14 августа 2022  22:14 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Лидия Григорьева



Из книги ТЕРМИТНИК NЕW


КАФЕ CONCERTO

И она стала сниматься в дорогой подростковой рекламе магазина Burburian. Ну, это там, где все детские модели похожи на жертв взрослого насилия. Жертвы педофилов. Бледные. С черными кругами под глазами. Словно наркоманят потихоньку в результате пережитого стресса. Вот защитники ЗОЖ и вышли на Пикадилли с плакатами: Долой Baрваров! Защитим детей от взрослых!
И Катин друг туда же! Чудик этот Джон. Зожист заядлый. Не пей это, не ешь то. Хорошо, что просто друг.
Сама по себе Катя была девочка здоровая и веселая. На хорошем счету в своём лондонском колледже искусств. А вот портфолио её состояло из кровавых ужастиков.
Друзья-приколисты охотно снимались в ее mini-mоviе. Понарошку убивали, и расчленяли, охотно падали, измазанные кровавым томатным соком, строили жуткие рожи и хохотали до упаду за кадром. На эти учебные съёмки она и зарабатывала себе деньги вызывающей возмущение рекламой. И заняла первое место в конкурсе студенческих работ.
И тут же, как по маслу, ей позвонили и предложили встретиться со взрослым режиссёром. Место встречи назначила она сама. В кафе CONCERTO на Риджен-стрит. Любила сладкое. А там самые-самые вкусные пирожные. Итальянцы, сэр! В самой Англии с этим напряжёнка. Исторически невкусные сладости. Хотя можно было бы милостиво назвать это своеобразием островного вкуса.
Дядька оказался совсем престарелый, явно за сорок. Модная лысина лоснилась, как лакированая. Очки-хамелеоны бликовали, реагируя на солнечный свет и поэтому надежно закрывали глаза. И что ещё поразило Катю - русский! Этого еще не хватало. И руку протянул, как в доковиднные времена. А ладони оказались влажные и липкие. И Катя, извинившись, сбежала вниз по лестнице в туалетную комнату, чтобы вымыть руки. По пути обдумала ситуацию, позвонила Джону и сказала, что ждёт его. Срочно. Пока она бегала, забыла, как зовут её интересанта. Отвыкла от русской привычки отягощать имя отчеством. Во! Аблулалиевич, вспомнила! А first name как ветром из головы выдуло. Ну, ладно. Карточку даст, если по делу. А если просто так... дальше она испугалась даже думать ...
Этот...вспомнила имя из русской сказки... Руслан... Абдулалиевич листал в планшете её портфолио. А что там листать-то особенного. Не наработала ещё. Но знала, что сделает и сумеет. Ну, если выживет и доживёт. Вот и этот, как она чётко поняла, вспомнив его вспотевшие ладони, лысый русский хамелеон, туда же. Сейчас в гостиницу позовёт "договор подписывать".
"Твою маму зовут Лариса, да ведь - неожиданно спросил дядька. - И тебе скоро шестнадцать, верно?" "Ну, вы еще скажите теперь, что вы мой папа!" - пошутила Катя. "Я оплачу твои проекты", - сказал этот странный взрослый. "И маме не говори, что мы виделись. А талант у тебя от меня," - добавил он и вышел, заплатив за дорогущие, недоступные студентам пирожные, которые они потом с прибежавшим на выручку, запыхавшимся Джоном, с аппетитом съели. В полном молчании, следует отметить. Джон, как всегда, ни о чем ее не спросил. А обычно смешливая Катя словно бы не заметила, что он теперь ест вкусное и жирное, как все люди, а не упёртый зожист.
"Знаешь, Джон, - прервала вдруг молчание Катя, - а ведь мама у меня - гений! Это уже пятый мой папа..."
• Burburian - Варвар
 
СИБИРСКИЕ ПЕЛЬМЕНИ

А вот взять, да и получить удовольствие от жизни! Но она всегда стеснялась любой удачи. Словно взаймы брала её по бедности. И при этом оглядывалась - не надо ли кому кусок повкуснее отрезать.
Сегодня после внезапной агрессивной зимней грозы, под которую неожиданно попала по дороге домой из центра Лондона в свой пригород в Орпингтоне, захотелось ей согреться сердцем от хорошей еды. И прожарила она в тостере кусочек чёрного рижского хлеба с тмином, слегка смазала его майонезом и уложила горкой золотистые тушки, опять же, рижских шпрот.
Открыла бутылочку молодого литовского белого пива. И начала радоваться. Радовалась еще и тому, что недавно по дороге со станции оверграунда открылся небольшой польский Sklep с продуктами, знакомыми ей с детства. Так и было написано на пластмассовом ведерке: огурцы квашеные бочковые. На русском! Порадовалась. И налила себе рассольник на индюшачьем бульоне, которым муж её, Стивен, будь он уже дома, опять пренебрег бы. Он, как настоящий англичанин, признавал только протёртые супы. Вот баночки с такими готовыми супами и выстроились в кухонном шкафу стройными рядами. Захочет, разогреет. Гроза за окном никак не утихала. Даже снежная крупка запорошилась и нехорошо завьюжилась. А ведь снега здесь и зимой не бывает. И вода быстро сливается в водостоки. Но все равно кот вернулся домой мокрый, вода стекала с боков. Скоро должен был вернуться и муж. В джипе крыша не протекает. Сухой приедет. И все же она приготовила ему джин с тоником и бросила туда кусок льда. Слишком промозглая погода даже для ноября. Да еще гром с молнией - как канонада громыхает. Она любила заботиться о муже, в тех пределах, которые его не раздражали своей излишней "русскостью".
Но время шло. Уже давно и второй кусочек льда растаял в стакане с джином, а Стивен не только не вернулся домой в свое обычное время, но и не позвонил.
Вот и вся радость, - подумала она, - ведь всё хорошее всегда наказуемо словно бы для равновесия с чем-то неизбежно плохим. Телефон потерял или украли, - утешала она себя. Машину опять не там припарковал, забрали на штрафную стоянку. Поехал на такси выручать, а это не ближний свет, у чёрта на куличках. А без телефонного пинкода не смог наверное оплатить. Такое уже было. Так что паниковать не было смысла. И звонок в дверь подтвердил это. Значит, не просто телефон, а портмоне украли, с карточками и ключами. Опять замки придется менять, подумала она, открывая дверь и еще не зная, что её там ждёт.
"Извини, задержался. Пандемия помешала вовремя вылететь. Но я помню, что я тебе обещал тогда в Новосибирске, когда ты сбежала от меня. Ну, теперь ты довольна? - сказал стоящий на пороге ее бывший русский муж. - Ты же хотела этого, правда? Я всё сделал. Его никогда не найдут. Он больше нам не помешает. Ставь кипятиться воду. Наверняка у тебя в морозилке найдутся наши пельмени, которые твой Стив называл "белой гадостью". Я проголодался, как зверь!"
 
