14 августа 2022  22:31 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Лидия Григорьева


 

2020г.


ПЕЩЕРА ИЛИИ

Глаза прищурю, рот ощерю:
наждачен ветер Иудеи.
Я в святоотческой пещере
и помолюсь, и порадею.
 
Тут Илия – под Божьим оком -
гоним окрестным был народом,
пришельцем слыл, а не пророком,
бездельником и сумасбродом.
 
Природное упрямство бычье
да шкура теплая, овечья.
Косноязычное величье -
громоподобное наречье.
 
Пылит песчаная дорога,
бредут паломники, от века
ветхозаветного пророка
уже не чтя за человека.
 
Мы это с детства помним сами:
когда дождям пора излиться
и над российскими лесами
гремит Илья на колеснице.
2000, Хайфа, там по преданию он и жил в пещере.


2021г.

***

Год начался неплохо -
Мелют мои жернова!
Длится моя эпоха -
Покуда пребуду жива... 
03.01.21 

***

Сколько лет, сколько зим
Мы по жизни скользим -
От крыльца до конца.
Разбивая сердца...
11 февраля 2021

***

Я сказала уже обо всём.
Вроде нечего больше добавить.
Там, где сердце, там пусто совсем.
Да ведь?
12.02.21
 

***

Выпало ль слово из песни.
Если опять не везёт...
Крокус ли, жадный до жизни,
Мёрзлую землю грызёт.
 
Мак ли туманы кровавит,
Горем ли роза горчит,
Душу ли болью оплавит
Душный, как зной, гиацинт.
 
Или, что много чудесней,
Давним невзгодам назло,
Старое слово из песни,
В землю упав, проросло...
20.02.21

 

ПОСТ

Всё говорит, что характер непрост:
Резкая речь ся.
Жизни осталось с заячий хвост!
Надо беречься,
 
Слов опрометчивых не говоря,
Жизнь упрощая.
Даже к обидчикам благоволя
И всепрощая...
22.03.21
 
