23 января 2018  19:47 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Наталья Лясковская


 

Родилась на Украине в городе Умань Черкасской области. Окончила Литературный институт имени А. М. Горького в 1986-м (семинар Е. А. Винокурова, поэзия).Член Союза писателей России с 1997-го. Работала в центральных изданиях разной направленности – и рядовым журналистом, и главным редактором. Редактор кинопродюсерского центра «Всё хорошо». В настоящее время – руководитель пресс-службы Международного Союза православных женщин, член Совета Союза православных женщин. Председатель жюри городского фестиваля детского и юношеского творчества «Юные таланты Московии». Автор множества публикаций в центральной и региональной прессе. Автор нескольких книг для взрослых и детей. Переводчик с украинского, болгарского, польского, аварского, кумыкского, грузинского.Обладатель отличного диплома  Софийского университета имени Климента Охридски по славистике.Переводчик-синхронист Верховного Суда РФ с  украинского и болгарского языка. В последние годы серьёзно занимается православной публицистикой, автор десятков статей в печатных и интернет-изданиях. Автор книги о Матроне Московской, сценариев документального и художественного фильмов о Матроне Московской.

Публикации на сайте «Православие.Ru»

Публикации на сайте "Стихи.ру"

Произведения на сайте "Российский писатель"

***

Вечером наступает такое время, что я даже исторический роман не могу редактировать. Часа три надо дать башке проветриться. Тогда я глажу бельё под телевизор, кручу котлеты или штопаю носки. Или ложусь прикорнуть, а перед сном предаюсь сладостным мечтаниям...
Грех это! - закричат сейчас набежавшие ревнители. Да, грех. Но отстаньте, я теперь редко грешу: то сала в пятницу раз в год поем (позабывши, какой день на календаре), то помечтаю.
А мечтаю я о прекрасном богатом возлюбленном. Да нет, не об интимных гимнастических упражнениях с ним на золотых пляжах, как-то мне всё это уже неинтересно, к счастью. И не о драгоценных украшениях, которые приятными горками валялись бы там и сям по квартире - у меня период избавления от материальных благ, вроде лишней блузки или галантерейного браслетика. А мечтаю я, как возлюбленный олигарх, симпатичный такой лысый крепыш вроде Саши Слепакова, говорит: что желаешь, милая, всё тебе подарю! А я такая: а подари мне, друг сердечный, театр! Нет, дайте два! Или три! А он такой: да пожэлуйста, хоть десять! И вот я утром, одевшись неотразимо, помесь строгой учительницы и мисс мира, бзырю на бентли в театр. Ну, вокруг, разумеется, всякие нужные услужливые люди: Сергей Сергеевич, Юлия Игоревна. Что ни велю: хорошо, Наталь Викторовна, будет исполнено! И исполняют. Исполнители.
