24 октября 2021  06:15 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Олег Борушко



Олег Матвеевич Борушко родился в 1958 году. Окончил МГИМО МИД СССР. С 1994 по 1998 год жил на Мальте, с 1998 года -- в Англии. Изданы сборники стихов, повести, стихотворные переводы со старояпонского и китайского языков, закончил Литературный институт им. Горького в 1990 году. Автор первой после Черубины де Габриак мистификации в русской литературе - "Эротические танки" Рубоко Шо (Москва, Панорама, 1991, тираж 300 000). Сочинил "Венок сонетов" верлибром, ставший каноном среди адептов свободного стихосложения. Автор книг прозы: "Продаются щенки" (Москва, Молодая гвардия, 1991), "Москвариум-91" (Мюнхен, Питер Штайн Ферлаг, 1992), "Мальта. Личное дело". (Мальта, МалРус, 1997). Стихи: "Светолов" (М. Меттэм, 1990), “Уровень жизни” (Киев, Молодь, 1991), “Эротические танки” (см. выше), "Дао Дэ Цзин"- поэтическое переложение, впервые на русском языке (Москва, Вагриус, 1996), "Обитель Ста наслаждений" (М. Вагриус, 2000). В настоящее время живет и сочиняет в Англии. Олег Борушко - автор проекта и председатель жюри крупнейшего в зарубежье фестиваля русской поэзии - ежегодного Турнира Поэтов «Пушкин в Британии». 

==========================================================

 


Почитал и посмотрел известного каббалиста проф. Михаэля Лайтмана. Тонко, спокойно, интересно читать и слушать. Прочел довольно много и постепенно заметил некий, как кажется, порочный круг в рассуждениях, или тупик. Если коротко, он выглядит так:

Израиль подаст со временем миру пример - как должно быть правильно устроено общество. Почему именно Израиль? Потому что так устроил Авраам и сказали пророки. Точка.

Если чуть подробнее: Авраам первым решил организовать в Вавилоне группу людей не по национальному, а по идеологическому принципу. И увести. Они и стали со временем евреями, безотносительно генов и пр. Принцип же этот: "Возлюби ближнего". Подымись над эгоизмом, найди баланс между эгоизмом и альтруизмом.

Профессор, как кажется, старательно обходит вопрос - кто именно этот ближний, которого следует возлюбить? Из контекста понятно, что этот ближний - член общины. Его возлюби, и тогда народ, объединённый такой волей, покажет всем остальным пример, и т.п.

Однако, если даже и спросить напрямую, профессор, вероятно, спокойно подтвердит: да, все так, еврей полюби еврея, но это и есть тот самый баланс между эгоизмом (в начале и в процессе становления группы) и альтруизмом (в конце концов - для блага всех народов, собственным примером).

Иисус, как представляется уже мне, и пришел разорвать этот круг, подметив, что не получается по Аврааму. С эгоизмом все в порядке, а вот с альтруизмом...

Профессор возразит: все верно, но только не приход Иисуса, а разрушение Второго храма показало евреям, что неладно что-то в датском королевстве. Но евреи долго не извлекали уроков, пока не возникла каббала, она потому и возникла, и т.п. Логично?

Но логика эта остается, как заметно, в узком кругу еврейской темы. Иисус ведь пришел показать всем, не только евреям. Сводить его задачу к указанию - как евреям точнее соблюсти заветы Авраама - представляется натяжкой.

Я не специалист по каббале. Просто интересно, спасибо профессору Лайтману. А вы как думаете?

 

Пушкин на берегах Темзы 22.05.07

В Лондоне уже пять лет устраивается турнир. Турнир – это дань средневековой традиции. Но речь не о рыцарском турнире. В Лондоне в этом году пройдёт пятый турнир поэтов. Критики отмечают, что это самое масштабное событие в литературной жизни русского Зарубежья. И главная интрига кроется в самом названии: «Международный турнир поэтов "Пушкин в Британии"». Русская служба «Голоса Америки» взяла интервью у организатора турнира, он же председатель жюри, – поэта Олега Борушко.

Олег Борушко — о поэзии на берегах Темзы 12.05.16

Олег Борушко, президент фестиваля ПУШКИН в БРИТАНИИ: «При слове «поэзия» у большинства, понятно, скулы сводит от скуки. В 2003 году я открыл Первое русское литературное объединение в Лондоне для поэтов, прозаиков и драматургов.

