20 февраля 2020  05:27 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Ливант Игорь

 

 

 

Папин портрет


 


Прости меня, папа, что долгой порою,

Когда выпадал от дороги привал,

С тобой говорили про жизнь за горою

О странах, в которых я часто бывал.

Ты с гордой улыбкой за младшего сына

Смиренно, унижено в такт мне кивал.

 

Ну как же, он видел. Ну как же он слышал.

Ему повезло жизнь иную познать.

А мне что ответить? Достойно трудился,

Как  деды трудились, отец как и мать.

 

Прости меня папа, за вкусным обедом,

За летним борщом, фаршированной рыбой

Не дал я тебе о себе рассказать.

Тебя не спросил я о том, как в тринадцать

Ушёл в революцию в поисках счастья,

О том, где работал, что строил, с кем дрался.

О том, как в войну на карельском сражался,

И в снайперских лежбищах сутки лежал.

Нельзя было даже курнуть папироску,

И пальцы  застывшие с хрустом размять.

Прости меня папа, что ростом чуть выше

Тебя оказался, и принял как знак,

Что вырос умнее тебя и мудрее.

Прости и поверь мне, что это не так.

Всё чаще и чаще свои размышленья

И жизнь я свою всю сверяю с тобой,

С твоим молчаливым отцовским уменьем

с любовным укором жалеть и прощать.

С дорогой твоей, и твоею судьбой.

С каким интересом смотрю я опять

На фото твоё

На военное фото,

На бескомпромиссное жёсткое фото…

Ах, как ты мне нужен  совета спросить,

О том, как мне жить и о том, как не жить.

В себя я стараюсь вбирать понемногу

 Всю мудрость и стойкость,

Любовь и надёжность, всю честность и волю

Все идеалы, ум и мораль.

Ведь ум без морали, без чести и правды

Не стоит того, чтобы зваться умом.

Лишь только потугой извилистых линий,

Посыпанных пеплом, объятых огнём.

Ты часто мне снишься… внезапно проснувшись,

Слезинку из глаз вытирать не спешу…

Когда я сквозь лица в колонне бессмертной

На выцветших фото тебя нахожу,

На общем портрете геройства, как жизни,

Простой тихой жизни я славу пою.

Где тянется ввысь чудодейственный свет

В чём жизни значенье, в чём сладость и мука,

Единственный вижу достойный ответ.

 

Прости меня, папа, что в мутные годы

Поддался соблазну твой опыт стереть,

И камень готов был я в прошлое бросить,

В костре роковом мог портрет твой сгореть

Свернуть