! — Нет! Нет! Только сегодня. Мы верим тебе Сократ. Если не верить тебе, то в Афинах вообще никому нельзя верить! Продолжаем Суд! До заката солнца успеем! Приглашай следующего, - неслось со всех сторон. *** На холм поднялись одетые в траурную одежду люди. — Мы вынуждены предстать перед великим собранием, так как являемся родственниками убитых при Аргинусах. Нас лишили возможности плакать на могилах павших героев. И виноваты в этом стоящие здесь стратеги. Смерть им, нарушившим великие законы предков! — Не верьте им. Это нанятые артисты. Разве вы не видите? Им всем заплатил Керамун. Театр, да и только! Ну сами подумайте. В Афинах каждый знает каждого. А кто знает этих? - Сократ негодовал. — Успокойся и сядь на место. Не подобает так вести себя избранному Эпистату, - закричали на него остальные судьи и силой усадили на скамью. - Мы считаем, что появление людей в трауре произошло спонтанно и их требование законно. Более никто из присутствующих не решился выступить в защиту вернувшихся стратегов.

Глава 3. Холм Ареса. Приговор.

Члены Ареоспагоса вынесли всем обвиняемым смертный приговор. Лишь один человек голосовал в тот день против. Это был Эпистат по имени Сократ. *** Афиняне более никогда в Пелопоннесской войне не побеждали. Смерть выдающихся военачальников и постоянные обвинения стратегов в различных грехах привели к окончательному подрыву дисциплины в армии и на флоте. В Афинах начались государственные перевороты и народные бунты. Некогда могучий Афинский флот был полностью уничтожен в битве при Эгоспотамах. Так закончилась затянувшаяся война двух городов-государств одного народа.

Каникулы Анаксагора

Философ умирал. С трудом приоткрыв веки, смотрел на закат. Стоящие подле него люди, молчали.

– Это мой последний заход солнца. Восхода мне уже не увидеть,- еле слышно прошептал Анаксагор.

– Ты уйдешь во тьму Аида из нашего Лампсака. Если богам будет угодно, то мы ещё успеем перевезти тебя на родину, в Клазомены,- произнёс один из присутствующих.

– В этом нет никакой надобности. Уверяю вас, друзья мои. Путь в царство мёртвых одинаков с любой земной точки.- Произнеся эту фразу старик замолчал. Он вспоминал. В отличие от болезненного тела, мозг работал превосходно, рисуя перед глазами картинки далекого и недавнего прошлого.

***

Родной городок малоазийской Ионии. Отец Гегесибул оставил ему более чем солидное наследство. Но деньги молодого Анаксагора интересовали мало. Его тянуло к знаниям. И никакие уговоры родни не возымели успеха. Юноша ушёл. Покинул отчий дом навсегда.

***

Анаксагор поделился с друзьями своей теорией о том, что небесные тела – это всего лишь камни. Вращаются вокруг Земли и не падают лишь потому, что очень быстро двигаются. Над ним насмехались. Как это камни забрались так далеко, аж на самое в небо? И зачем богам их туда забрасывать? Однако, спустя некоторое время близ селения  Эгоспотамахи упал огромный метеорит!

– А в голове этого молодого парня действительно что-то есть, - судачили греки.

– Это тот, который, предсказал возможность падение огромной глыбы!

***

Гонец доставил молодому человеку радостную весть. Великий Перикл принял решение выбрать ионийца, «ученым советником» для группы сведущих в науке и культуре людей.

***

– Совсем скоро ты встретишься со своим сыном или с обоими! Радуйся! И предстоящая встреча с Хароном будет не так печальна.- Друг философа держал его за остывающую руку.

Старик ничего не ответил. Он продолжал свой путь в собственное прошлое.

***

В блистательных Афинах Анаксагор был метеком, то есть иноземцем. Не обладал правами граждан города-государства. Не принимал участия в политической и общественной жизни. Не избирался и никого не избирал. Однако, сумел стать равней среди знатных горожан. Водил дружбу с фактическим правителем - Периклом.

Вторая жена главы города Аспасия создала ложу выдающихся людей города. Еврипид, скульптор Фидий, и он, Анаксагор- сидели на одной скамье, как равные. Однако, жизнь-зерба. Светлая полоса сменяется чёрной. Так было, так есть и так будет всегда.

***

Перед глазами старца предстала картина суда. Философа обвинили в том, что он отрицал существование богов. А согласно только что принятому закону, человек возводящий хулу на обитателей Олимпа, предаётся смертной казни, или навсегда изгоняется из города. Всем же известно, что Анаксагор считает Солнце не богом, а всего лишь раскаленной каменной глыбой, правда очень огромной. Гораздо больше всего Пелопонесса.

Судить пришельца! И немедленно. Предать смерти за богохульство, в назидание другим.

В защиту выступил верный друг Перикл.

- Жители славных Афин! Вы все меня знаете. Есть ли за мной вина какая?

Дружное «нет»! раздалось со всех сторон.

— Ну если так - тогда запомните: все знания получил я от учителя своего. И имя ему - Анаксагор!

Судьи были в замешательстве. Философа оправдать невозможно. И казнить после слов Перикла никак нельзя. Остаётся одно - изгнать из Афин.

Из глубины сознания всплыло лицо городского стражника.

– Ступай, несчастный, прочь. Тебе более нет никакого дела до родины!

– Ошибаешься. Есть дело, да ещё какое! —Путник показал пальцем в небо.- Вот бесконечный объект моего изучения!

– Проваливай, изгой. Отныне ты лишён своих граждан!

— И тут ты не прав, поверь. Не я их лишаюсь, а они меня!

***

Жители Лампсака, куда философ переселился, приняли изгнанника хорошо. Всячески выказывали ему почёт и уважение. Им льстило то, что в их городе живёт такой великий гражданин.

***

Его мысли прервал возглас одного из стоящих подле ложа.

