14 августа 2022  22:05 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Лукницкий Феликс




СТИХИ


 

Не завидуйте детям Блокады.


“А что - “дети Блокады”, -

не работали, не воевали...”

(Из разговоров)


Не завидуйте детям Блокады, -

Что бесплатно мы ездим в метро,

Что во многом ещё виноваты,

И устроились больно хитро.

 

Не завидуйте детям Блокады,

В том, поверьте, не наша вина,

Что “в железных ночах Ленинграда”

Нас тогда не сгубила война.

 

А вина в том - родителей наших,

Что делились последним теплом,

И в боях ли, от голода павших -

В Ленинграде ли, под Орлом...

 

И вина в том молоденькой мамы,

Что была моим светом в окне, -

В нашей комнате – с выбитой рамой

И коптилкой на голом столе.

 

Не завидуйте детям Блокады,

Нас всё меньше, -

пустеет наш дом...

Нас всё меньше.

Кому-то на радость.

Пополам (иногда) со стыдом.

22.05.97

 

***

 

После долгой осады –
Чувство лёгкой досады.
Я снимаю осаду
и войска отвожу.
Уступаю дорогу –
Пусть берёт недотрогу
Первый встречный по улице
или по этажу.

 

Но когда – для кого-то
Отворишь ты ворота,
И тягучее “Горько!”
проскандирует хор, -
Окунусь я в безбрежье
Куполов Прионежья
И триумф Гименея –
не замечу в упор.

После долгой осады –
Чувство лёгкой свободы.
Согревает надеждой,
что не стоит грустить…
После спячки в болоте –
Я в свободном полёте.
Но, увы, затерялась
путеводная нить.

2.09.01

 

 В зоне нечернозёмной...


В зоне нечернозёмной

Жизнь ползёт еле-еле.

Разгулялась позёмка

И шуршит всю неделю.

Ни тропы, ни дороги, -

Только трактор осилит –

Через мшаник упругий,

Через топкий осинник –

Путь на станцию. Почта –

Раз-два в год, только летом.

Если очень уж срочно, -

Прытким мотоциклетом.

В старой тряской коляске –

Телеграммы, посылки, -

За случайные ласки,

Да за две-три бутылки.

Отдалённы веками –

От царей, революций, -

Здесь характеры - камень

Сразу с детства куются.

 

Люди здесь не речисты,

И не пуганы звери.

Здесь удачи – не часты,

Куда чаще – потери.

Здесь и рыси, и лоси –

И быстры и бесстрашны.

А осоки колосья

Кожу режут как, рашпиль.

А какие здесь птицы!

Орнитологи, где вы?!.

А какие здесь лица!

А какие здесь девы!..

И в такой глухомани,

В записном захолустье –

Встретил я пониманье,

С лёгкой наледью грусти.

26.01.02

 

  * * *


Мошкой искусанные ноги
Без йода, сами заживут.
И снова приключений боги –
На сплав неслышно призовут.

На сплав по Мане ли, по Белой,
По Ориноко, по Янцзы…
С душой, счастливо оробелой,
Как в предвкушении грозы.

… И будет плот мальчишкой мчаться
По траектории крутой,
И будут реки отличаться
Названьями и широтой.

И будет кожа огрубелой,
И щёк небритость чуть к лицу…
А зов судьбы на сплав по Белой –
Как приглашение к венцу.

21.08.05

 

КОМАР

Комар в меня впилился сдуру,
Но сразу начал понимать:
Мою химическую шкуру
Его зубилу не пронять.

И от бессилья чуть не плача
(Голодных дюжина детей!),
Рискнул он попытать удачи
На шее у жены моей.

Однако, это против правил,
И комары их знать должны:
Ведь даже я сидеть не в праве
На шее у моей жены.

И неминуемо – расплата
Врасплох застигла наглеца.
В тот миг младые комарята,
Лишились щедрого отца.

22.07.07

 

ЗА ЧЕРНИКОЙ

Нет черники на виду.
Надо углубляться…
До неё пока дойду, -
Как не удивляться?

Комаров несметный рой –
За моею кровью.
Удивляюсь я порой
Их многоголовью.

А они за мной следят
Из-за каждой ветки.
Да они ж меня съедят –
До последней клетки!

- До черники – долгий путь, -
Рой зудит мне внятно, -
Лучше сразу повернуть
Во-время обратно.