Апрельским днем 2000 года озарило: почему не едем на рыбалку? Внезапность порыва отвечала графику британского клева: клюет неожиданно и в самых неприспособленных водоемах. Жаня пришла с работы, Егор поставил на стол котлету “чикен-Киев” и сказал:

Пушкин в Британии 2017

Что такое ПУШКИНвБРИТАНИИ? Что такое "Турнир поэтов"? Как начиналось? Что в Программе-2017?

Интервью с поэтом, писателем, руководителем фестиваля русской поэзии «Пушкин в Британии» (с 2003) и всеукраинского турнира поэтов «Пушкинская осень в Одессе» (с 2008) Олегом Борушко.



Поэзия Олег Борушко

Олег Борушко закончил Литературный институт им. Горького в 1990 году. Автор первой после Черубины де Габриак мистификации в русской литературе - "Эротические танки" Рубоко Шо (Москва, Панорама, 1991, тираж 300 000).

Рубоко Шо

РУБОКО ШО (вторая половина Х в.) - крупнейший представитель японской поэзии раннего средневековья (эпоха Хэйан, сер. VII - кон. XII в.) первым дал образцы эротической лирики в популярной форме танка (пятистишия). Биографические сведения о нем полулегендарны. Известно лишь, что он занимал высокую должность при дворе, но подвергся опале и умер вдалеке от столицы, в монастыре на острове Цукуси (ныне Кюсю). Поэзия Рубоко была открыта только в конце ХХ века.



ПРО БИ-БИ-СИ

 

На излете советского времени приехал я в первый раз в Лондон, в гости к близкому другу. Совпало: вышла накануне в Москве нашумевшая в узких кругах книжка. И приглашают на Бибиси: интервью!

Я причепурился, приехал в Буш-хаус. Бибиси! Храм свободы, оплот демократии, образец морали, этики, источник веры в светлое будущее

Встречает заведующий русской редакцией Сеня неожиданный Кланеман метр шестьдесят.
- Вам вот сюда, да-да, и после вот отсюда, да-да, а потом ко мне вот сюда, да-да.

После интервью Сеня:
- Олег Матвеевич, вот тут вот немножко распишитесь.
Расписываюсь.
- Вы знаете, а она заболела, да, ну, с кассы, у нас тут, понимаете, на Би-Би-Си, но я вам передам в Москву, в Москву, говорю, понимаете, передам...

Тут нисходит: положен гонорар. Гляжу в бумагу: 70 фунтов. Две месячных зарплаты в Москве. Но она, понимаете, заболела, и денег нет.
- Да ну что вы! - смущаюсь я. - Конечно!

Гонорар! Абалдеть! И без того много чести, а тут еще и...

В Москве волки с опытом пояснили: она болеет всегда. Ни один из молодых первоходков от Сени денег не получил ни разу, но все расписались.

Провожая, Сеня, жмурясь, спрашивает:
- А вы тут как к кому приехали и он что? Торгует? Да что вы! А чем торгует? Да что вы! Да что вы! А можете познакомить?

Дружок мой в те годы контейнерами отправлял из Лондона новую одежду хороших марок в полураздетую Москву.

В тот же вечер Сеня нарисовался у дружка на пороге с двумя чемоданами. Развесил по квартире польские лифчики, трусы "неделька" ядовитых цветов, колготки с мушками и чулки с бубенчиками . Когда Сеня назвал цены, дружок мой предложил попить чаю.

Так я что хотел сказать? Молодой, значить, писатель, исполненный светлых надежд. Би-би-си, святая святых, правда-матка в эфире, русская редакция, еле дышишь от восторга, сам заведующий встречает. Сеня по фамилии Кланеман. И по морде тебя польскими лифчиками.


***

 

ТАКСИ

 