– Анаксагор, час твоего путешествия в Аид приближается. Мы все это чувствуем. Какова же будет твоя последняя воля?

Философ через силу улыбнулся.

– Вы говорите, последняя воля? Так запишите, чтобы не забыть в суе:

 Не ставьте скульптуры и статуи в мою честь. Не надо хвалебных надписей, увековечивающих память обо мне. Сделайте лучше день моей кончины и последующих годовщин, праздничным днем для детей ваших. Пусть возрадуются. Я так хочу. 
***

Солнце скрылось за горизонтом. Засияли первые звезды. Одну из них, не часто появляющуюся на небосводе, мудрые греки именовали Каникулой.

***

Не один десяток лет после смерти своего знаменитого гражданина благодарные лампсакцы устраивали в его память о нём ежегодные детские гуляния и пиршества.Сдаётся мне, что эта традиция жива до сих пор. Зачастую небо над нашей страной затянуто облаками и звёзд не видно. Но зато у наших детей имеюся календари. И там детской рукой жирно обведены цифры- каникулы.

Бумеранг Мелета


– Вот и не стало нашего Сократа. Если честно, я до последнего верил, что обойдётся. Ведь ему целых тридцать дней давали. Корабль с дарами отправили, а пока он не вернётся назад казнить никого нельзя. Закон, есть закон. Дверь толком не запирали. Мог-бы и убежать.- Воин гоплит, по имени Саргун ковырял кончикам копья землю.
– Он же совсем старик был. Куда ему бежать? И так еле-еле ноги передвигал.- Возразил ему Акрип. Втыкая свое копье рядом с орудием товарища.- Я был на процессе и мне показалось, что Мелет не очень-то и хотел его смерти. Ведь молодой еще. Зачем ему смерть всеми уважаемого старца? Действовал как научили и заплатили.
– Это всё Анит. От него всё зло исходило.- Поддержал товарища Саргун. - Получил от своего папаши не хилое наследство и хорошо налаженное дело. Сам же знаешь, торговля кожей, и во времена мира и когда войны, одинаково процветает. Вот его то наш Сократ и высмеял прилюдно. Кому такое понравится? И в добавок ко всему его родной сын подался в ученики к философу. А спустя некоторое время взял да и заявил папаше, что продолжать наследное дело не станет. И точка! Вот тебе и готовое обвинение в развращении нашей афинской молодежи. И в качестве доказательства пример собственного отпрыска.

– Можешь себе представить. Вся гелиэя, достойнейшие горожане, более полу тысячи человек слушали какого-то малоизвестного сочинителя трагедий и стихотворца.- Акрип ухмыльнулся и отхлебнул из кувшина разбавленного водой, вина.
– Что-то не припомню случая, что бы человек с таким именем когда-либо удостаивался лаврового венка на состязаниях драматургов. Или может быть я ошибаюсь? Гоплитам, вроде меня, не досуг следить за всеми состязаниями острословов.- Саргун поднялся с места и опёрся на свое копьё.
– Ты прав дружище. Мы с тобой простые вояки. Но Сократа всё равно жалко. И его уже не вернуть. Однако этих поганцев, обвинивших гения примерно наказать надо. Они здесь среди нас, а он там, в Аиде. Хочу что бы Анит с Мелетом и еще Ликон как можно скорее отправились за ним вдогонку. Зло должно, просто обязано вернуться к тем, кто его выпустил!
– Акрип. Скажи. А кто такой Ликон? Что-то я о нем вообще ничего не слышал. Он наш? Афинянин? Или пришлый?
– Жалкий человечишка. Городской ритор, того же пошиба, что и обделённый жителями Олимпа Мелет. Жаждущий славы оратор, но не достойный её. Весь процесс поддакивал Аниту.-«Смертная казнь тому, кто не чтит законов Афин. Не почитает истинных богов наших. Придумывает собственных. Своими идеями развращает молодое поколение. Непочтение и о ужас! Даже критика Сократом великих афинских поэтов. Ну и всё такое».
– Но ведь согласно законам, данных богами Олимпа, эти жалкие обличители предлагают суду присяжных свою меру наказания, а обвиняемый — свою. Почтенная гелиэя выбирает. Ее члены не могут назначить свое наказание. Им подобное строжайше запрещено. Неужели Сократ не мог предложить наказать себя простым штрафом. В Афинах наверняка нашлась бы не одна сотня граждан, готовых с превеликим удовольствие заплатить его за философа. Этим дело бы и закончилось.
– Понимаешь. Мне не раз приходилось стоять на страже, у скамьи судей. И видеть своими глазами, то что наблюдают они. Почти всегда обвиняемый пытается растрогать сердца членов гелиэи. Слезно взывают к их милосердию. Приводят в суд детей и близких родственников. Которые во весь голос молят о пощаде. Философ категорически запретил родственникам появляться в суде!
– Тогда какое же наказание он предложил для себя?
– Не виновен я. И требую в качестве наказания бесплатный обед в Пританее!
Жители прекрасного полиса. Если вы приговорите меня к смерти, то знайте, вам крайне трудно будет отыскать замену. Ибо великий Аполлон послал меня в Афины, чтобы я будоражил вас и не давал спокойствия. Если я отправлюсь в царство мертвых, то все вы остальную вашу жизнь будете проводить в глубокой спячке.
– И что было дальше?
– А то ты не знаешь? В каждой руке судей по два волчка. Такие кружочки, насаженные на стержень. Один волчок тяжёлый, другой легкий, потому как внутри полый. Члены гелиэи держат их таким образом, чтобы никто не увидел какой из них тяжёлый, а какой — лёгкий.
– И какой, что обозначает?
– Лёгкий — смерть, тяжёлый-жизнь. Всё очень просто, друг мой.
Выстроились в цепочку, прошли мимо урны. Проголосовали. Остальное ты знаешь не хуже меня. Я думаю, что согласишься со мной. Республика отправившая на казнь безобидного философа, лишь потому, что он лучший, не может существовать долго. Пойду в храм и попрошу богов, что бы смерть Сократа образумила наших правителей. Иначе им самим несдобровать.
– А я пойду на площадь. Поговорю с афинянами. Клеветники должны быть наказаны. Понятное дело, согласно нашим законам их осудить не удастся. Но я не сомневаюсь греки обязательно найдут способ избавиться от этих ничтожных людишек.
***
Никто из афинян ни за какие деньги не продавал трём обвинителям еду и питье. Городская стража не выпускала их за высокие каменные стены. Их не били, просто люто ненавидели. А на подземной реке Стикс их терпеливо дожидался лодочник Харон. Что бы без промедления доставить в Аид. Древние греки понятия не имели что такое бумеранг. Но он всегда возвращается!