И я следую его
Предостереженью.
Жизнь спасти – важней всего,
Даже пораженья.

4.07.07

 

 

Не ходите, девки, замуж за поэтов.
Это – очень впечатлительные люди.
Ну, напишет вам поэт пару сонетов, -
А наутро – поздороваться забудет.

Вдохновенье в них клокочет от измены.
А своих измен поэты не считают.
Иногда в них возникают перемены:
Не толстушек, а худых – предпочитают.

Да, поэты притягательны бывают,
И девчонки никогда не поумнеют.
Он ей сердце ненароком разбивает,
А вот склеить аккуратно – не умеет.
…………………………..
Но бывают среди них – иных обличий.
Часто косит их смертельная хвороба.
Только верность Дульсинее-Беатриче –
Сохраняют, как положено, до гроба.

Эти странные поэты – раритетны.
Что ни вечер, в облаках они витают.
Их сужденья ни о чём – авторитетны.
А от женского вниманья – сразу тают.

Их стихами могут бредить миллионы,
Но следы их заросли в Стране Советов.
В сплетни втоптаны их чистые погоны,
Беспощадны сплетни к жёнам тех поэтов.

17.02.09

СЕНБЕРНАР

Верность долгу Сенбернара –
Как пример для подражанья.
Сенбернар, рычавший басом,
Охранял хозяина,
Что лежал мертвецки пьяным
На широком тротуаре,
Что на Кировском проспекте,
На второй версте от Кировского моста.
Но на шаг или полшага –
Чтобы “труп” поднять с асфальта,
Не рискнули очевидцы:
Сенбернар пресёк попытки –
И движением, и взглядом.
И патрульную машину,
То-бишь двух сержантов с гаком,
Что пытались в окруженье
Взять лежавшего мертвецки, -
Он держал на расстояньи
Угрожающим рычаньем.
…………
Ждать, пока “мертвец” проспится
На правительственной трассе,
И вернейшим Сенбернаром
Будет до дому доведен
(И накормлен, и уложен),
Я не стал.
Но держит память –
Мировую скорбь во взоре
И смертельную решимость
Сенбернара.
7.05.11

* * *


“Над всей Испанией безоблачное небо.”
(17 июля 1936 года радио из Марокко
передало в эфир эту фразу - сигнал к
началу фашистского мятежа)


Над Португалией безоблачное небо.
Круиз по Доуро рассчитан на неделю.
Спасибо небу, капитану, гиду, Фебу –
Всем перечисленным и каждому отдельно.

Сбор винограда завершён, вино отжато
И расфасовано по бочкам по дубовым.
В долине Доуро ещё в разгаре “жатва” –
Лозу готовить будут к урожаям новым.

Здесь – с кем ни встретишься, по-русски ни полслова,
На English редкие таксисты понимают.
“Июльский полдень” вспоминаю я Брюллова:
Девичьи лица утомление снимают.

Круиз по Доуро – зигзаги, шлюзованья…
Не Черемош, поди, не Мана и не Белая.
На карте только португальские названья,
Но чётким курсом нас ведёт рука умелая.

***

Нине


О, женщина чуть-чуть за шестьдесят!
Как смел я пригласить тебя в пампасы?..
Зимою там не действуют компасы,
И все аборигены местной расы
Пьют пиво под молочных поросят.

О, женщина чуть-чуть за шестьдесят!
Как смел я пригласить тебя в Гавану?..
Зимою там, казалось бы, нирвана,
Но опытных туристов караваны
На Кубу не зимою парусят.

О, женщина чуть-чуть за шестьдесят!
С тобою – где мы только ни бывали…
Но если где ещё и не бывали, -
Всё сбудется, тебе лишь шестьдесят.

4.02.17

СТИХИ С. Д.

Тяжелой пневмониею сражён,
Курсируя меж туб- и онко-диспансером,
Я оказался в Вас непозволительно влюблён, -
Надеюсь, что другим больным
не буду в том примером...

Когда мне продлевали бюллетень
И Вас тревожил мой анализ крови,
Я, молча, не отбрасывая тень,
Внимал проникновенно и с любовью.

А мой “рентген” устроил Вас вполне, -
Он был куда оптимистичней, чем вначале...
Лечили пациента Вы во мне,
Мужчину же, - увы, не замечали.

Июнь-97

 

С. Д.