Как-то так получилось, что я на время остался без машины. Старую удачно продал, а новая, элитная, под заказ, еще не пришла.
Не страшно, подумал я. Поезжу на такси – чай, не барин.
В те времена у меня было столько дел, что я уходил из дому в восемь, а возвращался около полуночи. Десятки переездов в разные офисы – от одних партнеров к другим, по бытовым делам, семейным – измучили меня за первую неделю совершенно. Но делать было нечего, нужно было терпеливо ждать прихода иномарки.
В нулевые, если кто помнит, такси по большей части были частными, вне закона, но других почти не имелось, поэтому не то что заказать такси – даже голосовать на обочине было непросто.
За рулем частных такси, автомобилей – ровесников начала эпохи, стоимостью не более трехсот долларов – почти всегда сидели гости нашей столицы, бывшие соотечественники кавказской или закавказской внешности, языка русского не знающие. Чаще всего транспорт оказывался в аварийном состоянии, а бомбилы, останавливающиеся на твой призыв, спрашивали:
– Тэбэ куда?
– На Маяковку.
– Дарога пакажишь?
Ты обещаешь и дорогу показать, и помочь в управлении транспортом, и выдать за пастуха замуж дочь, которая еще не родилась.
В нелегальных такси обычно воняло как в курилке какого-нибудь НИИ, только за рулем был не ученый, а еще вчера пасший овец житель гор. Соответственно, к запаху табака примешивался аромат бараньей шкуры, которую теплолюбивые леваки клали себе под задницу.
Зачем забираться на гору, если потом спускаешься?
В конце одной из трудовых недель, в пятницу, я голосовал, чтобы помчаться на какой-то полусветский прием, но даже джигиты-ваххабиты не обращали внимания на мою длинную машущую руку с зажатой в пальцах двадцаткой долларов. Вся Москва разъезжалась по тусовкам в ночные клубы, рестораны и т.д. И у всех были двадцатки.
Теряя терпение, уже сильно опаздывая, к тому же той весной было прохладно, за полчаса попыток отловить машину я прилично замерз. В поисках выхода из ситуации, обмозговывая, то ли поехать на метро, до которого надо бежать минут пятнадцать, то ли плюнуть на тусовку и вернуться домой, хотя на чем я вернусь, я продолжал тянуть руку к небу – и вдруг рядом со мной остановилось настоящее такси, желтое, с шашечками на дверях. Я умоляюще назвал адрес, мне из салона ответили «Садитесь», и я, не веря своему счастью, плюхнулся на переднее сиденье вполне себе приличной машины: чистенькой и главное – едущей к моей цели. Еще меня поразило, что таксист, определенно титульной нации, включил счетчик, который тогда казался анахронизмом: платили по уговору.
В общем, до желанного адреса я добрался, хотел уже выпрыгнуть из такси, но задержался и спросил напоследок:
– У вас время есть?
– Есть.
– Пять долларов в час вас устроит?
– Да, – кивнул водитель, и я, дав ему приличный аванс, отправился прожигать жизнь, довольный, что подо мной тачка, что я в сохранности доберусь ночью до дома. Так и оказалось. Таксист верно дожидался пассажира и довез меня до дома быстро и аккуратно.
– Сколько вы зарабатываете?
Он ответил, и я предложил ему поработать только со мной – за тройную цену против его дохода.
– Согласен.
– Тогда завтра в девять утра.
И мы стали с ним ездить.
Его звали Сергей Михайлович. Чуть за сорок, русый, с веснушками на рабочих руках, очень пунктуальный и что самое главное – молчаливый. Управляя автомобилем, он как бы не присутствовал в нем, будто только физическое тело в салоне оставалась, тогда как душа в это время вылетала куда-то по своей надобности, оставляя на губах легкую улыбку.
Мы редко разговаривали. Но как-то он посреди поездки поблагодарил меня.
– За что?
– Теперь моя Настя может оставить только одну работу.
– А сейчас она на скольких?
– На трех… – В его глазах было столько любви, что я невольно представил себе милую женщину лет тридцати, в сарафане в пол, с русой косой до пояса, стеснительную и покорную…
– Не за что, – ответил я.
Мой новый водитель называл меня по отчеству – Палыч, я его – Михалычем. Таксист показал себя легко обучаемым и вскоре работал уже как настоящий персональщик.
Через месяц мне пришло письмо, что в течение недели я могу получить свой автомобиль, и я радостно и с праздником в сердце торжественно объявил Михалычу, что он может получить новый немецкий агрегат и не использовать более личную машину. В ответ он лишь улыбнулся.