Проскрипция гения

Хозяин дома нервничал. Сквозь седину на голове проступали капельки пота. Он ходил из стороны в сторону, то и дело расправляя складки своей тоги, изготовленной из белой шерсти, с пурпурной полосой. Наконец,  подошёл к полукруглому стибадию, взял лежащий там пергамент и что есть силы запустил им в стену.
- Братом мой, Квинт. Они посмели внести наши имена в проскрипционные списки! Теперь мы вне закона. Как тебе новость?
Статный мужчина отвернулся от окна. -На всё воля богов. Ты же знаешь, что я сам не однократно приводил в исполнение требование проскрипции. Много лет назад правитель Сулла породил эти страшные бумаги. С тех пор множество народа были казнены как враги Рима. Настал наш черёд.
- Ты же знаешь, что мне обещали должность второго консула и возможность править империей совместно с Октавианом. И! Вот!- Старик указал рукой на лежащий в углу комнаты свиток.
- Оратор. Прекращай свою демагогию. Не время сейчас для славословий. Нам с тобой надо бежать. Немедленно! И как можно дальше. Верные люди нам обязательно помогут. Что бы сохранить свои жизни мы должны успеть на корабль, отходящие в восточные страны.
- Ты прав Квинт. Доберёмся до моего приморского поместья в Астуре. А уже оттуда поплывём в Македонию, к Бруту. По Риму упорно распространяют слухи, что у него  имеется не одна когорта.

***
Рабы споро бежали по вымощенной булыжником дороге. Стараясь при этом, как можно меньше раскачивать свою драгоценную ношу.
Старик возлежал на роскошных носилках дремал. Сменяя друг-друга перед его усталыми глазами проплывали картины далёкого прошлого.
***
Отец инвалид, по этой причине не сделавший политическую карьеру, привёз сыновей в Рим. Поселил в собственном доме. Определил на учёбу в общественную школу. Там преподавали прекрасные учителя, вывезенные из Греции. Именно они и познакомили юношу с поэтом Архием. Он, в то время, занимался тем, что объяснял знатным римлянам особенности греческого стихосложения.
Родитель денег на образование не жалел. Платил щедро. И мальчик увлёкся поэзией. Сам начал сочинять. И не без успеха. Регулярные занятия дали свои плоды. Скоро в искусстве красноречия ему уже не было равных.
Через год по римскому обычаю, с него содрали детское одеяние. Отныне нарядом для  него стала тяжёлая мужская тога.
Рабы опустили носилки на землю. И отошли.  К старику подошёл Квинт.
- Брат мой, прости меня, если сможешь.  Я принял решение вернуться! В спешке мы с тобой не захватили еды. А купить её по дороге увы, не сможем. Ты же не хуже меня знаешь, что любой житель страны обязан убить или выдать властям людей из списка проскрипции. Получить за это злодеяние награду, а возможно и имущество. Нельзя так же надеяться и на рабов. Ибо они после нашей гибели, согласно закону, обретают свободу. Даже если мы сможем избежать казни, то вскоре умрём с голоду.
Старик молчал. Не знал, что возразить. По морщинистому лицу текли слёзы. Наконец, дрожащей рукой притянув к себе Квинта, еле слышно пробормотал-. Печально, но ты прав. А по сему поспеши назад. Но не мешкая возвращайся. Встретимся в Астуре, на корабле. Устами твоими сейчас говорили боги. Они обязательно помогут тебе.
***
Рабы разом подхватили два пары носилок. Но теперь их пути лежали в противоположные стороны.
Солнце стояло в зените. Старик накрыл лицо куском дорогого китайского шёлка и не заметил как, уснул.
***
Ему снился стройный юноша стремившийся по быстрее сделать блистательную карьеру. Для этой цели необходимо было пройти через военные походы. Марк Туллий оказался в армии императора. Участвовал в Союзнической войне. Быстро сообразил, что не испытывает никакого трепета перед прелестями военной жизни. Юношу тянуло к философии, праву и риторике.
***
Носилки тряхнуло. Старик приподнялся. Впереди по дороге шли люди, одетые в лохмотья.
- Дайте им немного денег!- Распорядился он.- И пусть убираются с дороги.
- «Вот сейчас узнают меня. И всё. Конец. Хорошо, если убьют сразу. Без мучений.»-пронеслось у него в голове.
Но оборванцы, с радостным криком поднимающие с земли мелкие монеты, не обратили на хозяина носилок никакого внимания.
***
Старик вспомнил своё первое громкое дело. Секста Росция, обвинили в отцеубийстве. Никто не хотел защищать обречённого. Ведь его обвиняли любимчики самого императора. Однако после речи защитника Марка суд беднягу оправдал. Но молодому юристу пришлось срочно перебраться в Афины, а затем бежать ещё дальше. На остров Родос. 