* * *
“Спасибо Вам, что Вы больны не мной...”
(М. Цветаева)

Как хорошо, что близко ты живёшь,
Что провожать - всего лишь остановку,
Что ты при мне - креплёного не пьёшь
И что при мне - курить тебе неловко.

Как хорошо, когда ты у меня:
И бедствий, и забот спадает бремя.
И для меня - ни ночи нет, ни дня,
Когда с тобою мы проводим время.

...А время на часах - “тик-так, тик-так”,
И за окном декабрь проходит мимо...
Такой уж я, представь себе, чудак,
Что ты мне - жизненно необходима.

Ты врачевала лёгкие мои,
А сердце (что на снимках - по-соседству)
Почти окаменело без любви.
Так исцели, если имеешь сердце.

27.12.97

 

ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ

Раз пришёл Бином Ньютона
К Пифагоровым Штанам,
Взяв с собою полбатона,
Две сосиски и банан.
Пифагоровы Штаны
Были радости полны:
Угощение – настойка
Из домашней бузины.
Поболтали по-соседски,
Засиделись до зари.
Под банан и под сосиски -
Стали тосты говорить:
- За Ньютона! Пифагора!
За трудящихся всех стран!..
SMS средь разговора:
- Вылетаю. Перельман.
По-научному, по-свойски,
Не уведомив ОВИР,
Прилетел. И с ним в авоське –
Обезжиренный кефир.
Пифагоровы Штаны
Приготовили блины,
И достойным угощеньем
Насыщались три страны.
……………………..
К слову – о научных узах:
Их прочней на свете нет.
Из окошка в Сиракузах
Лился мягкий добрый свет.
2.01.11
 
Из цикла "По мотивам коллег по Поэзии":
 
“Поймите, моя милая, без Вас –
Я как без Лотарингии Эльзас,
Париж без Лувра, Лувр без Рафаэля,
Порт без Артура…”
Виталий Дмитриев
Как славно, что ты – Порт, но без Артура.
А я – рояль, но без клавиатуры.
А, может, я – Рояль, но без Пале –
Смотря по чьей оценивать шкале,
И что нальют – коньяк иль Божоле.
Я – Сан, но без Франциско и Хосе,
Я – санкюлот на взлётной полосе.
Я также Мамин без Сибиряка,
Сибирь меня простит наверняка.
Я – Бойль, и только Бойль. Без Мариотта.
Люблю фасоль и не терплю компота.
Я – Лот, а мог бы быть женою Лота,
Когда б не правый крен у вертолёта
И выпавший геном на вираже.
Проснулся, - Фигаро без Беранже!
Когда я был Омар, но без Хайяма,
А также Сент, но без Экзюпери,
Япония жила без Фудзиямы.
Вот было времечко, чёрт побери!
Под Рождество я – Гей, и без Люссака.
Любая не пригретая собака
Приятельски мне лапу подаёт.
И Стрекоза зимою мне поёт.
Я – Дон, но без Кихота и Жуана.
И Дульсинея, да и Донна Анна –
Сторонятся, в предчувствии обмана.
Увы, мой друг - не светит мне нирвана.
8.11.12
 
ПУТЕВОЙ ДНЕВНИК
 
ВНР – СФНРЮ – СРР (июнь 1979 г.)
(Ленинград-Москва-Чоп – Шалготарьян-Будапешт-Сегед –
Нови Сад-Сараево-Герцег-Нови (Дубровник) –
Байна Башта-Бухарест-Брашов (Предам) – Кишинёв-Ленинград)
 
1. Едем поездом к Москве
Но пока мы спали,
Два циклона в той Москве –
Погоду исправляли.
Но мы делаем скачок,
И мороза лапы
Нас не схватят. Едем в Чоп,
Курс – на юго-запад.
 
2. Женщины во всей красе!
Мужички (в поисках пищи)!
Берегите Шефа все, -
Без него мы – нищи!
 
3. Все в строю. Никто не пьян.
Сон смыкает очи.
Приюти, Шалготарьян
Нас на пару ночек.
Расскажи, Шалготарьян,
Про шахтёров нам.
Проведи, Шалготарьян,
Нас – по закромам.
 
4. За окном опять дорога,
Венгрией – не Польшей.
Позади соблазнов много,
В Будапеште – больше.
 