ПОЙМИ МЕНЯ

В перестройку, но еще до перестрелки, их молодежная газета набрала невиданную популярность в городе, где жителей было давно уже больше миллиона. Газету выписывали, ее покупали. Журналисты вели смелые расследования и с дерзостью невиданной доселе разоблачали тёмные пятна сталинизма-коммунизма. А все потому, что незадолго до этого газетного бума к ним пришёл новый молодой редактор. Как с луны свалился! Аня просто ослепла от его рубашек и правда что ослепительной белизны. Одет был всегда с иголочки. Никаких тебе джинсов-самостроков, других тогда и не было, и растянутых свитеров, как на прочей журналистской братии. Только пиджаки, галстуки, брюки со стрелкой, идеальная обувь. Хоть на обложку модного журнала. До глянцевых тогда еще дело не дошло. Никаких Плейбоев на русском в киосках и в помине не было. Ну и влюбилась. И показалось, что впервые. Что с того, что давно была замужем за своей первой школьной любовью, и сын подрастал, скоро десять. Что толку... Оказалось, что любовный трепет, а скорее даже горячка, обходила ее стороной все эти годы. Первое, что сделала, купила раскладной диван для мужа и отселила его на ночь в маленькую комнатку без окон: храпит, дескать, не даёт ей выспаться. Старинные дома в центре города строились еще до первой мировой - с высокими потолками, черным ходом для кухарки и комнаткой для прислуги. Аня и родилась, и выросла в этой квартире. Отец, главный инженер номерного завода, смог получить служебное жилье, где и жил в одиночестве после смерти аниной матери. И оставил им это родовое гнездо с весёлыми словами: "Плодитесь и размножайтесь!" Размножаться Ане расхотелось после первых же ранних родов. Ее узкие бедра долго не выпускали в мир крупного младенца, он едва не задохнулся, родился с асфикцией, и потом заметно отставал от других детей в развитии. Родители мужа забрали малыша в свой старый избяной дом в пригороде, да так и не захотели с ним расставаться. Получается, что все у Ани было хорошо аж с младых ногтей. Но, как оказалось, не было любви. У неё даже температура поднималась, жар бросался в голову, когда новый редактор вёл утренние и вечерние летучки. И вокруг неё буквально все его обожали, горели перестроечным энтузиазмом и болели разоблачительным рвением. И её муж Никита готов был дежурить по экстренным выпускам и день, и ночь. В каморку возвращаться ему не очень-то и хотелось. Но "романчик завить" с молоденькими практикантками, смотрящими ему в рот, ведь он был признанное "Золотое перо" газеты, ему и в голову не приходило. Прикипел к своей Ане чуть не с первого класса. Да и работа накрыла его с головой. А его Аня чуть не умерла от нахлынувшего на нее восторга, когда ей сказали, что главный берет её с собой в командировку на север области, где на большом химкомбинате рабочие выгнали директора и парторга, и теперь выбирают "своего парня". Это было еще в новинку, огромную страну лихорадидо, но горячка распада еще не накрыла её от края и до края. И вот ночью в гостинице, ополоумевшая от гормональной атаки Аня, пришла к нему в номер. День был трудным, комбинат бурлил, неостановимое производство было под угрозой полного коллапса. И Аня с редактором до седьмого пота опрашивали, записывали и посылали срочные телексы и факсы в редакцию. Вернулись почти в полночь. После душа Аня все же влезла в джинсы, натянула короткую футболочку, и не осознавая зачем и куда идет, без стука вошла в его номер. Как в полубреду или в тумане. Он только что вышел из ванной в полотенце, обернутом вокруг бёдер, и был хорош собой, как греческий бог. Почти не удивился и сказал: "Ты все-таки очень похожа на мальчика. Как же мне жаль, что ты не мальчик!.. Пойми меня правильно..."
"Пойми меня, пойми меня..." Эту фразу он повторял и потом в карете скорой помощи, когда отвозил потерявшую сознание Аню в местную больницу. Врачи констатировали невиданный скачок давления. И диву давались, как помолодели инсульты и инфаркты в эти непростые для всей страны времена.
13.10.20
 
ГНЕЗДО ОХОТНИКА

"Зонтик возьми! Смотри под ноги, когда из подъезда выходишь, там скользко после дождя. И не сиди на холодном. Как где, на лавочке с соседками. Не цепляйся за них языком. И вообще, мам, береги себя. Нет, тут не так жарко, мам. Это же Центральная Африка. Тут и засухи редко бывают. Тут реки, озера, водопады. Саванна, одним словом. Нет, слоны нам не досаждают больше. Наши охотничьи гнезда тут намного выше, чем были в Гвинее. И обезьяны ружья и смартфоны не крадут. Тут не Камбоджа. Ну ты же знаешь, что проводники у нас надёжные. Их нам Пашка Гусев по наследству передал. Проплачены давно. Тут целая деревня от нас кормится. Детей вон даже в город отправили учиться. Мы фонд для них создали. Не-е... не боись...прививки сделали, успели. Охота пуще неволи, ты же знаешь, мам. Не могу сказать точно, но леопарда разрешили вроде бы. Одного на всех. Уж кому достанется.
Всё, пора на ночёвку. Вон этот чумазый уже лестницу висячую сбросил. Да высокое дерево, выше некуда! Только вот вроде бы тропа слоновья рядом. Бывало, как начнут о стволы чесаться, так жалеешь, что не птица и взлететь из гнезда не можешь! А только вниз, как перезрелая груша. Да шучу я, мам. Шучу. Позвоню завтра уже. Ты там береги себя, ладно?"
И он стал подниматься по лестнице, сплетенной из лианы, вдоль гладкого высокого ствола, увенчанного густой кроной. Проводник уже протянул к нему руку, когда мощный прыжок самки леопарда сбросил проводника вниз с высоты не менее чем пятиэтажки. И наш большой охотник до экзотической охоты беспомощно повис на полуоборвавшейся, болтающейся взад-вперед лёгкой лестнице. И что там теперь будет в кроне: гнездо охотника или гнездо молодой матери с двумя хищными детками никто не смог бы достоверно и точно ответить.
Но сквозь паническую атаку одна внятная мысль все же пробилась в сознание: как же теперь мама...что с ней будет, если его не спасут.
 