А в театрах уже шур-шур-шур: новая метла! Метла красиво садится и тихо так давай разбираться: кто у вас тут? Голые пионерки?!! Эту уволить, этого посадить. Будет исполнено, Наталь Викторовна! Шур-шур. Это кто? Что? Какой ориентации? Так, теперь у этих всех одна ориентация - на Север! Рабочих рук не хватает дороги строить. Маникюр поломают? И маникюрщиков туда! Денег на развратные спектакли не дам! А кто даст - руки отрежу. Ставим Чехова, Островского, по Достоевскому и по рассказам Марины Кудимовой (Марин, это я так комплимент тебе...))) - и чтоб никакой голытьбы, сиськотряски, садомазо и прочей русофобии. А кто это там скромно стоит? Лена Габец, Саша Андриенко, Аня Гуляренко? (тут ещё надо потом вписать несколько человек...)) Этих знаю, хорошие ребята, отличные актёры, отдать им все главные роли! И кааа-ак потянутся к нам в театры люди: что? настоящий Чехов, без дури?! Господи, какое счастье, давно не видели! Билеты по 150 рублей самые дорогие?!! И сам приду, и жену приведу, и всю семью, даже дедушку с бабушкой, они в театре с 91 года не были. И класс, и школу приведу. И всю страну!
Тааа-ак. Год прошел, красота: театры процветают, народ культурно растёт, развратная заграница кусает гнилые декорации и мерзко воняет, разлагаясь.
А мне уже хочется чего-то нового. Спрашивает любимый: чего твоя душенька желает? А я: продюсером хочу! Кино-мино там всякое. На, тешься, солнышко моё невгамонное, смеется любимый и снова мне кучу денег мах на пенсионную карточку!
Ну, я одеваюсь красиво - узкая длинная юбка, белый китель, револьвер за поясом, золотой стэк в руке - и качусь на мерине в сине-белую полосочку с кокардой ВДВ на капоте в свой личный кинопродюсерский суперпуперцентр. А там в прихожей сидят уже лысый Бондарчук с новой пипеткой, безработный Серебренников с тридцатью подсеребренниками, Бекмамбетов с бекмамбекнутыми и прочие, и прочие. Даа-йте денег на кинце-гименце! (Простите, это не я, это мама так говорит, а она для меня авторитет). Чтооо?! Не дам. Бондарчука на пенсию, бездарную пипетку - на исправительные работы, нечего семьи разбивать. Мерчендайзером могу устроить в "Ашан", хочешь? Не хочешь - пошла вон. Миронов, ты ж талантливый, б...ыл, актёр, как не стыдно... Есть вакансия в бухгалтерии. Нет? Свободен. Позовите-ка мне Ирину Андреевну Плиско, пусть кино снимает! Я за неё ручаюсь. Сценариев у меня есть, пока работала редактором у неё в продюсерском центре "Всё хорошо" - накопилось выше крыши. Остальных - на стройки страны! Всё, идите, я устала.
А ещё через годик, глядишь, примусь за писателей. Каждому писателю - по личному Дому писателя дам! Где кто захочет - в Кузедеево, в Камышине,
на Тверской или в Новоглаголево. Или в Зябликово. На Валдае там или в Сочи. И - полное обеспечение, библиотека личная, все дела. Только пиши! Но через год - проверка: предъяви, братец, чего наработал! Ничего? Комнаты сдавал, на заднем дворе свиней развёл и торгуешь?! У ворот шашлычную открыл на пару с кавказцами? С девками да дружбанами пил-гулял? "Погибла Рассея" кричал?! Так, кон-фис-ко-вать всё на фиг у него. Деньги вернуть в казну. Запретить называться писателем на ближайшие двадцать лет, пока не докажет обратное! То-то же...
А там, глядишь, и за министерство образования возьмусь...(уже сквозь марево).
И здраво...ох...ххррр-хррр... ане...ние...
А вот что с политиками делать?!
Тут силы покидают меня, глаза слипаются, руки слабеют...ох, не успею разобраться.Где мой меч, который я в "звёздных войнах" отобрала? Дайте мне его... Где ж ты, моя силушка богатырская?!
Вжжжжикккк, вжжжиииикккк, вжжжжик!!!
О! Ровненькое, чистенькое местечко. Хорошо как, красивенько.
Всё.
До следующего утра...