7. То не гром гремит,
Не комар пищит.
То Илона нас в автобус –
На экскурсию тащит.
Солнце жарит с небосклона, -
О, Сент-Иштван, помоги!..
Но Илона неуклонно
Фарширует нам мозги.
… А наутро, ведомые
доблестным Павле,
Брали приступом крепость,
а за ней – и музей.
Беспощадное солнце
нас сжигало напалмом
И не делало скидки
для советских людей.
 
8. А красоты Будапешта,
Мятежи его витрин –
Будем помнить мы, конечно,
Дня, по крайней мере, три, -
Пока сауна-автобус
Нас по Венгрии везёт,
И земного шара глобус
Счёт на форинты ведёт.
 
9. Только в Сегед прибыли,
Сразу дали газу…
Нам ещё бы на денёк –
Хоть бы краем глаза!
 
10. Эй, туристы, скоренько –
Залезай на нары:
Забываем форинты,
Учим про динары.
В Югославии нас ждут
Столько заглядений, -
Лишь динары там спасут
Женщин от паденья.
 
11. Ну, что вам рассказать
про Нови-Сад?..
Мы час-другой прошли
вечерним Нови-Садом.
Луна плыла, как и обычно,
где-то над,
А мишура витрин, опять же, -
где-то рядом.
Городок он – ничего ,
Населенье таково:
Крутобёдрые весталки
Составляют большинство.
Перегон большой на редкость, -
Начали часов с шести.
Синеглазая Неретва
Увлекала нас в пути.
Серпантинное блаженство
Красоты невиданной!
Нету горше доли женской, -
Мы дороге дали в жертву –
Самую невинную.
 
12. Испепелённые на славу,
Вручаем сорок жизней Драгославу.
Ну, а чопские шофёры, -
деловитость не без перчика, -
Ариведерчи-ка!..
 
13. Горы слева, горы справа,
“Magirus Deutz” - стрелой летит.
Наша дружная орава –
проскочила аж Сараево
И осела на ночёвку –
километрах в десяти.
 
14. По турецкому базару –
Златари, да медники.
Шеф ведёт свою отару
Вслед за гидом медленно.
А потом мы – десантом – на ярмарку,
А на ярмарке упасть негде яблоку!
А мы – в город,
врассыпную, да парами…
Гнулись лавочки
под нашими динарами !
А вот в ценах – разнобой,
Ну, к примеру:
За “Playboy” –
Пол-фунта мохеру!
За билет на трамвай до отеля –
Можно пиво пить две-три недели…
 
15. И с Сараевым покончив,
Не успели мы уснуть,
Как нас поднял Шеф – “по коням!”
Это значит: снова в путь.
 
16. Адриатика. Ривьера.
Кипарисы. Кактусы.
Гладь аквамариновая
смотрится в окно.
Мы ж всё это видели,
или мне так кажется ?..
Ну, конечно, видели, -
и не раз – в кино !..
 
17. Ни слова о Дубровнике,
кроме “Ух-ты!”
Сказочное чудо у лазурной бухты.
Откупался ото всех – не с бухты-барахты.
Ни слова о Дубровнике,
кроме “Ах-ты !”
По-над Дрыной мы летели
Скальным серпантином.
Начали считать тоннели, -
Пальцев нехватило.
По ущельям лихо кружит,
Слабых бьёт по нервам,
Драгослав – хранитель верный –
Мчит нас всех на ужин.
 
18. На предельной скорости –
Спидометр зашкаливало.
Но за это – вскорости
Мы дождались шкалика.
Байна-Башта нас встречала
Славным “первачом”.
Нам начать бы всё сначала,
Всё нам нипочём!
 
19. До Белграда доберёмся,
А потом и выберемся.
Как в субботу мы проснёмся, -
Сразу быстро выбреемся
И поедем париями,
Разместившись парами…
Хорошо в Динарии,
Если вы с динарами.
(Отель “Сербия” нам дали –
Восемнадцать этажей!
Лифт столь долго мы прождали,
Что Белграда не видали.
Лишь секс-фильм нам показали –
На последнем вираже).
 
20.“Икарус” “Совтрансавто”,
приняв нас в Белграде,
Неспешно к румынской границе пополз.
А Белые ночи в родном Ленинграде –
Тоскуют по нам, не скрывая слёз.
 