СЛАВА

Слава пришла, как всегда, неожиданно. Когда он уже перестал её ждать, и уснул прямо на стуле, уронив голову на обеденный стол с остатками ужина.
Засыпая, подумал: "Ну сколько можно... управы на нее нет..."
Уже почти в полночь Слава тихонько щёлкнула входным английским замком, сняла туфли на модной пробковой платформе и на цыпочках прошла в спальню. Но не расчитала расстояние и он, очнувшись, цепко схватил её за руку и притянул к себе.
"Ну, и чего тебе не хватает, - спросил сиплым спросонья голосом. - что не так? Почему надолго исчезаешь и шляется неизвестно где? Неужели все они лучше меня?" Она попыталась освободиться, но неудачно вывернула кисть руки и вскрикнула. "Что? Больно? А думаешь мне не больно? Когда же ты поймёшь, что ты не просто мой менеджер по пиару, а талисман - вместе со своим именем!!"
Слава зажмурилась от боли, но промолчала.
Когда он проснулся, Слава лежала на шёлковом голубом ковре со свернутой набок шеей. И не дышала. В уголках рта видна была засохшая пенка странного оранжевого цвета.
Что произошло этой ночью в квартире некогда знаменитого актёра не смогла опредедить даже судебная экспертиза. Установили, что огромная доза снотворного в початой бутылке водки не дала бы ему возможности проснуться и совершить преступление.
Нелепый и странный выверт головы погибшей объяснили ее внезапным и неудачным падением.
Но именно загадочная смерть юной и прекрасной Вячеславы Роговской в квартире полузабытого актера, принесла ему настоящую славу. Много месяцев все ток-шоу на ТВ были посвящены этой странной истории. Вопросы задавались одни и те же:
Что могло заставить столь юную красавицу не просто работать на это испитое чудовище, но еще и жить вместе с ним! Следствие определило это по огромному шкафу с ее личными вещами, а так же с атрибутами жёсткого садо-мазо: плетками, ошейниками и кожаным бельём с железными шипами.
Слава, да Слава... жалко конечно...но работу свою знала хорошо. Даже смертью своей его прославила.
 07.12.20
 
ВНЕЗЕМНОЕ СИЯНИЕ

Где-то стреляли. На телеэкране, конечно. Но не в кино. Шли реальные боевые действия. А в доме у Владислава Горячева было тихо-мирно. Только жена на кухне гремела посудой. И это раздражало. Пульт куда-то завалился, выключить экран он не мог. Но мог зычным окриком отключить жену от старательной ежевечерней уборки. Что он и сделал. "Посиди со мной!" - сказал он и рассмеялся. "Ну, со мной ты вряд ли сядешь. И конфискация тебе не грозит - хорошо, что развелись и давно все якобы разделили. Умный ход был. Ты ещё и телегу на меня накатай пока следствие идет, что хотели примирения, а не получилось. Избивал, мол, до полусмерти. Фотографии предъявишь в суде с синяками. Это не проблема - парочка фингалов свежих. Потерпишь? И главное, дождись меня, лапуля. Только я знаю, где наши деньги. Ни одна собака их не найдёт. Нюха не хватит". И он нежно приобнял свою Лялю.
Стрельба на экране внезапно прекратилась и тут же громко прозвучали странные позывные. Возникло яркое внеземное сияние, которое словно бы полилось в комнату прямо с плазмы, и заплескалось у ног, как расплавленное олово. Оно реально обжигало кожу. Это гибельное излучение испепелило тогда полстраны. Сожгло всех - и правых, и виноватых, и подсудимых, и тех, кто судил, и тех у кого были деньги, и тех, у кого их не было и не могло быть. Что-то пошло не так: там, наверху, вносились новые поправки в плановые испытания оружия нового поколения. Для обороны от внешнего врага. Чтобы оградить от него всех этих...ну, в том числе тех, кто не успел тогда выключить телевизор, потому что пульт за диван завалился.
05.02.21
 
Вот сижу и думаю: что бы ещё такое "сотворить"! А внутри уже закипает волна. Сейчас наберёт градусов до точки кипения и выплеснется ввиде текста нового "термита"! И вот один из них, который, чтобы разобраться в ситуации следует перечитать несколько раз.
 