***

Прибит на Крест моей неправдой,
Чем оправдаюсь пред Тобой?
Моя поруганная Радость,
Моя распятая Любовь!

В Твоей любви спасенье чаю,
Молясь, прошу только о том,
Чтоб жизнь минутою молчанья
Прошла перед Твоим Крестом.

А на Распятье непрестанно
Глядит Превысшая Небес,
И со скорбящим Иоанном
Сораспинается Тебе.

И я стою, свидетель третий,
Повесив на плечо клобук.
Звонарь вещает, аки петел,
Мою порочную судьбу.

И проклял я своё лукавство,
В котором с колыбели рос.
Душé моя, душе, покайся,
Да пощадит тебя Христос!

О Боже мой, я весь – проказа!
Целуя Твой кровавый пот,
Гвоздиные целуя язвы,
Рыдаю горько, аки Пётр.

иеромонах Роман
23 мая 1982
Псково-Печерский монастырь

 

Настоящая Пугачева


Скачала вдруг на каком-то унылом канале фильм "Женщина, которая поёт". Когда-то смотрела - и он показался мне сереньким, невнятным. Мужчины совсем не моего романа, сюжет хиленький, ноги у кордебалета толстые...
А вот сама Алла - просто дух захватывает! Женщина, которая поёт. Когда сняли этот фильм, она была ещё настоящая, со своим лицом, со своим невероятным голосом, в самый пик расцвета таланта, славы, красоты. Иногда видно, что она уже не юная девушка (как по сценарию), ну и что, всё равно она такая красивая, особенная, настоящая! Настоящая Алла. Это была пора альбома "Зеркало души". Я помню Аллу тогдашнюю - она приезжала к Толе Брусиловскому (они дружат всю жизнь), вся такая, в ореоле популярности, бесшабашная, даже грубоватая порой, но такая настоящая!
И абсолютно несчастливая.
"Так же, как все, как все, как все..."
Тогда изо всех окон неслись песни из этого альбома. Не всё мне нравилось, но многое. Потом было ещё несколько замечательных - "Без меня тебе, любимый мой", "Старинные часы", "Лето, ах, лето!" и другие, то пронзительные, то задушевные, но всегда такие настоящие.
Настоящая Алла была великолепна. Я помню каждый прорыв звука, трещинки в голосе, модуляции, и как она раскачивала в "Приезжай хоть на часок"...
Пугачёва времён этого фильма мне очень нравилась, я её даже любила. И совершенно не стыжусь в этом признаться. А одна её песня спасла человека, я была тому свидетелем. Однажды случилась со мной большая беда, я её не в силах была понести. Я ютилась в то время у знакомой художницы на Люсиновской, которая меня не выгоняла, но и рада не была мне. И кинуться мне со своей бедой было некуда. Позвонила одному, другому - у всех свои заботы. Почти без надежды набрала номер даже не подруги - так, знакомой. И она сказала:
- Немедленно приезжай.
Даже приказала. Она была старше намного, с характером, военный переводчик, долго прослужила в Афгане. Тогда ещё там наши были. А она забеременела по большой любви (любимый её не поддержал, он был женат), и на тот момент только-только родила сыночка. И вот эта почти незнакомая мне суровая Рая как-то сразу поняла моё уже почти безумное состояние, и на неделю поселила меня в свободной комнате в своей трёхкомнатной квартире. Я даже не помню совсем, где именно, в каком районе Москвы она жила. И на целую неделю я оказалась защищённой от страшного мира...
Я ревела, спала, снова плакала, выходила на кухню, рассказывала Рае о том, что произошло, ела суп, рассматривала детские вещички (целый шкаф, она с любовью собирала их по всему свету в командировках!), снова спала, снова ела суп, снова рыдала...
Рая открывалась скупо. Она была счастлива своим поздним материнством. Но тяжело, очень тяжело переживала предательство любимого мужчины. Стояла зима, январь, совсем недавно на новогоднем "Огоньке" Пугачёва спела "Без меня тебе, любимый мой, лететь с одним крылом..." Эта песня стала спасением для Раи. Она звучала в её доме тогда почти круглосуточно (Рая привезла из Афгана видеодвойку).
До сих пор не понимаю, почему она тогда подхватила меня на краю пропасти. Ведь я была ей никто. Даже обуза, наверное...
Через неделю меня немного попустило. Надо было жить дальше.
А ещё через месяц, позвонив Рае, я узнала, что её мальчик родился глухим. Началась тяжёлая материнская борьба за его исцеление...
"Без меня тебе, любимый" она забыла напрочь, как отрезало.
А я посмотрела фильм - всё вспомнилось.
Нынешняя Пугачёва, мне кажется - это не она, какой-то совсем другой человек. Другое лицо, другой голос...
Ненастоящая.