    Ничто не вечно под луной. Наконец боги лишили жизни Суллу. Марк вернулся в Рим. Получил право добиваться звания квестора, самой низшей государственной должности.
Непростое занятие. Ведь каждому кандидату  предстояло лично общаться с жителями Рима. Громко приветствовать каждого гражданина по имени. (Спасибо рабам-пронырам. Они знали в лицо почти всех и подсказывали в нужную минуту). Его выбрали с огромным перевесом голосов.
Новое дело. Жители острова против Верреса. Будучи претором он грабил Сицилию. Приказывал вывозить статуи, дорогие картины и ковры. Брал взятки. Марк произнес в суде пламенную речь. И несмотря на то, что его адвокатом обвиняемого был сам Гортензий, обвиняемого отправили в изгнание.

***
- Корабль уже виден.- Раб шедший впереди носилок показал рукой на морской залив.- Прикажете доставить вас на палубу или сначала вашу виллу?
- Я пройду самостоятельно 100 стадий. Буду думать! Хорошенько думать! А вы  отдохните. Потом догоните меня и я сообщу куда мы отправимся дальше.

***
Воспоминания не давали возможность сосредоточится. Они упорно лезли в голову старика. Он пытался их прогнать, но тщетно. Им не было конца.
Марк опустился на большой камень, лежащий поодаль.
- «Цезарь пригласил меня стать четвёртым после Помпеея и Красса»-пронеслось у него в голове.- «Почему же я отказался? Ах, да. Вспомнил. Я тогда заявил, что остаюсь верен Республике и демократии. И что триумвират создаётся исключительно для захвата власти. Против меня выступил сам ПублийКлодий. Припомнил мои показания в суде против него. Никто не выступил в мою защиту. Пришлось опять бежать из Рима. На этот раз в Фессалонику. Всё нажитое забрали в казну. Ну да ничего. Через год новый народный трибун Тит Анний Милон произнёс в сенате речь и просил голосовать за моё возвращение . Все  были «за», лишь один Клодий-против. Перед усталыми глазами проплыла  ликующая толпа встречающих.

***
Старик поднялся. Рядом стояли мускулистые рабы и ждали приказа.

***
- В дом несите. Отдохну немного. Дождусь брата и на корабль. И прочь отсюда.  А вам всем-свобода.

***
Голова кружилась. Очень хотелось пить. Но у Марка не было сил дотянуться до спасительного кувшина, покоившегося у его ног.- «Потерплю. Осталось совсем немного. Не буду беспокоить рабов. Пусть делают своё дело.» -Перед глазами проплыла новая картинка. Рим. Сенат. Старик не был заговорщиком. И не принимал участия в убийстве Юлия Цезаря. Но люди совершившие это злодеяние относились к нему с симпатией. Брут выкрикнул имя Цицерона и потребовал, чтобы тот восстановил Республику. Увы, не смотря на все старания оратора демократические принципы не восторжествовали. Более того Марк поссорился с новым властелином, Антонием. А тот спустя некоторое время создал с Октавианом и Лепидом второй триумвират. Его утвердило народное собрание Рима. Группа получила статус правового органа. Понятное дело, что Цицерон, его брат и все сторонники были объявлены врагами государства.

***
- Хозяин! Хозяин! Очнитесь.-Раб тряс за плечо старика. -Смотрите туда. Это знамение. Боги подают знак. Надо бежать. Немедленно.
Цицерон с трудом разжал веки.
   Стая ворон опустилась на палубу судна. Птицы неистово кричали и долбили клювами корму. Здоровенный ворон влетел через окно в комнату и пыталась сорвать дорогую накидку, прикрывающую лицо Цицерона.
  Рабы подхватили его и бросились к морю. Четверть часа спустя дорогу им преградили воины.
- Скажите, что с моим братом? Он жив? - Обратился старик к пирследователям, опускаясь на землю.
- Его выдали слуги.- С ухмылкой произнёс стражник. - По всему выходит пришла теперь и твоя очередь!

 

Никогда не сдавались и пленных не брали

«Тебе так на роду написано!» - это точно про меня. Я вообще по жизни — не такой, как все. Во первых. В отличие от всех сверстников в детский садик меня не отдали. Получал дошкольное домашние воспитание, у бабушки. Моя дорогая и горячо любимая Пелагея Гавриловна в силу своего преклонного возраста бегать по соседней стройке не могла, а по сему требовала чтобы внучок находился с ней постоянно, а не гоцал где попало! За послушание и сидение на скамеечке с бабульками полагалась награда, культпоход в кинотеатр «Смена», на детский сеанс и ещё, в добавок  сладкий язычок «Слоенный», за семь копеек. Поэтому что такое игра в «войнушку» я узнал довольно поздно, став учеником первого «В» класса, городской общеобразовательной школы No 31. Там же регулярно стал получать указкой по руке. Во вторых, получил обидное прозвище - «Левша, неправильная душа». Оказывается писать надо держа ручку исключительно в правой руке и никак иначе! Указка или длинная линейка в конце-концов сделали своё дело. Я научился писать, как и все правши. О почерке и уроке под страшным названием «Чистописание» расскажу как-нибудь позже. И пошло, поехало. «Не такой»- на рыбалку пойдешь? У тебя вообще удочка есть? Или ты думаешь, что рыба прямо в магазине или в кастрюле с ухой рождается? 
После долгих просьб отец соорудил-таки мне удочку из подручного материала, то есть из ветки старой вишни. Но сидеть часами и смотреть на поплавок, в виде большого гусиного пера со кусочком свинчатки на конце, мне было невмоготу. Поэтому я брал на рыбалку книгу. И конечно погрузившись в приключения мушкетёров французского короля «безбожно» пропускал поклёвку. 