РУССКАЯ ШПИОНКА

- Она сумасшедшая! Представляешь, она просто так не может! Ей обязательно по любви нужно!
- Ну так полюби её!
-- А когда? Разьезжаемся же скоро. Заканчивается семинар.
- Ну, она, как оказалрсь, и дружить тут со всеми собралась. Не понимает, что все мы сьехались на время из разных городов и даже стран. Какая тут дружба, одни деловые контакты. Какая любовь - случайные связи без особых последствий.
- Не скажи. Сладкая парочка - Джессика с Адамом - три года назад именно здесь впервые в койку упали. А теперь у них своя лаборатория прямо тут, в Голландии. Она ему кредиты за оборудование помогла выплатить. И он наконец-то реально воплотил свои светодиодные разработки. А она монетизировала их. И до сих пор, обрати внимание, пожирают друг друга глазами. Он все ещё коленки ей поглаживает во время заседаний.
- И есть за что! Поощрительные ласки. Ты доклад ее слышал? Они претендуют на нобелевскую номинацию по физике! При ее-то фамильных связях возможно всё.
- Слушай, почему в этом конгресс-центре в мужском туалете одна кабинка всегда намертво заколочена? Перерыв уже заканчивается. Дай-ка я дерну все же за ручку. Ого... кто это? Звони, звони в полицию. Или нет, сначала медикам! У них здесь на всё один номер... 112 кажется....
- Как она тут оказалась? Подслушивала? Русская шпионка или ждала кого-то? Может у нее тут свидание с кем-то было? Мы бы все ушли, а она...
- Ну, да. Не хотел тебе говорить, но я видел, как она ночью выходила из номера Адама, когда Джессика улетела на день к больной матери.
- Что ж ты молчал-то! Смотри, в себя пришла... ну теперь уж ее спросят обо всем, где надо, что она делала на этом научном конгрессе, не имея даже научной степени!
- Ну ты и мстительный! "Так не доставайся же ты никому!" Тут что- то не то. Опять скажут эти русские учёные новый "новичок" применили.
- И не смешно даже. Врачи, смотри, уже приехали. Пойдём доклады слушать. Гляди, она уже и глаза открыла. Говорю же, сумасшедшая...любовь ей подавай! Вот, прям, разбежался!
 10.02.21
 
АРИОЗО

И пока он ходил за мороженным, она встретила другого и ушла с ним. С тех пор он всех своих жён ни на минуту не упускал из виду.
И даже, когда он пел на сцене, они должны были сидеть за кулисами в пределах его видимости. И ни один человек мужского пола, допустим, осветитель, а тем паче, актер, не смели приблизиться к потёртому бархатному креслу, в котором сидела его очередная, но всегда законная, жена.
Но кто же знал, что его нежную, юную Милочку уведет от него не мужчина, а громкоголосая и властная Аделина Высоцкая, главное меццо их оперного театра. Этого он не мог предвидеть и учесть. Никто, кроме Бога, не может заглянуть внутрь человека, чтобы увидеть и узнать его помыслы, мотивы поступков. А уж так называемые порывы души, вообще невидимая и непонятная посторонним аномалия!
Это случилось как раз на опере Верди Отелло. Сам он исполнял там роль зловещего и коварного Яго, а Аделина пела Эмилию, жену злодея. Милочке наконец-то доверили петь Дездемону. Это был её дебют. От радости исполненности желаний и полноты жизни, она и сказала мужу, что после спектакля уже не вернётся к нему, а переедет жить к Аделине. А за вещами пришлёт кого-нибудь. Он пропел своего Яго словно бы на автомате, в полубессознательном состоянии от горячей душевной дрожи. В его глазах во время спектакля стоял кровавый туман. Но пел он при этом, как потом сказали, как никогда - на нерве, на взрыве злой страсти. Публика это любит. Его впервые за много лет в оперном настигли шквальные овации. Вызывали его на авансцену, бросали к ногам цветы. А он рвался за кулисы, чтобы...Да. Он все-таки настиг это исчадие ада. Она делила гримерку с его Милочкой. Там-то всё у них и началось, как он теперь догадался. Он ничего ей не сделал, как потом шептались, всего лишь "убил взглядом". Да...странная эта закулисная внезапная смерть вызвала кривотолки. Но никакого криминала следствие не обнаружило. Муж всего лишь зашёл в гримерку любимой жены, а её там не оказалось. Зато на полу в странных конвульсиях корчилось эта самая Высоцкая. Когда падала, ударилась, видимо, об угол гримерного столика. Он даже скорую ей вызвал. И похороны достойные этой одинокой оперной артистке организовал. Аделина была уже слишком немолода и не хороша собой. Поэтому в театре ей быстро нашли замену. Милочку он устроил на лечение в институт психиатрии в отделение последствий суицида. Зато его голос обрел новую силу. Особенно ему удавались страстные ариозо с роковым оттенком. Но он больше уже никогда не женился. Что да, то да...
18.03.21
 
Монашек Исидор

Молоденький, терзаемый голодной плотью во время длительного поста, но по природе своей жизнерадостный монашек, выслушав исповедь укутанной в дорогие меха, моложавой женщины, потемнел лицом и отшатнулся.
Он служил в этой обители недавно, приехал, сопровождая нового Владыку, и был поражен, увидев на службах много слишком богато одетых дам. То ли сибирские морозы диктовали такое обилие роскошных песцовых, чернобурых и даже соболиных шуб, то ли просто их мужья были совладельцами нефтяных морей и океанов, веками таившихся под вечной мерзлотой. Он совсем недавно был благословлен на великопостное служение в подмогу местному клиру. Это было его первое послушание. И вот теперь он с нескрываемым ужасом смотрел на женщину без возраста, похожую чем-то на его мать, от крепких материнских пут которой он с трудом когда-то освободился, поступив в духовную семинарию. И уже никогда не стремился домой в их большую квартиру в Калининграде, пропахшую дорогими духами и ментоловыми дамскими сигаретами, которые ей по давней привычке к дефициту в изобилии привозил отец - капитан дальнего плавания. В его долгое отсутствие на морях и океанах у матери часто оставались ночевать разные типы: "Митя, познакомься с дядей Петей". Мальчик вечерами отчаяно молился у себя в комнате, как научила его бабуся, чтобы Боженька отпустил его маме грехи. И чтобы папа никогда не узнал ни о каком её новом "дяде". И как только смог, почти что сбежал в Белгород к родителям отца, людям воцерковленным и набожным. Там и школу закончил, там и в православную семинарию поступил. Со временем стал послушником, но стремился к монашеству и обрел его. Он когда-то случайно услышал разговор его матери с подругой о том, сколько абортов каждой из них пришлось сделать, чтобы их "морские волки" ни о чем не успели узнать. "Я и этого хотела вычистить, потому что он не от мужа. Да вот не успела. Растёт теперь. Ни на кого не похожий..." Детская память тогда быстро вытеснила эти не совсем понятные ему слова. А сейчас, ужаснувшись юным сердцем от того, что услышал, он вдруг осознал, что речь у матери тогда шла о нем. Что это его, бывшего Митю, нынешнего монаха Исидора, могло бы и вовсе не быть. Но не по Божьей воле, а по воле той, которая все же помиловала его и произвела на свет. И сейчас, в потрясении от услышанного, он медлил и медлил возложить на прихожанку в собольей шубе епитрахиль и прочитать разрешительную молитву. Ужас обьял его юную душу. Наверное и правда нужно быть Богом, чтобы отпустить грех убийства четырнадцати человек. А то, что это убийство, а не простая медицинская операция, дама, похоже, впервые услышала от него. И к её чести, и по милости Божьей, она внезапно залилась обильными слезами, и чуть не задохнулась от едва сдерживаемых рыданий. А он всего лишь ей сказал, отпуская, что ведь это мог бы быть целый армейский взвод красивых и сильных людей.
 09.04.21
 