21.По дороге к Бухаресту
Попадали мы в грозу.
Молнии секли окрестность,
Словно “сидорову козу”.
И когда б одна из молний –
В нас дала б (в недобрый час),
Горстку черепков “мадонны” *)
Раскопали бы от нас.
--------------------------------
*) Сервизы под этим именем
сов. туристы во-всю везли из Югославии.
 
22.Долго ль, коротко ль плутали,
И – почти покойнички, -
То мы песню запевали,
То рядами нас меняли,
Но при “Северном вокзале” –
Дали нам по коечке.
 
23. Каждый день в обед – вода…
Не за этим – мы сюда,
Нам – хоть бы вина почаще
Или пива – иногда.
И от этой-то воды, -
В самом прямом смысле, -
Пали наши животы
На земле румынской.
 
24. Гид наш был неплох, пожалуй,
Служба гида – не проста.
Но поблескивало жало
Сквозь медовые уста.
По бульварам и аллеям –
Быстроноги и легки, -
Растранжириваем леи.
Чемоданы тяжелеют
И легчают кошельки.
 
25. И грустнеют наши лица,
Взгляд красноречивей слов:
О, скорее бы граница,
Да скорей бы Кишинёв,
Да скорее бы наш поезд
Разводил свои пары,
Да в умеренный бы пояс –
От полуденной жары…
 
ЭПИЛОГ
Будет сниться нам ночами
Транс-балканский это путь –
Вёрст три тыщи за плечами.
Что ж, легка беда – начало,
Вкруг Европы, что ль, махнуть?..
 
***
 
Св.
Мне рыженькие нравятся,
Я рыженьких люблю.
К одной такой избраннице
Я бережно рулю.
И, приглушая голос мой,
Смущённо глядя в пол,
Я приглашу её – зимой
Со мною на атолл.
Куда-нибудь на край земли,
Где моря – через край,
Где забывают корабли
Про дом, про отчий край.
И будет в компасах враньё,
Но будет тих атолл,
И будет маяком – её
Багряный ореол.
И будет Тихий океан
Целителен и тих…
И рыженькие разных стран
Поддержат этот стих.
28.06.02
 
***

ДОРОГА В ИЗЯСЛАВЛЬ*)
 
Сорок шестой… Из Шепетовки
Путь держим в воинскую часть.
Подводой – в тряской джигитовке –
Нам предстоит часов пять-шесть.
А в части той – кавалерийской
Служил двоюродный мой брат.
К нему нас – с некоторым риском
Отправил в лето Ленинград.
После голодных лет Блокады,
После бомбёжек и сирен, -
В садах белеющие хаты
Меня невольно брали в плен.
Телега нехотя скрипела,
А мама, косы распустив,
Украинские песни пела -
Дороге долгой супротив.
И звонко лился мамин голос
Среди окрестной тишины,
И уходил из клеток голод.
И больше не было Войны.
_____________
*) Изяславль или Изяслав – древний
городок, теперь – в Хмельницкой
области Украины
7.07.04

 ***
 
Из цикла "По мотивам коллег по Поэзии":
 
“На честном слове держится душа,
На честном слове. Крепче не бывает.”
Ольга Бешенковская
“Ведь на то она и жизнь,
Чтобы двигаться по кругу.“
Алина Мальцева

Поэзия – не тыл, передовая.
Судьба её трагична на Руси.
Читателей порука круговая –
На честном слове, в общем-то, висит.
На честном слове, в коем честь и слово
Слились в неразделимый твёрдый сплав.
Обманчиво заманчивая слава –
Тускнеет от истёртых всуе слов.
Пегас – не мул, не лошадь цирковая,
Что день за днём по кругу колесит.
Пегас мой – колесница боевая,
Что вкруг земной вращается оси.
Оставьте, гороскопы и кукушки:
В прогнозы ваши веровать – не мне.
Надеюсь, благосклонно взглянет Пушкин.
Мой голос – на его звучит волне.
20.03.10