*** 
Батя привил мне любовь к книге с того самого момента как я научился складывать знакомые буквы в слоги, а их в слова. И пошло-поехало. 
- «Не такой» - на стадион пойдёшь? Не-а, у меня книжка интересная есть. Ладно, потом вечером расскажешь, что прочитал. Лады? 
В летних сумерках наша ватага собиралась на соседней скамейке слушали мои вольные изложения романов Дюма и Майн Рида. 
- Складно гутаришь. Небось в книжках по другому написано. Признавайся, сам сочинил? 
- Не веришь, не слушай.  Сбегай в библиотеку, возьми книжку, да прочитай. Тогда сравнить сможешь. 
- Да ну её, библиотеку. Я лучше на стадион лишний раз сгоняю. К стати, наши сегодня выиграли со счетом три два. Это что бы в курсе был. А то, если спросят-опозоришься, не ответив. 


*** 
Каждый раз я домой возвращался с рыбалки только с тем, с чем на неё и уходил. Кот Василий демонстративно высказывал своё отношение ко мне и моим способностям к ловле рыбы. Задирал хвост трубой и поворачивался ко мне стороной противоположной той, которой вкушал пищу. 


*** 
Спустя несколько лет, я одним махом наверстал упущенное. Ваш покорный слуга, до самозабвения увлёкся химией. При первой же возможности бежал в «Химкружок», открывшийся при нашем ДЮТе. Натаскал оттуда немного реактивов и на очередном сеансе рыбалки, отойдя подальше от друзей-конкурентов, высыпал припасённую «химию» в небольшую заводь. Через минуту-другую полсотни пескарей и прочих красноперок всплыв кверху брюхом стали моим реваншем за насмешки прошедших месяцев. Сверстники подвоха не заметили и с завистью расспрашивали. 
- На что ловил, чем прикармливал? 
Кот Василий-разборчивая зверюга, мгновенно понял всё! Некондиционный улов лопать на отрез отказался! 


*** 
Шли годы. У старшеклассника «Не такого» стали пробиваться усы. Гормоны, ранее развитие. Короче, сами понимаете. 
- Сбрить! И немедленно! Мне ещё усатых учеников в классе не хватало! Так и знай! С усами на следующий урок не пущу! 
Уничтожить своими руками то, на что с завистью смотрели безусые одноклассники, было выше моих сил. И я поплёлся за помощью, к нашему  Заучу. 
После моего не членораздельного «блеяния» на свет божий родилась записка, которую я бережно храню долгие годы. - «Усы, есть национальная гордость каждого кавказского мужчины! Ученику седьмого «В»...... Класса разрешается посещать уроки имея на лице данный предмет волосяного покрова! Но только  при наличии хорошей успеваемости. В противном случае, ни о какой гордости речи быть не может!» 
Признаюсь вам честно ношу сей предмет национальной гордости до сих пор. К большому сожалению он поменял цвет с чёрного на белый. Годы идут. Увы, с этим ничего не поделаешь. 


*** 
А вот держать молоток, рубанок и циркуль в правой руке меня так и не научили. Столярно-слесарные работы по дому выполняю только левой рукой. Более того, изображая на доске очередной чертёж увещеваю своих студентов. 
- Как видите я его нарисовал «одной левой», если любой из вас на следующем занятии воспроизвёдет его одной правой- зачёт гарантирован! 

 

Не такой


«Тебе так на роду написано!» - это точно про меня. Я вообще по жизни — не такой, как все. Во первых. В отличие от всех сверстников в детский садик меня не отдали. Получал дошкольное домашние воспитание, у бабушки. Моя дорогая и горячо любимая Пелагея Гавриловна в силу своего преклонного возраста бегать по соседней стройке не могла, а по сему требовала чтобы внучок находился с ней постоянно, а не гоцал где попало! За послушание и сидение на скамеечке с бабульками полагалась награда, культпоход в кинотеатр «Смена», на детский сеанс и ещё, в добавок  сладкий язычок «Слоенный», за семь копеек. Поэтому что такое игра в «войнушку» я узнал довольно поздно, став учеником первого «В» класса, городской общеобразовательной школы No 31. Там же регулярно стал получать указкой по руке. Во вторых, получил обидное прозвище - «Левша, неправильная душа». Оказывается писать надо держа ручку исключительно в правой руке и никак иначе! Указка или длинная линейка в конце-концов сделали своё дело. Я научился писать, как и все правши. О почерке и уроке под страшным названием «Чистописание» расскажу как-нибудь позже. И пошло, поехало. «Не такой»- на рыбалку пойдешь? У тебя вообще удочка есть? Или ты думаешь, что рыба прямо в магазине или в кастрюле с ухой рождается? 
После долгих просьб отец соорудил-таки мне удочку из подручного материала, то есть из ветки старой вишни. Но сидеть часами и смотреть на поплавок, в виде большого гусиного пера со кусочком свинчатки на конце, мне было невмоготу. Поэтому я брал на рыбалку книгу. И конечно погрузившись в приключения мушкетёров французского короля «безбожно» пропускал поклёвку. 
*** 
Батя привил мне любовь к книге с того самого момента как я научился складывать знакомые буквы в слоги, а их в слова. И пошло-поехало. 
- «Не такой» - на стадион пойдёшь? Не-а, у меня книжка интересная есть. Ладно, потом вечером расскажешь, что прочитал. Лады? 
В летних сумерках наша ватага собиралась на соседней скамейке слушали мои вольные изложения романов Дюма и Майн Рида. 
- Складно гутаришь. Небось в книжках по другому написано. Признавайся, сам сочинил? 
- Не веришь, не слушай.  Сбегай в библиотеку, возьми книжку, да прочитай. Тогда сравнить сможешь. 
- Да ну её, библиотеку. Я лучше на стадион лишний раз сгоняю. К стати, наши сегодня выиграли со счетом три два. Это что бы в курсе был. А то, если спросят-опозоришься, не ответив. 
*** 
Каждый раз я домой возвращался с рыбалки только с тем, с чем на неё и уходил. Кот Василий демонстративно высказывал своё отношение ко мне и моим способностям к ловле рыбы. Задирал хвост трубой и поворачивался ко мне стороной противоположной той, которой вкушал пищу. 
*** 
Спустя несколько лет, я одним махом наверстал упущенное. Ваш покорный слуга, до самозабвения увлёкся химией. При первой же возможности бежал в «Химкружок», открывшийся при нашем ДЮТе. Натаскал оттуда немного реактивов и на очередном сеансе рыбалки, отойдя подальше от друзей-конкурентов, высыпал припасённую «химию» в небольшую заводь. Через минуту-другую полсотни пескарей и прочих красноперок всплыв кверху брюхом стали моим реваншем за насмешки прошедших месяцев. Сверстники подвоха не заметили и с завистью расспрашивали. 
- На что ловил, чем прикармливал? 
Кот Василий-разборчивая зверюга, мгновенно понял всё! Некондиционный улов лопать на отрез отказался! 