МЫЛЬНАЯ ПЕНА

Свекровь косо посмотрела на неё, заглянула в коляску с двойняшками и холодно сказала: "Детей и корова выкормить может. А мою работу за меня никто не сделает. Да и твою тоже. Я через три месяца вернулась на кафедру". И душа Полины осела, как мыльная пена в тазу ее бабушки, когда она привезла ей двойняшек.
У бабушки давно была стиральная машина, но в тазу она мыла нежный козий пух. Вот козьим молоком и стала поить привезённых ей правнуков. Надо сказать, что защитилась Полина успешно. Зря что ли у неё и диплом был когда-то с отличием. А после успеха на защите кандидатской пошли научные конгрессы и конференции в Европе, статьи в журналах и прочая, как потом выяснилось, ненужная дребедень на фоне внезапного сообщения о том, как серьёзно заболели уже почти полуторагодовалые малыши.
В тот день у мужа Полины машина была в ремонте, и пришлось добираться до деревни на электричках, автобусом, а потом ещё и пешком три километра, увязая в весенней грязи. На околице её остановил патруль. Ей сказали, что в деревне свирепствует сибирская язва и ящур. Что сейчас санитарные службы и МЧС будут поджигать коровкник и овчарню. Уничтожению
подлежит весь домашний скот в округе во избежание эпидемии.
"А люди? - дрожащим голосом спросила Полина. - А как же люди?"
"Какие люди? - удивился молоденький спасатель. - В этой деревне давно нет людей. Все фермы автоматизированы. Там только робототехника. Дорогая очень. Управляется дистанционно. Но и она подлежит уничтожению. С ящуром не шутят."
Полина вспомнила, что до этой тревожной смс о здоровье детей, вырвавшей её с корнем из привычного ритма, она уже почти месяц не звонила бабушке, некогда было. Да и что могло случится под этими чистыми небесам, - подумала она, оседая на руки спасателей в защитных инопланетных костюмах.
А над огромным, пустынным, невспаханным полем клубились и пенились облака, как мыльная пена в бабушкином тазу с козьим пухом.
15 апреля 2021
 
ЗОЛОТАЯ ПЧЕЛА

"Это только кажется, что от нас с тобой ничего не зависит, господин хороший. Вот, посмотри, на этой солнечной лужайке пчёлка золотая вокруг нас барражирует и жужжит. Может она самая последняя на земле. Не шучу, кстати. Или вот жучок, странный на вид, железными клешнями жирный стебель подгрызает. Сколько их таких в мире осталось, никто не знает. И это не нашего ума дело, или как? Сам- то ты что думаешь? Ты же недавно крещение принял у Евангелистов этих - скакунов! Хоть как-то же должен был уверовать в волю Божью? Почему же чек подписать не хочешь для нашего фонда "Золотая пчела"? Ведь земля без этих малых существ погибнет, сады цвести перестанут! Ой, забыл. Ты же всегда был жадноватым. Ещё в школе у тебя бывало, хоть умри, ни кусочка булочки не выпросишь.
Ну и как мне теперь прикажешь в нашем Фонде по спасению насекомых отчитаться за эту поездку? Ведь мне на последние деньги билет купили на этот твой сраный Бора-Бора, размером с носовой платок! Ну, чо орёшь, как резаный? Чек подпиши, одноклассник! Ты чо? Ты чо, совсем? Очнись!"
Кто же знал, что у "господина хорошего", как в шутку звал своего школьного друга биолог Миша Поздняков, прилетевший к нему в Полинезию из Москвы, с детства была жестокая аллергия на укусы пчёл. Миша похлопал его по раздувшимся мгновенно щекам. Попытался дышать рот в рот. Кому звонить и куда бежать из этой океанской виллы на сваях, он не знал.
А сказать, что это была последняя пчела на океанском острове для очень богатых землян из золотого миллиарда, сбежавших в тропики подальше от цивилизации и налоговых поборов - не сказать ничего.
 