***
 
ПЕРВОМАЙ В БРЮГГЕ

Самое интересное, истинно голландское зрелище, ради которого в конце апреля и в начале мая в Голландию стекаются сотни тысяч туристов со всех концов света, называется просто и внятно «Тюльпановые поля» (The Dutch Bulbfields). Но сейчас мне хотелось бы остановиться на событии, не запланированном никакими туристическими фирмами. И называется оно «Первомайская демонстрация трудящихся в бельгийском городе Брюгге». Согласитесь, звучит для многих сколь знакомо и узнаваемо, столь же и неожиданно. В самом центре этого старинного средневекового города, тоже весьма известного и своеобразной архитектурой, и музеем Вен Эйка, родившегося там, и системой водных каналов и канальчиков, по которым с восторженными, поглупевшими от счастья лицами, даже в проливной дождь, совсем, как в Венеции, едут на небольших прогулочных лодках почему-то сплошь японцы, нам довелось наблюдать настоящую первомайскую демонстрацию. Со всеми ее атрибутами, то есть с флагами и транспарантами, с прокламациями и краснопролетарской символикой в виде красных косынок на шее людей и даже собак. Да, именно так. Некоторые демонстранты действительно прихватили с собой на праздничную демонстрацию кто своих бульдогов и пуделей, а кто и детишек. Дети с серьезным видом несли в руках надувные красные сердца, очевидно должные олицетворять любовь к свободе, равенству и братству всех трудящихся, и маленькие, детских размеров, транспаранты, призывавшие пролетариат всех стран объединяться! Судя по лозунгам, демонстрацию организовала и провела Социалистическая партия Бельгии. Есть такая партия! Как говорил когда-то некий Владимир Ильич...
Следует заметить, что первого мая 2006 года в северной Европе лил проливной дождь. Но очень немногие демонстранты были при этом в плащах. Даже марширующие под дождем оркестранты-униформисты делали вид, что дождь им не помеха. Такова была зримая сила праздничного энтузиазма в центре процветающей буржуазной Европы.
В сонной европейской заводи, в тихом омуте, где, как известно, кто только ни водится... Демонстрация проходила на главной соборной площади города Брюгге. Может быть, подобные шествия были в этот день и час и в других городах Западной Европы, но мы стали свидетелями именно этого впечатляющего зрелища, перекрывшего нам, кстати, путь к туристическому автобусу, поджидавшему нас в условленном месте.
Люди шли мимо огромного тысячелетнего собора с ажурной, парящей в небе колокольней. Били куранты, звонили колокола. Шли один за другим три оркестра, увеселяя сонные дождливые окрестности бодрящей маршевой музыкой. «А вот и тяжелая техника пошла!», - неожиданно пошутил наш друг, увидев небольшой чистенький трактор, тянущий за собой три голубых вагончика с ветеранами труда, судя по возрасту их пассажиров. Старички с довольным видом приветственно помахивали красными флажками. Странным показалось то, что никто из демонстрантов не выкрикивал лозунги или здравицы, к которым мы были вполне приучены в старые советские времена. Пришлось нам, случайным свидетелям и чужакам, для поддержания праздничного «антуража» прокричать троекратное «ура». И нам в ответ приветливо улыбались.
Все было всерьез и надолго: молча и сосредоточенно люди разных возрастов и, надо полагать, разного общественного положения, шли и шли по средневековой площади. Все длилось около часа.Как потом оказалось, автомобильное движение в центре Брюгге в этот день было перекрыто дорожной полицией, потому что демонстрация была плановой и никого, кроме туристов, не удивила и не озадачила. Мы, конечно же, опоздали на свой автобус, а значит и на свой паром, соединяющий континентальную Европу с Британией. Но столь неожиданное путешествие в собственное советское прошлое, пожалуй что, этого стоило.
2 мая 2006 года
Брюгге-Лондон
 
***
 
Были бы разговоры
взвешены на весах...
Ведь никакой опоры,
кроме, как в небесах!
Не подвести итоги
каверзы и судьбы.
И никакой подмоги,
кроме как от мольбы.
Было бы все не важно,
если б не смертный страх.
Но умереть не страшно,
не рассыпаясь в прах.
Медом наполнить соты
 
ДВЕ КРОНЫ

Каштаны – розовый и белый:
как отморозок оробелый
в объятьях девочки льняной,
неочевидной и больной.
Каштанье розовое платье
ты не сомни, сомкнув объятья:
не домогайся и не рви
тугие кружева в крови!
Но кроны рослые колыша,
они царят, меня не слыша:
сплели две гривы – две башки.
Чудь! Очумелые божки...
На перекрестке улиц шумных
два переростка полоумных:
дурман угарный пылких чувств!
Где я в автобусе качусь...
 
***
 
Я не скажу никому:
Музыка в нашем дому,
Слов сокровенный запас,
Раз
Я не скажу никогда:
Тяжки вериги труда,
Гирями виснут слова,
Два
Я не хочу говорить:
Слов сокровенную нить
Тянут вовне - изнутри,
Три
 
С А Д

Ни за этой горой, ни за той –
нет судьбы, от тоски отрешенной...
Сад измучил меня красотой!
Обнаженной...
У небесного греясь костра,
я твержу себе снова и снова:
сад измучил меня до нутра!
Потайного...
Золотая цветущая взвесь,
молодая могучая завязь.
Ядовита любовная спесь,
словно зависть...
Ярой страстью пылать среди дня,
ароматы струить среди ночи -
этот морок садовый меня
заморочил!
Сад вошел за ограду стиха.
Прямо в душу вломилась без стука
этой муки любовной туга -
и наука...
 