***

“Над всей Испанией безоблачное небо.”
(17 июля 1936 года радио из Марокко
передало в эфир эту фразу - сигнал к началу
фашистского мятежа)
Над Португалией безоблачное небо.
Круиз по Доуро рассчитан на неделю.
Спасибо небу, капитану, гиду, Фебу –
Всем перечисленным и каждому отдельно.
Сбор винограда завершён, вино отжато
И расфасовано по бочкам по дубовым.
В долине Доуро ещё в разгаре “жатва” –
Лозу готовить к урожаям будут новым.
Здесь – с кем ни встретишься, по-русски ни полслова,
На English редкие таксисты понимают.
“Июльский полдень” вспоминаю я Брюллова:
Девичьи лица утомление снимают.
Круиз по Доуро – зигзаги, шлюзованья…
Не Черемош, поди, не Мана и не Белая*) .
На карте только португальские названья,
Но чётким курсом нас ведёт рука умелая.
---------------------------
*) Реки эти в СССР были школой сплавов.
6.11.17
 
ЦПКО, 14 ОКТЯБРЯ

Стайка девушек спортивных, -
Попросили, я снимал.
Все в движениях активных,
В сборе листьев стар и мал.
Здесь плебеи и элита
С разных питерских широт.
Здесь кленовая палитра
Сразу за душу берёт.
Пожилые оркестранты
Зажигают молодых.
В танце кружат на пуантах
Пары юных и седых.
Подарило бабье лето
В середине октября
Вдохновение поэту…
Лестно, честно говоря.
14.10.18
 
***
 
- Музыкальный мир жесток.
- А научный, что – добрее?..
Ведь и в касте брадобреев –
Каждый знает свой шесток.
Узок кастовый мирок,
Лабиринты чванства узки.
Не усвоенный урок –
Запредельные нагрузки.
Сквозь игольное ушко, -
Обдирая в клочья кожу.
Удержаться нелегко
Между правдою и ложью.
Нет, наука не хитра,
Музыка не лицемерна.
Жизнь, как Старшая сестра, -
Всех воспитывает верно.
Но в точнейшей из наук
И в искусств безмерной шири –
Есть всегда неверный звук:
Исполнители - фальшивят.
30.10.00
 
ПЕЧАЛЬНЫЙ ВАЛЬС

                                  Вере
 
Я Вам написал
из февральского снежного дня,
И строки мои подхватили две юных метели.
Надеюсь, они за неделю
до Вас долетели, -
Примите же их на ночлег
и прочтите меня.
Тому, что зовут меня FELIX,-
не верьте, увы, -
Предательство
счастье моё подстрелило на взлёте...
Надеюсь, меня Вы полюбите,
если поймёте,
И Белые Ночи со мною разделите Вы.
В своём обнищанье-
ну, что я могу обещать? -
Лишь неба лазурь,
да таинственность горных ущелий.
За Ваше молчанье
я вам обещаю прощенье,
За Ваше вниманье -
готов своё сердце отдать.
Метель ли причиной
столь длинных и ветреных строк, -
И в снежных горах
не страдал я от снежной болезни.
Встречал и стройнее, и ярче,
и даже прелестней,
Но вот устоять перед Вами-
поверьте, не смог...
13.02.91
............................................................................
Я Вам написал из февральского снежного дня,
И строки мои осудить Вы, конечно, успели...
Весны долгожданной -
вторая проходит неделя,
Дождусь ли ответа до лета?... - Спасите меня!
____________________
felix (лат.) - счастливый
Март-91
 
***
 
Живу я Allegro vivace *) ,
Cо мною, конечно, не просто.
И, если ты хочешь иначе, -
Сошли меня лучше на остров,
Что в тысячах миль от суши,
И в лоциях не обозначен.
Живут там бродячьи души
Безвестных ловцов Удачи.
... Сначала ты спешно будешь
Искать этот остров под лупой,
Потом себя ты осудишь,
Что так поступила глупо,
Что вышло всё так нелепо...
И всё же поймешь ты, плача,
Что жить мог я - только Allegro,
Точнее - Allegro vivace.
__________
*) Allegro vivace (муз.) - быстро, оживлённо
4.02.99
 
***
 
Сеанс любви за “Руммикубом” *)
С моей красавицей-женой…
Кто соблазнил нас: - Ты, Гекуба?
Или Гермес тому виной?..
Игры заманчивой во власти,
Почти не видимой порой, -
Кипят невиданные страсти
За этой, вроде бы, игрой.
В Игре – ни тени вероломства,
Игра не терпит поддавков.
И не в чести низкопоклонство
Перед триумфом игроков.
Но переменчива удача, -
Судьба – с повязкой на глазах.
Плюс правило fair play в придачу…
И мой азарт – на тормозах.
-----------------------------
*) “Руммикуб” – (Rummikub) входит в пятёрку самых популярных игр мира.
Изобретен в подмандатной Палестине еврейским переселенцем из Румынии
Эфраимом Хертцано в начале 1930-х годов, после официального запрета властей на карты.
В Еврейском Общинном Доме СПБ на ул. Рубинштейна, 3, прошли 6 чемпионатов города.
24.03.20
 