ДЕТСТВО ТЁМЫ

Уже довольно давно он едва держался на ногах, но продолжал фанатично снимать, все реже используя дорогую оптику Nikon, ведь это требовало явных усилий. Зато смартфон после любого аппарата казался невесомым. Но и качество было уже не то. Фотосъёмка уже не была неспешным и вдумчивым трудом художника. Это было нечто качественно иное: быстрое прочтение бытия. Да и само бытие давно ускорилось. День словно бы стал короче и только ночь ещё порой медленно влачилась и обволакивала сознание, как осенняя туманная кисея. Постковидное состояние, - утешали его друзья. Пройдёт.
Он никогда не был женат. Попросту некогда было. Ведь жил, как челнок снующий по мере технической необходимости. Частые командировки от края до края сначала страны, а потом и планеты, давали богатую пищу и для заказных фоторепортажей, и для творческих побед. И вот эту быстротекущую жизнь словно бы кто-то поставил на тормоз. Ну, это как если бы состарившийся актер Джереми Айронс, делал бы сейчас то же самое, что делал в молодости в фильмах, как главный англосаксонский секс символ, но теперь уже только одними глазами. Потому что другие нужные органы отказали. Допустим, ноги. Или руки. Но только бы не глаза. У него всегда было прицельное орлиное зрение. Своего условного суслика, читай: удачный кадр, он видел издалека и не мог промахнуться. Идеальный глазомер - дар природы.
Все стены его двухкомнатной, ещё советских времен, квартиры были закрыты стеллажами, на которых в больших офисных папках хранились прозрачные кассетники с фотонегативами - от самых ранних, ещё детского периода, когда он занимался в фотокружке Дома пионеров, до самых последних - на грани веков, перед цифровой фотореволюцией.
Он никого не ждал, не любил, когда мешают заниматься составлением фото альбомов. Именно этим он сейчас, в самоизоляции, и увлёкся, всерьёз задумав серию "Фотоэпоха от Царя Гороха и далее везде по фотоборозде". И первый том "Детство Тёмы " был уже почти готов, когда в дверь однажды позвонили.
"Майор Ребров, ФСБ, - сказал молодой человек в чёрном длинном пальто и показал корочки.
"Ребров...А почему не Петров? - усмехнулся Тимофей. - Чем могу служить?" "Ключевое слово "служить", - улыбнулся визитер - Вы позволите войти?"
Разговор был коротким, но, как говорится, горячим. Спецслужбы прислали гонца точно по адресу. И слепой бы давно увидел, что по стране повсюду висели предвыборные плакаты с набирающим силу претендентом на престол. И этот претендент был другом детства Тимофея. Отличный был пацан, любил хороводить. Вот и влип как-то по малолетке. Мало кто помнил за что. А Тимофей не только помнил, но и успел заснять на плёнку старенькой "Смены" ту роковую для них всех драку со скинхедами, где они впервые применили тяжёлые кастеты, отлитые отцом нынешнего претендента в заводском цеху. Детство Тёмы в заводском районе столицы было стремным, что и говорить.
"Вы же понимаете, что мы можем опечатать и изъять весь архив, но у нас гуманная власть и, скажу по секрету, скоро к власти придёт ещё более гуманный....насколько я понимаю, с детства вам знакомый персонаж. Мы готовы выкупить у вас нужную нам часть фотоархива".
Звонок в дверь оборвал их беседу. На этот раз там уже стояли двое в полурастегнутых длинных пальто. Они молча скрутили и увели Реброва.
И Тёма понял, что если в его дверь уже позвонили дважды, то могут позвонить и в третий раз.
 23.04.21
 
СЫН ЦАРЯ

Приснился мне нынче прямо-таки готовый текст СЫН ЦАРЯ. Настоящее видео с картинками. Белесый сын с рыжим ёжиком на голове. Очень юный папенькин сынок. Правитель баловал его, всюду брал с собой. А тот все время играл в планшете в компьютерные игры и больше ничем никогда не занимался. Но любил природу, полежать на травке у реки и встретить там юную деву из народа, и полюбить её. Всё как в сказке. Но его личная сказка закончилась, когда умер царь-отец.
Сыночка-переростка обманул родной дядя, стал соправителем и оттеснил на второй план. Дальше снилось что-то про отравленную пшеницу на полях. Про вымершее население. Никого не стало в стране. Только чёрная земля и пустые жилища.
Сказка ложь да в ней намёк.
Но добрым молодцам ничто не в урок.
Вот и сын царя, так и не ставший царём, не понял, что больше нет страны и народа, которым можно управлять. Остался только дворец на огромной высокой скале. Говорю же, приснилось. А там всё - как в сказке.
Дядя давно улетел в голубом вертолёте в страну, которая заказала ему этот апокалипсис в обмен на сладкую жизнь на океанском острове рядом с Таити с голыми таитянками в натуральную величину! Этот сказочный злодей, известный по многим литературным вымыслам, родной дядя недоросля, с юности был поклонником художника Гогена, и именно так с детских лет "уявляв соби рай". Прямо-таки по этим аляповатым, по-сути, картинкам. Никто же ему не рассказал, какой страшной смертью умер художник, не то заразившийся, не то сам заразивший юных, нагих плоскотелых дев. Скоро у дяди тоже провалился нос, кожа стала сходить слоями. Оставим его в этом раю, превратившемся в личный ад, и вернёмся обратно в разоренную страну.
Так что же Сын Царя? Неужели же был совсем без царя в голове? Ан, нет. Успел он прихватить в невольное заточение в высотном замке на скале свою девицу с русой косой ниже пояса. Запасов еды в подвалах замка им хватило на долгие годы. А ещё из этой скалы бил источник со святой водой, освященной некогда Старцем Горы и неподвластной отравлению.
Со временем очистилась и земля родная от чужого яда. Царица нарожала семьдесят семь царят! Это же сказка и она мне приснилась, значит и такое было возможно. И пошёл от нового царя с его голубицей новый народ. Род в род, как говорится. Тут и сказке...ну, не конец, так самое начало...
03.06.21
 
ПРИЮТ ЛЮБВИ

И они улетели. До берега было недалеко и ещё можно было спастись. Гонимые сильным ветром, они все же вскоре смогли опуститься на земляничный лужок.
Она была очень красивая. Но никто не мог это рассмотреть, потому что она была крохотной, маленькой зеленокрылой мошкой. А он её видел и любовался, потому что и сам был из той же породы летающих над лугами, мельтешащих существ. Они-то спаслись. А их небольшой кораблик, на котором им довелось доплыть до этой цветущей поляны, продолжал биться о прибрежные скалы. И все, кто там были, рисковали остаться навсегда в морской пучине. Вот тут бы автору и сообщить очевидное: что насекомые долго не живут и на кораблях не плавают. Но на этом корабле был такой ленивый молодой кок, такой грязнуля, что он-то и развёл в кладовке не только таких красивых и безобидных, как эти двое, сбежавших и спасшихся, а таких...ну, хоть караул кричи. Капитан грозился его уволить, да вот теперь неизвестно как и что обернётся. Катерок считался прогулочным, ходил обычно вдоль берега морской курортной зоны. Туристам обещали прекрасную прогулку, обеды и напитки. Они были довольны, и не замечали, как повар грязной тряпкой прибивает в кухонном уголке мух и тараканов.
Дряхлое оказалось суденышко. Сильный боковой ветер, казалось, вот-вот опрокинет его. И хорошо, что сейчас на нем туристов не было. Только капитан, он же и рулевой, и нерадивый повар. Судьба их осталась нам неизвестна. Зато на земляничной полянке, где затаилась от беды наша влюбленная пара, было затишье, стоял аромат цветущих трав. Всё вокруг пело и звенело о любви и недолгой, но счастливой жизни.
"Какая крупная земляника!" - сказала девочка, отрывая ягодку вместе с листочком, который служил нашим влюблённым приютом любви.
Июнь 2021
 