***
 
О, Господи, благой Творец,
Не наказуешь, не неволишь!
Я на дуде Твоей игрец,
Весьма старательный всего лишь...
02.11.21
 
***
 
 
Нет ли камня за душой,
Не обман ли чувство локтя...
Друг - внезапный и большой:
Ложка мёда в бочке дёгтя.
6 ноября 2021
 
ЛЮБОВНЫЙ ШОК

Любовь моя, во мгле полураспада
хрустящая, как плитка шоколада
в холодной металлической фольге:
симфония или картина Ге.
Склонившись над твоим атласным лоном,
в одном с тобой ряду коллекционном
хочу стоять на полке и в шкафу –
с Ли Бо в соседстве, либо же – с Ду Фу.
За три рубля каракулевой славы
хочу вписать в тебя столбцы и главы,
одеть тебя в алмазы и меха –
богатого и знатного стиха.
Любовь моя, скажу тебе короче:
зачем тебе снега твои и ночи?
Лежит коллекционное тавро
на пажитях, тем паче на Миро.
Чугунную чернильницу литую
в небесном консулате залитую,
чтобы в письме твоей просить руки.
У Тютчева об этом ни строки...
Любовный шок – шалфей и медуница:
цветочная пыльца, как пыль, курится,
как шлейф летит, как белая фата,
как лёгкий звук из моцартова рта.
 
2022г
 
ВИФЛЕЕМСКОЕ
 
Без покровА, без крова,
бродят меж горных сёл
розовая корова
и голубой осёл.
Буря ли рвет и мечет,
валом ли снег валит,
птица ли прощебечет,
голубь ли прогулит,
выйдут ли из схорона,
выслав вперед гонца,
белая ли ворона,
черная ли овца –
все не стоят на месте,
всякий любому рад,
все соберутся вместе
у Вифлеемских врат.
 
 
ТОСКА ПО СНЕГУ

Как много красоты в заброшенной аллее:
и снежные цветы, и вьюжные лилеи,
молочные стога, вся в белых перьях липа –
глубокие снега, любимые – до всхлипа...
И негу, как нугу тянуть. Как конь телегу
сквозь мир тащить тугу: свою тоску по снегу.
Мочалить бечеву страданий – до момента,
когда влетишь в Москву из захолустья Кента.
Во все концы видна (и Гоголю из Рима)
страна, как купина, стоит – неопалима.
В заиндевевший дом войдешь (следы погрома),
любовию ведом (как Пушкин из Арзрума).
Смирись и не базарь: живешь, не в гроб положен,
хоть и один, как царь, (и как в Крыму – Волошин).
Количество пропаж спиши на Божью милость.
Вокруг иной пейзаж – все видоизменилось:
от Спаса-на-крови и до владельцев новых
на Спасско-Лутови-новых лугах медовых.
 
***
 
Сего Дня
Тяжесть снежного покрова.
В горле вновь застряло слово.
Оголился кончик нерва.
Так и будем жить наверно
Никуда не выходя.
Никого не ждя...
10 февраля 2022
 

***

Ученики бежали, спотыкаясь
о камни преткновения. Они
куда глаза глядят бежать хотели,
но темь была, хоть выколи глаза...
И прибежали в город, все в репьях
прилипчивых, в одеждах запыленных,
и мелкая горячечная дрожь
их долго била прямо на пороге
у входа в дом недавно приютивший
Его с учениками для пасхальной,
таимой от сторонних сотрапезы.
Теперь они остались без опеки,
но их никто не поднимал на пики,
не распинал и кости не ломал
сейчас, пока что... Это предстояло
по времени чуть позже, говорят
Деяния апостолов. Ни семя,
проросшее на храмовой горе,
ни время, что стояло на дворе
их рассудило – вечность им судья
и Тот, кого они тогда смогли оставить
на горней плахе Промысла Господня.
Он их простил. И с ними - тьмы и тьмы...
Средь них, прости нас Господи, и мы.
 
Нет описания фото.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Свернуть