Когда мы выезжали из магазина, когда новенькая резина впервые коснулась московского асфальта, я вдруг испытал глубокое чувство мессианства. Я изменил жизнь человеку, подарив ему лучшую долю, а он в свою очередь освободит жену Настеньку от непосильного труда, и дети их больше не будут нуждаться.
Жизнь вошла в привычную колею. Я по-прежнему много передвигался по Москве, а Михалыч делал свою работу безукоризненно. Иногда я привозил домой женщин, но мой водитель ни разу не пошутил на эту тему, и, когда я, бывало, говорил ему, что хороша была девка, он не реагировал – лишь опять улыбался. Через месяц я прибавил Михалычу зарплату, а еще примерно через столько же услышал от него такое:
– Слышь, Палыч, отпусти меня.
– Тебе завтра нужно или сегодня? – уточнил я.
– Совсем отпусти! – попросил водитель.
– Что-то случилось? Если нужна помощь – только скажи!
– Нет, Палыч, все нормально.
– Нашел другого, побогаче?
– Зачем ты так… Хочу вернуться в такси!
– Не понял, – удивился я. – Вчетверо меньше получать на своем драндулете?
– Не могу я… Как-то сподручнее в такси.
И я, не желая потерять такого нужного мне человека, которому делал только благо, принялся горячо убеждать Михалыча, что он совершает колоссальную ошибку, что судьба вряд ли выдаст ему второй шанс и его Настеньке придется опять вернуться на две дополнительные работы. Я чувствовал себя священником, наставляя на путь истинный совершающего ошибку прихожанина.
– Не сотвори глупость, Михалыч! – тихо и театрально произнес я.
– Прости, Палыч… Я отработаю две недели, не волнуйся…
Уже поздним вечером я вспомнил, что у меня есть его домашний телефон. Мне пришла в голову спасительная идея позвонить Настеньке, жене Михалыча, милой женщине которой опять придется мыть сотни и сотни метров полов ежедневно. Я подумал, что трудолюбивая умная женщина сможет убедить моего водителя не совершать глупостей и не делать детей несчастными.
Я набрал номер с городского телефона и услышал в трубке грубоватое женское «Алло».
– Здравствуйте! Я с Настей говорю?
– Кто это?
– Это работодатель вашего мужа. Мне кажется, что он совершает огромную ошибку…
Я не успел договорить, как услышал в ответ крик.
– Да ты посмотри! – кричала женщина голосом хабалки. – Ты посмотри! Эта гадина еще звонит сюда! Срань такая! Ишь ты, вошь высокомерная, скотина тупорылая!..
– Вы, наверное не поняли! С кем-то меня перепутали! – опешил я. – Это я вашего мужа на работу взял…
– Ну ты посмотри, какая наглая харя!!! Это, типа, он нам одолжение делает, сволота! Взял на работу! Вот морда наглетущая! Пидор!
Я положил трубку, испытав чувство ужаса… А потом выпил полбутылки коньяка, размышляя о мессианстве и неблагодарности за него. Все мои благолепные фантазии о нежной покорной женщине мигом рассеялись… В эту ночь я спал тревожно, то и дело просыпаясь от судорог.
Следующим утром Михалыч поджидал меня возле подъезда. Машина стояла здесь же, с выключенным двигателем.
– Ты прости ее, Палыч! Это она за меня вступилась!
– А я-то что тебе сделал?
– Любит она меня.
Я ничего не понимал, а потому молчал.
– И я ее люблю… Палыч, можно без двух недель? Возьми штраф какой хочешь!
Отсчитав, причитающиеся водителю деньги, я сел за руль своего автомобиля и выехал со двора.
Еще пару недель меня мучила эта странная, совсем непонятная история, пока я не нашел другого водителя. Постепенно я позабыл о Михалыче.
Прошли месяцы, я, как и всегда, мотался по тысячам нужных и ненужных дел, а новый водитель, Володя, молодой парень, был готов трудиться целыми сутками без устали.
А как-то раз, стоя на светофоре, я увидел рядом со своей машиной желтое такси, за рулем которого сидел Михалыч. Он смотрел вперед, сжав руль рыжими руками, и глаза его светились, так как душа была при нем.
И здесь я вдруг понял.
Михалыч был капитаном собственного, пусть маленького, судна. Он сделал выбор оставаться самим собой. А быть капитаном хоть и огромного, но чужого лайнера он не смог. И любовь его женщины Насти состояла в том, чтобы, ничтоже сумняшеся, вернуться на две дополнительные работы и дать мужу жить свободным.
Мне стало до боли стыдно, что некоторое время назад я ощущал себя благотворителем, миссионером благополучия человеческого, тогда как все оказалось ровно наоборот. Михалыч и его жена дали мне бесценный урок, надев на мое «я» смирительную рубаху. Я понял, что в этом мире крайне сложно понять, кто кому делает добро, а кто зло приносит. Кто благотворитель, а кто дает возможность тебе сделать благое.
Машины тронулись на зеленый, и я, умерив свой внутренний высокопарный монолог, спросил своего нового водителя:
– Володь, у тебя все хорошо?