***
 
Стайки белоствольные
В хвойном окружении.
И просторы вольные…
В лёгком снаряжении –
Впитываю зрительно
Искусы предмайские.
Смотрят примирительно
Здесь и птицы райские.
22.04.19
Пл. 69 км под Сосново
 
***
 
“Над всей Испанией безоблачное небо.”
(17 июля 1936 года радио из Марокко
передало в эфир эту фразу - сигнал к началу
фашистского мятежа)
Над Португалией безоблачное небо.
Круиз по Доуро рассчитан на неделю.
Спасибо небу, капитану, гиду, Фебу –
Всем перечисленным и каждому отдельно.
Сбор винограда завершён, вино отжато
И расфасовано по бочкам по дубовым.
В долине Доуро ещё в разгаре “жатва” –
Лозу готовить будут к урожаям новым.
Здесь – с кем ни встретишься, по-русски ни полслова,
На English редкие таксисты понимают.
“Июльский полдень” вспоминаю я Брюллова:
Девичьи лица утомление снимают.
Круиз по Доуро – зигзаги, шлюзованья…
Не Черемош, поди, не Мана и не Белая.
На карте только португальские названья,
Но чётким курсом нас ведёт рука умелая.
6.11.17
 
ТАКОЕ КИНО (диптих)
 
“Трудности у киношников.”
                       М. Жванецкий

Я – дворянин в массовке “Воскресенья”.
Его снимают братья Тавиани,
И – не до сна трудягам из “Ленфильма”.
С Нехлюдовым я трижды пересёкся,
И, может, посчастливится в прокате
Дворянскую мою увидеть спину,
А то – и гордый профиль на мгновенье.
В костюме-тройке, в шляпе и в перчатках, -
По мненью впечатлительных и робких, -
Довольно привлекателен и строен…
Воротничок стоячий лишь мешает,
Цепочка-реквизит бренчит чуть сбоку,
Да трость (а что с ней делать, я не знаю).
Такие вот проблемы у “дворянства”…
22.09.2000
 
* * *
 
Вновь оттепель… Скучаю по “массовке”.
Пойти в “Ленфильм”, помрежу показаться:
Библейский профиль, выправка спортсмена,
Во взоре что-то, - если приглядеться
Чуть издали и при щадящем свете…
Счастливица Италия! Она –
Уже когортами спешит на “Воскресенье”.
Его снимали братья Тавиани
На фоне Питера, и я им подошёл, -
С Нехлюдовым изящно разминуться
В двух кадрах за два летних дня… Скучища!
Сравнить ли это с тем, что было в детстве…
Когда “Ленфильм” снимать затеял “Овод”,
По радио он кликнул всех ребят,
Кто внешне подойдёт под “итальянцев”.
И мальчики с “италинкой” в глазах
(Мечта титанов неореализма –
Де-Сантиса, Де-Сика...), и де-факто –
В них было куда больше “итальянства”,
Чем в римлянах, болонцах и болонках –
де-юре).
Рванув – кто с тренировок, кто с уроков, -
Пикировали в вестибюль “Ленфильма”,
Забив его настолько, что помреж –
Отбор провёл на бреющем полёте,
Меня не удостоив даже взглядом…
Зато мой одноклассник Лёшка Паршин, -
Полей российских гордый уроженец, -
Был взят в массовку, всем на удивленье…
Не мог тогда я знать – как многолика
Италия. Да только ли она?..
Был прав помреж, и “Овод” состоялся.
15.01.02
 
***
 
Осиновское озеро – в форме бумеранга.
Возвращаюсь я к нему, а оно ко мне.
Народ кругом заслуженный, не ниже кавторанга:
Кто чин добыл в полярниках, кто – в планах по Луне.
Осиновское озеро – в сосновом окруженье:
В ладонях изумрудных – сапфир, аквамарин.
А в предзакатном зареве – игра воображенья:
Под музыку Чайковского – двенадцать балерин.
11.06.14
 