БОГ ВОЙНЫ

Голову нашли позже. Она была обернута полуистлевшей клеенкой и лежала в углублении под наборным паркетом из драгоценных пород дерева. Старый барский дом в пригороде большого областного города давно был под реставрацией, и особых сюрпризов от этого никто не ожидал. Арендатор, вложившийся в капитальный ремонт, собирался со временем открыть в имении дорогой элитный клуб, и был крайне удивлён неожиданными находками.
После сообщения о найденной голове он провел беспокойную ночь в своей городской квартире. Хотелось поскорее узнать подробности: подходит ли голова к найденному ранее в особняке телу. Тьфу, не телу, а туловищу. Конечности там тоже вполне сохранились, он сам видел, когда вскрыли второй пол между этажами и сняли ветхие пелены с фигуры большого, даже гигантского размера. Но головы не было и это уменьшило ценность находки в десятки раз, как сказали ему специалисты. Окажется ли теперь и найденная голова столь же большой и сомасштабной найденному телу мраморного бога войны Ареса работы скульптора Миропольского, угадать было трудно. Это решат срочно вызванные из Москвы эксперты, связанные с крупнейшим аукционом по продаже антиквариата.
Ни свет, ни заря арендатор погнал машину к месту находки, которая в случае удачи сулила ему большой денежный куш. Потому что по условиям договора с городскими властями, сдавшими совершенно обветшавший особняк в долгосрочную аренду, вся внутренняя рухлядь - от красной поцарапанной пэтэушниками мебели, ибо в доме при советах было обычное ПТУ, до побитых изразцов на голландских печах и каминах, считалась ненужным мусором и подлежала самовывозу на свалку.
Мебель он планировал отреставрировать, уникальные по цвету и рисунку изразцы заказать молодым мастерам и украсить ими новые интерьеры для услады взоров состоятельной публики. А вот найденную мраморную скульптуру можно будет продать на аукционе. Вчера он пробил по инету цены на работы Миропольского и похолодел от восторга. Эта сделка покрыла бы все его расходы на дорогой ремонт, закрыла бы миллионные кредиты и ещё осталось бы, как говорится, детишкам на молочишко! Даже подумать страшно, как повезло. Дело было за головой. И тем, как присобачить её к могучему телу для товарного вида. Кто сможет это сделать, он обдумать не успел.
Подъехав к воротам усадьбы в синем сумраке зимнего утра, он с удивлением успел разглядеть, что во дворе особняка, стоят три чёрных машины с включёнными фарами и работающими моторами. Людей за тонированными стёклами было не видно. А на парадном барском крыльце, покрытом поздним слякотным снегом, виднелись мужские тела валявшиеся как попало в самых нелепых позах среди гильз недавней перестрелки.
И медленно, как в дурном криминальном кино, к ногам изумленного арендатора с высокого крыльца скатилась большая мраморная голова с выпученными от ярости глазами. Да... Голова оказалась достойной гигантского мускулистого тела древнего бога войны Ареса, воина и воителя, предпочитавшего, как известно, войну коварную и кровавую, войну ради самой войны.
27.06.21
 
СТЕПНАЯ КАМАСУТРА

Мухи уже летали вокруг него, как возле мёртвого. Садились куда хотели. Кусались. А он не отгонял. Руки были заняты фотоаппаратом, нацеленным на дальнюю парочку под свежим стогом сена. Нелёгкая работа следить за чужой женой. Тут свою бы не упустить, пока на людей охотишься за немалые деньги. Конечно, если бы это был не дальнофокусный аппарат, а дальнобойная винтовка, денег было бы больше. И он мог бы поменять машину. А то ведь за этими богатыми любовниками на его колымаге не угонишься. Вроде бы он правильно срисовал номера этого ауди. Старался, чтоб не заметили, чуть не упустил. Машину в заросли загнал, пробрался к месту их лёжки по лесополосе, о кусты исцарапался. Нашёл. Недаром в армии в разведке служил.
Долго же они там трудятся и трутся друг о друга. Уже третью позу поменяли. И он устал от них основательно. Место любовники выбрали открытое и пустынное. Так им, видимо, казалось безопаснее. Никто незаметно не подберётся. И Павлу пришлось залечь далековато, в густой лесопосадке. Главное, оба молодые и голые! Ничего не боятся. Хотя лица едва уловимы, тела все время в движении. По файлу, присланному ему вместе с предоплатой, выходило, что парень родной брат мужа этой дамочки. Надо же, - подумал. У него самого есть брат. Недавно из армии пришёл. Ещё не определился, живёт пока что у них, вчера только на работу устроился водилой к хозяину песочного карьера. Что он там говорил? Не машина у этого борова, а зверь. С места сразу за сто берет. Ауди. И тут у Павла что-то защемило в груди. Как прищепкой сердце прищемили. Подступило внезапное удушье. Ведь стояла не просто жара, а настоящее пекло. Пот заливал лицо, лез в глаза вместе с назойливыми мухами. Линзы очков и линзы аппарата запотели. Снимал любовные игры почти наугад, вслепую. Не для печати же! Потом в компе обработает и увеличит. Клиент получит полную картину этой степной Камасутры. Он почти ползком, прогибаясь под грузом тяжёлой, дорогой аппаратуры и под прессом своих внезапных догадок и сопоставлений, вышел к дороге, где стояла чёрная ауди, за которой, как только теперь понял, погнался по ошибке. Где и с кем теперь кувыркается жена местного олигарха, один черт знает. Заказ, по глупости, упущен. А вот тут, в луговой свежескошенной, духмяной траве, в свежем пахучем сене, распаленные зноем и страстью, получается, были его брат и...а вот с чьей женой он там был... Это ещё проверить надо. Скачает дома файлы, узнает правду. Как и то, почему у его жены с утра телефон недоступен.
04.07.21
 