2017


***


 

ТЕНИ ПРОШЛОГО
Несколько лет назад Анка Голубовская зафиксировала момент одной из наших бесед с достойнейшим Игорем Губерманом. Помню, о чем был тот разговор. Игорь убеждал меня написать книжку о советской Одессе, об умонастроениях 60-70-х, о жесткости и косности системы на уровне города, о культурной среде и "культурных гнездах", о преодолении, поступательном движении из темноты к рассвету. Я отнекивался, объяснял, что это вовсе не мой период, что занимаюсь преимущественно первой половиной XIX ст, историей городской застройки и быта, персоналиями, параллельно готовлю несколько монографий. И это были не пустые отговорки, ибо программу в значительной степени выполнил. Игорь как-то печально, даже горько качал головой: кто же, если не ты. Теперь, когда то и дело спотыкаюсь о притаившуюся до поры неистребимую косность, начинаю лучше понимать горечь замечательного собеседника. Может, надо было взвалить на себя еще одну достойную задачу, еще крепче работать и чуточку меньше квасить. И, возможно, тогда тени прошлого не перекрывали бы тени забытых предков...
 
Возможно, это изображение (3 человека)
 
 ***
 
Как я милую любил -
вы едва ли сможете.
А за что ее убил?
Так за слово “ложите”!

 

Вспоминаю, как в бреду,
я доселе ночи те -
как накликала беду:
“Ще разок не хочете?”

 

Приговор? С лицом жреца
объявил судья мне,
что отлаживается
наше заседанье.
 

***

 

ТЩЕСЛАВИЕ,

У ЧОМУ СПРАВА?
 
“Почему ничего не пишешь? - спрашивают. - После удара “Эротическими танками” Рубоко Шо (совокупный - за 500 тыс)? После успеха “Дао-дэ-цзин”? После “Мальтийского креста”, после “Щенков” своих, наконец, про МГИМО, которые “Продаются” да и продаются?” Почему не пишешь?
В последние годы, чтобы не сказать - десятилетия - никак не уловлю побудительного мотива. В писании книжек ведь ничего нет, кроме тщеславия. Если автор, конечно, не поместился в позу пророка, учителя тож. Здесь тщеславие просто скрыто глубже, да и от самого себя, просветлённого.
И? И когда тщеславие полностью (полностью) удовлетворено - какой же остаётся мотив сочинять книжки?
Просьба в раздумиях постараться избежать бантика “не могу не писать” и крестика “трэба нэсти свiт добра у массы посрэдством катарсиса”.
Так в чем же может отыскаться мотив?
 
ЧАСТЬ II. ЛОНДОН
 
При зарождении Рубоко Шо задача стояла простая: обмануть крупнейшее в мире издательство. В истории литературы, конечно, остаются не величайшие Нобелевские лауреаты, а величайшие мистификации. Надувательства. (В истории литературы - говорю я - не в самой литературе).
Крупнейшим в мире на тот момент было издательство ЦК КПСС “Плакат”: Маркс, Энгельс, Ленин и Ко. - многомиллионными. Оно, издательство, горбачёвским ветром закружилось и перестроилось в “Панораму”. Обвести ЦK КПСС вокруг пальца, а в лице ЦК КПСС вокруг пальца обвести и... Благороднее задачи, казалось, у русской (да и японской) поэзии быть не может.
Дальнейшие приключения первого издания “Эротических танков” 1991 года тиражом в 300 000, скандал в прессе, увольнение редактора и свара в тандеме авторов (“Рубоко Шо - не есть анаграмма имени О.Борушко, а есть анаграмма имени В. Пеленягрэ!”) - приключения эти в общих чертах известны, здесь не о том.
В 1998-м я переехал в Лондон. Олрайт, советское издательство обмануть - да. А британское?
Книжка называлась “Азбука женского взгляда” - “The complete guide to women’s glances”. Вот выдержка из Предисловия:
“Чем занимается мужчина меж домом и офисом? Он рассматривает женщин. И его мучает один и тот же вопрос: «Когда она посмотрела на меня – что она имела в виду?»
«Азбука...» дает исчерпывающий ответ. Книга представляет собой уникальное пособие по интерпретации женского взгляда.
Система толкования основана на древнеславянской практике «Окочитания». Оригинальный летописный свод был утерян во времена татаро-монгольского нашествия на Русь. И лишь недавно, после многолетней работы в архивах, восстановлен автором на основе компьютерного анализа фрагментов. Публикуется впервые”...
Итак, ежегодник “Writer’s Handbook”: “Если из серии первых десяти заявок, разосланных литагентам, вам пришло предложение о встрече - можете открывать шампанское”.
И я его открыл.
Довольно милая она была женщина, встреча в знаменитом клубе “Athenaeum” на Pall Mall. Потрясенная фотографиями закаменевших фрагментов звериных шкур с обугленными следами “четий и рез”, трактующих женские взгляды породы “Homo denisovensis”, то есть “Денисовского человека” из Солонешенского района, что в Алтайском крае - она на Новгородские берестяные грамоты с фрагментами Малого Колеса превращений по формуле профессора Олега Лесоуха из Новосибирского Академгородка - на последние, говорю я, мисс Давенпорт смотрела уже без ужаса.
Синопсис в 20 страниц с образцами текста книги в течение недели. Аванс в 5000 фунтов. Полный текст книги в течение полугода…
Я был холоден, замкнут и сух.
- Да, вот еще что, - сказала мисс Давенпорт. - Это для супермаркетов “Tesco”. То есть, это женский рынок. То есть, взгляды должны быть мужскими. То есть, требуется “Азбука мужского взгляда”. Женские взгляды в Англии мало кому интересны.
- Замётано, - сказал я...
 