***
 
На остров Тристан-да-Кунья
Готов я лететь хоть завтра.
Там люди живут лет за сто,
Микробов там вовсе нет.
Опасней, чем козни акульи,
Там – лень и обильный завтрак,
Да праздничные застолья,
Да сбой траекторий комет.
А если и впрямь удастся:
Что взять мне на дальний остров –
Из памятных фотографий,
Из личного барахла?
За что-нибудь, да воздастся
Вдали от родных погостов.
Не пишут там эпитафий,
И слава нема, и хула.
Зато там живут столь долго,
Что здесь бы осточертело, -
Достойно и неподкупно
Пред близкими и страной.
Живут как Нева, как Волга,
Свободны душой и телом.
И будет Тристан-да-Кунья
Без лести в ладу со мной.
8.06.10
 
***
 
И снова из "Камчатских стихов":
 
Жене Шаховой – альпинистке-спасателю
 
Сидим мы в Налычеве, в “луже” *),
А дождик льёт, как из ведра.
Лежали бы в палатке лучше, -
Не просидеть бы до утра…
И с нами в “луже” ждут погоды –
Десант, готовый на маршрут,
Да три пилота вертолёта, -
Его уж точно где-то ждут.
Земное кровообращенье
Из вулканических глубин –
Поможет нашему общенью.
… Представь, что я тебя любил –
Все те полсотни километров –
До Налычева и назад,
Что ты промчалась – горным ветром,
Почти не глядя мне в глаза.
На крутизне твой след терялся,
И на пунктирах переправ,
Лишь ощупью я продирался
Сквозь частокол дремучих трав…
О, милый доблестный Инструктор!
Я восхищён и невредим!
За рамки нашего контракта
Ты не шагнула ни на дюйм.
Чем я и тронут, и расстроен:
Теперь с тобою мы – друзья.
Я замки на песке не строил,
Но – ведь не каменный же я!..
____________________
*) Так на Камчатке называют
естественные водоёмы, образуемые
на выходе термальных водных потоков.
27.07.02

 ***

Этот дачный призыв,
эта тяга к земле горожан.
Этот мартовский зуд –
подготовка семян на рассаду.
Есть ли эта болезнь
у нью-йоркцев? А у парижан?
Уточнить бы в трудах
Ришелье, ЦРУ и Моссада.
От чего это в нас –
в клетках память голодных годов?
Или – с древних времён –
землепашеством мечены гены?
Скептицизм и азарт
в генах не оставляют следов,
Только бурю в стакане воды –
на потеху богемы.
Эволюция в нас
наследила порой наугад:
Кто подался в охотники,
кто промышляет разбоем.
Большинство же –
ударники дачных бригад,
Земледельческий опыт
становится многим судьбою.
4.11.11
 
Вопросы...
Сколько НАС -
в Блокаду умиравших,
Но спасённых,
в ящик не сыгравших,
И сыгравших в жизненных ролях?..
Сколько ИХ –
на поле брани павших,
Не предавших,
без вести пропавших –
На бескрайних и немых полях?..
Сколько ЛЕТ –
смех кровью будет пахнуть, -
Сколько ЛЕТ не заржавеет память –
О всех ТЕХ, кто защитил Страну,
В ту,
тогда – Великую,
Войну?..
10.09.05
 
К ВОПРОСУ О ДОСТУПНОСТИ…

У Сфинкса я отметился чуть раньше,
Чем выбрался с визитом к Джиоконде.
Причина в том, что Сфинкс –
Её чуть старше.
А я воспитан в правилах старинных,
Когда учтивость к старшим –
не в крови,
А с детства – и на век,
То-есть до гроба.
… Ползла тысячеликая толпа
Полу-тоннелем,
прямо в лапы к Сфинксу.
Он хмурился: оскомину набило –
Зевак и любопытство, и тщеславье.
Смотрел Он мимо них и в Никуда.
Спешит тысячеглазое мурло
Запечатлеть себя на фоне Джиоконды.
Тщеславно-простодушные японцы –
Все с блицами, как в бой, наперевес, -
Слепят её с рассвета до заката,
И Джиоконду приступом берут!
Маршрут к ней обозначен от метро –
Ступнями на асфальте…
Ну и Ну!...
Сигнальная система троглодитов.
К вопросу о доступности искусства…
18.09.10
 
 
Свернуть