БАБОЧКИ И ЖУЧКИ
 
Бывало, как прицепится к ней мужик, так и тащится потом, как порожний прицеп. Тарахтит по колдобинам ее судьбы, гремит бортами кузова. А отцепить жалко. В этом прицепе, глядь-поглядь, уже и поклажа житейская накопилась. Жалко бросить-то, в дальней дороге любая рухлядь может пригодиться. Вот хоть взять эту кошму из верблюжьей шерсти. Когда и зачем он ее привез в дом, сейчас уж и не вспомнить. Такую хоть в степи постели, ею же и укройся - так ни одна змея не заползет, не тронет.
К чему это она... ах, да. Режиссёр он был. Как раз про казахские степи кино снимал. Байконур этот всем известный. И вот кошма эта на память осталась. На дачу отвезли. Говорят, в Подмосковье нашествие гадюк невиданное. Люди из полей ушли. Не сеют, не жнут. Вот змеи и расплодились. Ну, хоть что-то живое в природе зашевелилось. А то этим летом ни пчёл, ни шмелей, ни стрекоз, ни кузнечиков. Из птиц одни трясогузки. Ни дятла не слышно, ни кукушки. Даже лягушки молчат. Словно вымерли все. Комаров и тех поубавилось. Погибель, мор на все живое, говорят, от вышек этих ДжиПиЭс. Вирусы новые расплодились. Врачи управы на них никак на найдут. Президенты по бункерам попрятались, управляют странами виртуально и дистанционно. Бодрятся, словно по три жизни у каждого. Вон, даже божьи коровки и те исчезли! А человек, выходит, живуч. Никаким мором его не возьмёшь. Только юмором. Хоть и не до смеха вроде бы, а смехачи и юмористы давно стали миллионерами. Антиквариат скупают и недвижимость, от нечего делать и "некуда деньги девать".
А как хорошо всё начиналось: в гостях у подруги, в центре Москвы, на высоком этаже. Зацепился он за неё глазом. Уехали оттуда вместе.
А душа все равно не на месте. Увядает, что-ли, не только природа. Ведь жалко даже не то, что умрём, а что может быть все поголовно вымрем! Как бабочки и жучки..
 08.09.20
 
ЧЁРНЫЙ ОРЁЛ

Так называлась придорожная таверна по дороге из Корнуэла в Девон. А по сути, старинный английский паб, который, как потом оказалось, обладал настоящей британской гордостью, если не гордыней. Пожилой, коренастый хозяин за стойкой - кому же ещё там и быть в этакой глухомани - уже с порога вычислил в них иностранцев, нахмурился и сказал: "Closed!". И отвернулся к полкам с крепким алкоголем. Место тут было не туристическое, пустынное. Навигатор повел их в объезд строительства нового моста через нитевидную речку, в дожди, между тем, заливавшую дороги и окрестности так, словно под тонким слоем почвы тут были скальные породы и воду они не пропускали. И Андрей с Ниной поехали в объезд узкими проселочными дорогами, через малые городки и уютные деревеньки, похожие на иллюстрации из старинных английских книг. Ближе к полудню ни с того, ни с сего прямо по ходу машины на них стал надвигаться густой клубящийся туман. Пришлось днем включить дальние фары. Но пробиться сквозь тёмное, словно бы грозовое облако, яркие лучи так и не смогли. И они несколько часов ехали почти наощупь, рискуя съехать в невидимый кювет. Стало понятно, что вокруг, вдоль дороги, простираются знаменитые вересковые пустоши, гиблые места, если верить классической английской литературе. Здесь во всякое время суток, и в любой сезон стояла густая, темно-серая дымка. Скорее всего, это испарялись окрестные болота, о которых местные жители сложили множество легенд и мистических историй, заселенных чудовищами вроде собаки Баскервилей.
После полудня машина все же вынырнула из вязкого тумана, и они увидели перед собой увитый лиловой глицинией приземистый старый коттедж с вывеской, на которой красовался большой чёрный орёл.
Время второго английского завтрака было на исходе. Потом кухня будет закрыта, и никакой еды ни в одном деревенском пабе до вечера не допросишься. Таковы традиции. И они в этих местах нерушимы.
На тяжёлой входной двери вместо кольца, которое заменяло в старину дверной звонок, на короткой толстой цепи красовалась массивная бронзовая бляха. И каждый входящий мог на ней прочесть дату основания этой придорожной харчевни - Est 1666 и преисполниться почтения.
"Поляки?" - Процедил хозяин сквозь зубы. "Нет, русские". "Это ещё хуже,-" сказал он и ушел на кухню за холодными, несвежего вида сендвичами. Бросил тарелку на стол. И в такт этому стуку над Чёрным Орлом вдруг раздался гром или даже рёв, словно реактивный самолёт взял звуковой барьер. "Вон, наши полетели, Москву бомбить!"- оживился хозяин таверны и исподлобья посмотрел, как эти bloody foreigners восприняли его
типичный английский чёрный юмор.
Своебразно, однако, шутят люди, у которых недвижимость дважды, а то и трижды заложена. И в данный момент сидят в глубине паба не клиенты, а банковские аудиторы. И два пристава, которые описывают их имущество, нерушимо принадлежавшее одной английской семье на протяжении более чем трёхсот лет.
Это успела им рассказать дочь хозяина, когда принесла счёт.
"Не обижайтесь на него. Вы наши последние клиенты. Жизнь ушла из этих мест вместе с объездной дорогой. Мы разорены. Завтра дом опечатают и банк, которому мы задолжали, выставит его на продажу.
Улетит наш чёрный орёл, который в реальности водится только в этих местах! Отец вряд ли это переживёт. Ему некуда идти. Разве только в приют для бездомных".
 04.10.21
 
 
 
 
 
Свернуть