Наталья Лясковская
Наталья Лясковская Однажды в общаге Литинститута в "телевизорную" набилось народу - показывали этот фильм, "Женщина, которая поёт". Мы с Наташкой Яновской сидели на задних рядах и что-то там хихикали о своём. Вдруг с первого ряда поднялся здоровенный азербайджанец, который внимал благоговейно звукам песен Аллы, и угрожающе пошёл на нас. Мы струхнули и затихли. Не помню, как тогда, а сейчас я прямо трепетно вспоминаю этого мужика: как он за свою обожаемую Аллу встал!)) Трогательный...
Лебедь Задунайская
Лебедь Задунайская Мне никогда особо не нравилась Пугачева. Но вот ощущение настоящести - есть. Иногда слушаю ее песни, те старые, и - словно от сердца все отступает... не зря ведь те ее песни поют и перепевают до сих пор.
Для меня Пугачева заклнчилась песней Озеро надежды. Потом это кто угодно, но не Пугачева.
Ленора Сеит-Османова
Ленора Сеит-Османова А "Самолеты"? А "Терема"? Тогда в её песнях была душа и поэзия! Тоже люблю очень ту Аллу. "Белая дверь", "Снегири"... А сейчас и она другая и песни...
Наталья Лясковская
Наталья Лясковская Ох... я даже не знаю, что за "Колдовское озеро", о котором упомянула Оля, и не знаю ни одной песни из тех, что перечислила Ленора... Да, давно для меня настоящая Пугачёва закончилась
Ирина Жежерун
Ирина Жежерун Как точно и хорошо написала! Это и мои мысли и чувства. Этот фильм стал её апофеозом, но она, увы, этого не поняла. А я так надеялась, что теперь вот этот дивный её образ останется с ней навсегда, но, увы...
Зульфия Алькаева
Зульфия Алькаева Я тоже была влюблена в Пугачёву. Но не сравниваю ее прежнюю с нынешней. Не хочу и не сравниваю. По-моему, надо быть благодарной ей за ее талант.
Наталья Лясковская
Наталья Лясковская Да тут хочешь - не хочешь, будешь сравнивать))
Елена Карманова
Елена Карманова Мне очень близко, то о чем вы пишете. На краю пропасти (когда ты готов сдаться) Господь всегда посылает нам "нужного" человека , как правило совсем чужого и часто даже незнакомого. И вдруг этот человек лекго и просто хватает тебя, уже падающую, вытаски...Еще
Анна Токарева
Анна Токарева "Две звезды, две светлых повести..." Ах, как эта песня прошлась по моей судьбе!
Людмила Геман
Людмила Геман Спасибо, Наталья и за душевную историю и за возвращение в то время. Пластинки с песнями Аллы Пугачевой в нашем универмаге я покупала из-под прилавка и помню все до одной. Спасибо!
Валерий Логачев
Валерий Логачев Мне на свадьбу бывшая девушка подарила пластинку Пугачевой. Действительно, как два разных человека. На тех, старых песнях мы росли и любили. А за последние четверть века не знаю ни одной.
Вера Беляева
Вера Беляева Наташа! Какая Вы умница,как тонко и точно вникаете в характер,в ситуацию...Так мудро и не зло высказаться!
Наталия Жилякова
Наталия Жилякова Жизнь Аллы в её детях. Это и песни, и радость, и счастье. Вслушаться надо и порадоваться.
Лола Брянцева
Лола Брянцева Все верно Наташенька написала. Когда Пугачева была на пике своей популярности, то я ещё училась в школе. И все ее те песни настоящие популярные записывала в песенник и пела.А когда мне было лет 5-6, то вышла ее песня про короля: жил да был, жил да был, жил да был один король... Так я ее так лихо распевала, укутавшись в покрывало, что это было маленькое представление, все домашние смеялись и просили спеть ещё. Мне очень нравилась ее песня с Кристиной про счастье... А потом, ты права, та Пугачева куда-то делась. Появилась звезда шоубизнеса.., и голос и песни стали заложниками образа жизни и вредных привычек.
..

В ту, первую поездку к отцу Роману, мы решили приехать в национальных костюмах - чтобы его порадовать. В Минске наш товарищ привёл нас в магазин, где продавались разные "изделия в духе народном". Магазин был хорош. Но цены! Денег нам хватило только на рубашку Колечке)) А поездка всё равно оказалась замечательной. Вспоминаю и очень хочу ещё хотя бы раз свидеться...