*** 


Шли годы. У старшеклассника «Не такого» стали пробиваться усы. Гормоны, ранее развитие. Короче, сами понимаете. 
- Сбрить! И немедленно! Мне ещё усатых учеников в классе не хватало! Так и знай! С усами на следующий урок не пущу! 
Уничтожить своими руками то, на что с завистью смотрели безусые одноклассники, было выше моих сил. И я поплёлся за помощью, к нашему  Заучу. 
После моего не членораздельного «блеяния» на свет божий родилась записка, которую я бережно храню долгие годы. - «Усы, есть национальная гордость каждого кавказского мужчины! Ученику седьмого «В»...... Класса разрешается посещать уроки имея на лице данный предмет волосяного покрова! Но только  при наличии хорошей успеваемости. В противном случае, ни о какой гордости речи быть не может!» 
Признаюсь вам честно ношу сей предмет национальной гордости до сих пор. К большому сожалению он поменял цвет с чёрного на белый. Годы идут. Увы, с этим ничего не поделаешь. 
*** 
А вот держать молоток, рубанок и циркуль в правой руке меня так и не научили. Столярно-слесарные работы по дому выполняю только левой рукой. Более того, изображая на доске очередной чертёж увещеваю своих студентов. 
- Как видите я его нарисовал «одной левой», если любой из вас на следующем занятии воспроизвёдет его одной правой- зачёт гарантирован! 

 

Странная смерть удивительного человека



Два немолодых, изрядно потрёпанных жизнью, жителя Гелы брели в конце процессии. 
Агазон. Согласись со мной. Если бы не это происшествие в Афинском театре, он никогда бы не приехал к нам, на Сицилию. И мы с тобой не смогли бы лицезреть гения своими собственными глазами. Ходить с ним по одним улицам. Любоваться тем же закатом, что и он. 
- Ты прав Барнабас. Такова была воля олимпийских богов. Всё что происходит на этой грешной земле-деяние их рук! Тебе ли не знать? В молодые годы наш великий гражданин был храбрым воином-произнеся эту фразу Барнабас показал рукой вперед. Там, в голове людского потока, на богато украшенных носилках, четверо стражников несли покойника.-Участвовал в  битве при Марафоне вместе со своим братом Кинегиром. 
- Знаю Барнабас. Люди на рынке рассказывали, что Кингерину персы отрубили руку, когда он схватил их корабль за выступ кормы. От этой страшной раны воин скончался, а нашего нового земляка, сплошь покрытого ранами, всё же успели вынести с поля боя. 
Шедшая впереди женщина обернулась. -Оправившись от ранений он посетил Дельфы. Где имел беседу с самим оракулом. 
Мужчины одновременно кивнули соглашаясь с ней. 
Обрадованная тем, что ее не оборвали на полуслове, продолжила:- Там ему было сказано, что смерь обрушит на его голову тяжелый предмет. Как любой житель Эллады, он боялся гнева великого Зевса, который периодически заставляет трястись землю и разрушает всё, что на ней соорудили люди. Поэтому вернувшись в Афины перестал спать в доме, решив, что однажды ему на голову обязательно свалится потолок. Но от судьбы не уйдёшь. Посланец богов отыскал его и на нашем благословенном острове. 
- Мне кажется, что это был тот самый орёл который ежедневно клевал печень Прометея, подарившего нам огонь и знания!- Прервал её монолог Барнабас. 
- Нет, почтеннейший. Этого не может быть. Неужели тебе не известно, что ту мерзкую птицу убил сам Геракл! 
- Значит черепаху на голову трагика бросил сын того орла или его внук. Согласись женщина, иначе и быть не может. Только такая мерзкая пернатая тварь способна спутать голову гения с блестящим, бездушным камнем. 
- Ну тут ты не прав! -Возмутился Агазон. Пернатый хищник просто поймал лёгкую добычу и высматривал внизу что-то твёрдое, способное расколоть панцирь бедной черепахи. Ежедневно вкушать пищу каждому надобно! И орлу и гению. Если ты, любезная горожанка, смотрела его трагедии, то должна знать, что в них как раз и говорится, о том, что не все деяния от обитателей Олимпа. Была бы на этой светлой голове повязка или какой-либо другой предмет, невольный убийца не совершил бы своё злодеяние. 
- Да будет вам известно, что у меня дома хранятся таблички-дидаскали, на которых записаны все сведения о театральных состязаниях, в которых он выходил победителем! - Дама вздернула носик и ускорила шаг, догоняя ушедшую вперёд процессию. 
- Тоже мне любительница прекрасной драмы! — Крикнул ей вслед Барнабас.- И обернувшись продолжил:- Знающие люди утверждают, что во сне к бывшему воину явился сам бог Дионис и потребовал, чтобы тот начал писать трагедии. Ты же сам знаешь, что пойти наперекор воли богов совершенно невозможно. 
- Но ведь каждый автор выставляющий свои произведения на состязание, обязан передать архонту-распорядителю праздника три трагедии и одну сатирическую драму. И только в том случае, если он одобрит эти пьесы, автор получает из казны деньги, которые обязан потратить на подготовку актеров и хористов. 
- Всё верно, Агазон. Поэтому, что бы сохранить малую толику средств он и брал на себя главные роли, в собственных трагедиях. Тем более, что лучших актеров  принято награждать деньгами, а хористов венками и треножниками. 
*** 
Процессия остановилась у ворот кладбища. Оратор из толпы взобрался на сооружённый постамент и обратился к горожанам. 
-Гений появился в нашем городе потому что его прогнали из Афин. И знаете за что? Обвинили в в разрушении великого греческого театра. Мол сломались деревянные сиденья под тяжестью зрителей! Были многочисленные жертвы! Почтенная публика сильно испугалась появления на сцене богинь мщения Эринний. Хотели автора побить камнями, но к счастью вступился Ареопаг! (высший судебный орган Афин). Нашлись там, в столице, несколько умных людей. Хвала Зевцу-громовержцу. Но от камня нашему гению не уйти. Найдёт своё упокоение вон под тем. 
Рядом остановилась телега, на ней  лежал большой камень, с выбитой надписью: 
Эвфориона сын, Эсхил лежит здесь афинский; 
В Геле богатой, в Сицилии смерть застигла его. 
Видели силу и храбрость его поля Марафона, 
Где в кровавом бою с персами встретился он. 