ТЩЕСЛАВИЕ, ЧАСТЬ III. ЗАГОН
 
- Замётано, - сказал я, подзывая бартендера. - Выпьем?
- Распишитесь, - сказала мисс Давенпорт. - Больше, пожалуйста, никому.
Слегка навеселе, вернулся в наш крошечный домик в депрессивном пригороде Лондона с легкомысленным названием “Монастырская Поляна”. Два года с перерывами любовался женскими взглядами, измотавшими душу. За две недели следует нежную полянку превратить в мускулистую дубраву. “Азбука мужских взглядов”. Я в женских-то никогда ничего не понимал. Из чистого, как слеза, натурала - перекувыркнуться в исчадие гендерной мимикрии... на полгода... за 5000 фунтов...
Включил комп, полистал, открыл наугад. Ключ 1132 по Малому Колесу превращений:
“Испытующий взгляд, или «Логово чернобурой лисицы». Значение взгляда: "Осторожность смешивается с робостью. Она словно бы пробует вас на вкус – съедобен или нет? Мужчине такой взгляд зачастую кажется дерзким. Но только настоящий мужчина способен принять робость за дерзость. Она старается вызвать вас на молчаливый разговор – разузнать побольше прежде, чем включить звук. Если вы смутились, она решит: “Робок”. Если ответили с вызовом, подумает: “Нахал”. Кому удастся проскользнуть между – достанется улыбка. Улыбка – белый флаг женщины”.
М-да. И как же теперь всё это переписывать начисто? Как эти 256 разновидностей женских взглядов - четыре в четвертой степени по Большому Колесу Превращений, плюс “Притчи Великого Тунгусского Эдишера” - как всё это переупаковать? За 5000 фунтов?
Выключил комп, добавил 200 грамм и лёг спать. Не добавил бы - возможно, и не приснилось бы:
“Испытующий взгляд, или «Логово чернобурого лиса».
“Осторожность смешивается с робостью. Он словно бы пробует вас на вкус – съедобна или нет? Женщине такой взгляд зачастую кажется дерзким. Но только настоящая женщина способна принять робость за дерзость. Он старается вызвать вас на молчаливый разговор – разузнать побольше прежде, чем включить звук. Если вы смутились, он решит: “Чересчур робкая”. Если ответили с вызовом, подумает: “Нахалка”. Кому удастся проскользнуть между – достанется улыбка. Улыбка – боевой клич мужчины”.
После завтрака я решил, что две недели на синопсис - даже много. Сразу уселся перелицовывать. Пошло, было, бойко, но возникла проблема с ключом 1213 - взгляд под названием “Россомаха идёт по следу”. Как ее превратить в самца? Он кто - Россомах? А следом ключ: “Самка полуночного крокодила в густой тени маниока”. Откуда на Алтае крокодилы, не говоря уже о маниоке (у которого вообще неизвестно - имеется ствол или нет, он вроде бы корнеплод) - мисс Давенпорт, по всей вероятности, ни о чём подобном не спросит. Но как его, крокодила, перелицевать? “Самец полуночной…” - кого?
Я уже не говорю здесь про ключ «Отражение ветки остролиста на глади священного озера Тунайча». Или ключ “Грозовое облако в стакане кумыса” - где имеется только среднего рода облако и мужского рода кумыс со стаканом? И как туда, вообще говоря, попал стакан?...
Продолжение следует...
 
Возможно, это изображение (текст)
 
 
 

 

 
 
 



Свернуть