К отцу Роману

Ну нету денег, времени — тем боле!
У сына снова напряжёнка в школе:
боец бессменный всех олимпиад,
не может ехать, хоть и был бы рад.
И что же? Вмиг разрушены проблемы,
в которых прежде бились как в петле мы,
и денег ровно сколько надо — на!
И длинно хлещет времени волна…
Чуть нас позвал к себе певец наш милый,
всё закрутилось с добротворной силой!
Вот так — когда благословенен путь,
решатся путы, вольно дышит грудь.
Господь билеты вынул из кармана:
езжайте, дети, до отца Романа!
Простых чудес уютный дух мне мил,
не раз он душу радостью омыл.
С утра из Минска нас несёт машина,
летя бесшумно на фольксваген-шинах,
её ведёт сквозь партизанский лес
наш новый друг, чернявый как черкес.
Нет, он не горец — гордость Беларуси,
строитель храмов в древнерусском вкусе,
он королевича отец и трёх юниц,
достойных в книге Царств златых страниц...
В деревне Боровик садимся в лодку —
два Саши, Коля да монахиня-молодка,
она умеет по чертам лица
читать слова умолкшего певца.
Природа спит. Над водами туманно.
Покой под небом дивный, богоданный…
В кувшинки сон налит.
И лишь стрекоз
никак озёрный не сморит наркоз.
Река неширока, спокойна в мае,
но глубока: зимою, лёд ломая,
бывает, тонут джипы, трактора.
Сейчас вода, чуть вздёрнутая дрожью —
путь в рай, нерукотворною рогожью
укрытый...
Так вперёд, бежать пора!
А вот и скит.
Как в Ветрово ветрово!
Так дует — будьте, гостюшки, здоровы!
В траве высокой — чернобурый кот.
Он жизнью бит, но хоть и рвата морда,
глядит на пришлых благородно-гордо,
нас неприветливо встречая у ворот.
Отец Роман босой, в сермяжной ряске,
худые руки в разноцветной краске,
насмешливо-приветлив милый лик,
в глазах — небесный голубеет блик.
Под пряным срубом гостевого дома
благоухают травы и солома,
цветочки мелкие плетут иконостас,
откуда зрит
на нас
Всесильный Спас.
А ночью — служба.
В тишине хрустальной
безмолвный глас возносится печально,
молитвою пронзая нам сердца.
О трепет прикровенный!
Бьём поклоны,
с небес церковных вниз глядят иконы
письма искусного монаха и певца.
Вдруг — в двери грюк!
Моя вина: как квочка —
«Устал в пути-то! — пожалев сыночка, —
пусть спит, — решила. — В церковь без него».
И что ж? Проснулся — и напуган тьмою,
бежал ко храмовым вратам, протяжно воя,
как зверик, чуя мрака торжество…
Отец Роман,
наставник наш печальный,
в чело перстом мне постучал начальным:
любовь чрезмерная вредит, врагу под стать!
Не там жалей, где разобьёт колено,
не там, когда страдает всё, что тленно, —
пекись о душеньке сыновней лучше, мать!
И навсегда мне памятно запали
и свод небесный, и речные дали,
в ажурных вычурах летящий к небу храм;
волной лиловой — буйство иван-чая,
который, чайный запах источая,
качает остров в такт семи ветрам...
В Москве — букетик скромный у божницы:
ромашки, лютик, травки-росяницы,
что ни былинка — веха на пути.
За утренней молитвой гляну — Боже! —
уносит сердце по речной рогоже
туда,
куда идти мне
и идти...

 Фото Натальи Лясковской.  Фото Натальи Лясковской.

Чтобы по праву афродиться,
конечно, в Африке родиться
должна была та дева-диво,
которая затмила свет:
бедра сверкая эбонитом,
прижав ладоней всплеск к ланитам,
она выходит в зев залива
день изо дня
пять тысяч лет...
Ах, золотой бульон Замбези!
Вся в кружьях пены, как в комбезе,
на нежный жемчуг чёрной кожи
глазеют боги из кустов
(олимпопошлые бандиты!)
и с плотоядным аппетитом
к груди прекрасной Афродиты
припасть любой из них готов!..
Ну, право — слово «Евродита»
так режет ухо эрудита,
в нём так и слышатся кредиты,
проплаты, займы, звон монет…
Азиядит — чадрою скрыта,
Австрало — питек есть — не дита...
Что мне романы Мерредита?
Америкдиты в мире нет!
(Тут надо бы набрать петитом
протест Прибалтики сердитый —
как отказать ей в этом праве! —
и «древних укров» злой укор:
мол, дескать: гдде жже Прибаллдитта?
А також — ненька Украдита?!
Ведь что Россия ни заявит —
всё хох да чух наперекор!)
О афродева Афродита,
всегда поэта впереди ты:
мишень его эпистолета
obiect amoris сотни лет!
Горячий стих — не мрамор хладный:
сияй, элладно-шоколадный,
в веках поэтами воспетый,
твой чёрный цвет —
телесный цвет!
1998 г.
 
 

 

Свернуть