*** 
Все молча читали скорбные строки. 
- Это он сам для себя сочинил.- Пробормотала женщина, ни к кому, конкретно не обращаясь. Опустила голову и глотая слеза побрела прочь.

 

Туфелька


Глава 1 Канцелярия по делам низших рас. Гостиница « Поланд».Варшава.

Похожий на живой сморщенный гриб, выбритый до синевы, одетый в чёрную униформу,

со знаками различия бригадефюрер, старик семенил от огромного письменного стола к

окну и обратно. Наконец он подошёл к трубке внутреннего телефона.

– Фрау Эльза, пригласите ко мне Мольтке! Немедленно! – С минуту подержав эбонитовое

чудо техники, хозяин кабинета бросил её на рычаг. Кряхтя опустился в старинное кожаное

кресло, взял лист бумаги. В очередной раз стал перечитывать содержание секретной

депеши.

– Хайл!– Гаркнул вошедший и выбросил руку в приветствии.

Старик нехотя ответил и указал Мольтке на стул.

– Нашей великой стране нужны средства. Большие деньги! Очень большие! А вместо

этого мы ежедневно тратим их на содержание восточного гетто. Как вы считаете, это

рационально?

– Нет. И еще раз, нет! Вы же знаете, мы каждый день отправляем сотни юден на небеса.

Но их ужасно много. Желаете, чтобы мои подчинённые, утроили усилия? Однако для

этого понадобятся дополнительные люди. Не сомневайтесь, мои подчинённые не

задумываясь исполнят любой ваш приказ. -Мольтке вскочил со стула и вытянулся по

стойке смирно.

– Вот вам мой приказ. Думать! Ежечасно, ежеминутно! Лишить еврея жизни, не сложно.

А вот забрать у него деньги, эта задача много труднее.

– Бригадефюрер. Но мы и так забираем у них абсолютно всё. Как у живых, так и у

мертвых.

– Мольтке этого мало. Ничтожно мало. Я хочу, что бы деньги, золото и драгоценности,

попадали в гетто из вне.

– Но, мой.....

– Никаких, но! Слушайте и запоминайте.....

Глава 2 Восточное гетто на окраине города.

– Авдон, ты слышал новость? – Мужчина в потертом пиджаке с оторванными пуговицами

опустил на землю тачку с мусором и тронул за плечо человека шедшего ему на встречу.

– Нет. Но давай свернем, для начала за угол. Пока фрицы не засекли. Ты же знаешь их

приказ. Останавливаться во время работы нельзя. Хорошо, если за это просто накажут. А

то могут, не дай бог. - Авдон быстро свернул в подворотню увлекая собеседника.- Говори

быстро Исай. У нас есть минут пять, не больше. Патруль проедет. Увидят, что мы не

работаем, дадут очередь из шмайссера и всё. Договаривать будем уже на небесах.

– Ты знаешь Френни Мун. Ну, ту самую балерину, которой позволительно покидать

нашу территорию?

Авдон молча пожал плечами.

– В общем, это не важно. Короче, она работает курьером. Доставляет бумаги из гетто в

Канцелярию, при Гостинице « Поланд».

– И что?

– А то, что если ты нашкребёшь полторы тысячи долларов, то тебе выпишут паспорт

одной из латиноамериканских стран. И отправят за океан на родину, как гражданина

нейтральной страны.

– Исай. Неужели ты думаешь, что у меня эти зелёные бумажки зашиты в матрасе,

набитого гнилой соломой, на котором мне иногда удаётся немного поспать?

– Но ведь у тебя остались родственники, там. За проволокой. Помоги себе и мне, заодно.

Поверь, я в долгу не останусь. Как только доберёмся до земли обетованной, рассчитаюсь

или отработаю. С процентами. Ты же меня знаешь.

Глава 3 Канцелярия по делам низших рас. Гостиница « Поланд».Варшава

– Фрау Эльза закажите в Берлине, через ведомство Рибентроппа пару сотен бланков

паспортов Латиноамериканских стран.

– Господин бригаденфурер позвольте уточнить, каких?

– Любых. Разницы нет. Пусть будет Аргентина, Бразилия, Уругвай, Чили. Ну, или других.

Какие у них там найдутся. Далее. Свяжитесь с варшавским депо, пусть подготовят с

десяток нормальных, не обшарпанных, спальных вагонов. Маршрут сообщу позже. Через

месяц. И ещё. Постарайтесь сделать так, что бы отъезд этих осчастливленных евреев

освещали как можно больше журналюг и репортёров. Обзвоните все редакции: наши,

нейтралов и польские, конечно тоже. А этот пакет вручите лично в руки Мольтке. В нем

подробная инструкция для этого болвана. Майн гот, сделай так, что мой подчинённый, на

этот раз ничего не напутал.

Глава 4 Восточное гетто на окраине города

– Френни, а ты уверена, что это не очередная подлость проклятых бошей?- Авдон достал

из кучи битого кирпича пачку ассигнаций завернутых в грязную тряпицу.

– Ты же знаешь, что у меня есть пропуск для выхода в город. Я своими глазами видела,

что на железнодорожной станции готовят состав из довоенных вагонов. Поляки под

присмотром немцев их чистят. Грузят ящики и корзины с продовольствием. Ходят слухи,

что за всем этим стоит «Красный крест». Организация серьезная, международная.

– И куда же нас повезут? Кругом война. Хоть на востоке, хоть на западе.

– Утверждают, что довезут до границы со Швейцарией. Затем позволят её пересечь. Ну, а

дальше каждый будет предоставлен сам себе.

Авдон ещё раз пересчитал деньги. Здесь за двоих за меня и Исая. Но он вероятно не

поедет. Хочет, чтобы вместо него отсюда выбралась родственница, Сара. Видела ее? Если

женщина останется, точно долго не протянет. Болеет сильно. А лекарств нет никаких. Вот

тебе и хваленый «Красный крест»

Френни взяла тряпицу и спрятала за пазуху. – Пожалуйста узнай у него, точно. Кто

поедет? Мне уже завтра надо передавать весь список.

– Ты-то сама, уезжаешь?

– Конечно. Жаль, не видел меня до войны. На сцене театра. Балет это вся моя жизнь. Я же

больше ничего не умею. Когда страну оккупировали, танцевала для победителей в кабаре.

– И тебя, еврейку допустили на подмостки? Такое бывает?

– Авдон, ты не смотри, что я выгляжу как девчонка. Еще в начале тридцать девятого

успела выскочить замуж. Не за еврея. Фамилию ношу мужа. Волосы перекрасила. Потом

кто-то донос написал. И вот я здесь. Если Яхве будет угодно, то вскорости окажусь на

воле. Попрошусь в любой тамошний театр. Уборщицей или швеёй-костюмером. Только,

что бы быть рядом со сценой. Вдыхать запах кулис, каждый день слышать, как стучат

пуанты по полу. Это ли не счастье?

***

Спустя неделю, под звуки духового оркестра и вспышки многочисленных фотокамер от

перрона отошел сверкающий состав.

Фрау Эльза, одетая по такому случаю в роскошный наряд, прижалась к своему шефу.

– Бригаденфурер, мне следующую партию бланков паспортов заказывать?

– А как же. Третьему рейху, всё ещё нужны деньги. Особенно еврейские. Как там

говорили древние римляне. Они не пахнут! И это замечательно. Но красочных вагонов

больше не будет. Достаточно и этого. Кому надо увидели. Мы честно выполняем свои

обязательства. Сказали, что спровадим юден. И отправили, да ещё под музыку. А вот

куда, это им знать не обязательно. Идите пообщайтесь с прессой. Слухи надо

поддерживать, в противном случае они имеют свойства умирать. – Старик улыбнулся

собственному каламбуру.

Глава 5 Юг Польши. Концентрационный лагерь Освенцим

За всю историю второй мировой войны, этот случай был единственным. Ни до, ни после,

обречённых на смерть людей в концлагеря комфортабельные железнодорожные вагоны не

привозили.

***

– Дамы и господа добро пожаловать на государственную границу великого рейха.- Моя

фамилия Гислер. Я сотрудник министерства иностранных дел . Одетый в дорогой костюм

мужчина, был сама любезность. – К сожалению швейцарские власти требуют от нас

соблюдения правил гигиены. Сами понимаете, нейтралы такие они чистюли. Сейчас,

уполномоченные господа проводят вас в специальные помещения для дезинфекции.

Убедительно прошу вас разделиться по половому признаку. Женщины проследуют на

лево- Гислер довольно ухмыльнулся.- Мужчины на право.

***

Войдя в барак Френни мгновенно поняла всё! И не только она одна. Началась паника.

Женщины и девушки бились в истерике. Но не Мун. Бывшая танцовщица

профессиональным чутьем, определила, что здоровенные солдаты с нескрываемым

любопытством следят за каждым ее жестом.

Женщина принялась плавно снимать с себя один предмет одежды за другим.

Предсмертный стриптиз довёл фашистов до неистовства. Открыв от удивления рты на неё

пялились, словно загипнотизированные. Казалось, что в мире не существует силы,

способной оторвать взгляд мужчин от обнаженного тела танцовщицы.

Наконец на ней остались лишь туфли.

Сделав ещё несколько заученных балетных па и доведя охранников до, полного

изнеможения, она резким движением, что есть силы бросила обувь в лицо офицера. Удар

тяжелого каблука пришелся точно в лоб. Френни мгновенно выхватила из его рук

пистолет. Раздались выстрелы. Один эсэсовец упал замертво, второй катался по полу,

корчась от боли. Женщины, словно стая разъярённых фурий, бросились на охранников.

Каждая из них понимала, что покинуть живой этот барак невозможно, и они бились до

последнего. Кусали, царапали лица, стараясь попасть в ненавистные глаза. Уцелевшие

фашисты спешно покинули раздевалку. На мгновение в воздухе повисла гнетущая

тишина.

***

Затем снаружи лязгнул замок. Было слышно, как щёлкают затворы многочисленных

автоматов. Спустя секунду тонкие, дощатые стены помещения разорвали первые пули.

Они летели ото всюду. Сверху, снизу, с боку.

***

Через пол часа замок лязгнул во второй раз. Женщины лежали молча. Одетые, полуодетые

и лишь одна, полностью обнаженная. Не покоренная, не сдавшаяся!

Свернуть