21 июня 2024  20:26 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Вера и знание


Евангелие от Иоанна — “Дух дышит, где хочет. Не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него. И познаете истину, и истина сделает вас свободными".

Философский словарь:
Обскурантизм(от лат. obscurus - букв. покрытый, шире - затемненный, с трудом понимаемый) - умонастроение, при котором вместо верности истине и ответственности перед ней предпочтение отдается тому, что от истины уводит, затемняет ее, делает неясной…»

…Сегодня, говорят о противостоянии русской церкви и научного знания и действительно, повторяя библейские высказывания эти люди забывают, что многие из них носят символический, обобщающий характер и буквальное понимание их, приводит к логическим противоречиям, а часто и к противостоянию здравому смыслу. Например утверждается конкретная дата сотворения земли и от неё ведётся отсчёт до современности, до сегодняшнего дня, и возраст Земли исчисляется чуть более пяти тысяч лет.
В доказательство правильности буквального прочтения Библии, многие начинают утверждать абсурдные вещи и подозревают науку в сознательных фальсификациях. Говорят, что не только эволюция человека не отвечает догматам церкви, но и теория эволюция, как таковая – это домыслы учёных. Ещё утверждают, что мир буквально создан богом в течении трёх дней творения, а человек – это глина, в которою создатель вдохнул жизненную силу.

Замечательный философ и богослов Георгий Флоровский, в своей книге «Очерки русского богословия» писал об этой болезни русского православия: «Часто говорят о русском «обскурантизм». Но редко кто чувствует его действительную роковую и трагическую глубину. Это движение очень сложное. И именно движение, — не сонливость, не вялость мыслительной воли, — не страдательная, но очень деятельная поза или установка. Очень разнородные мотивы сплетаются в единый безнадежный клубок...
В последнем счете, т. наз. “обскурантизм” есть недоверие к культуре. Упрямое недоверие многих к богословской науке есть только частный случай того общего недоверия, которым отравлено и все русское творчество. В истории русской религиозности этот “обскурантизм” зародился, как тревога и настороженность против заимствованной и самодовлеющей учености, вовсе и никак не укорененной в действительности религиозного опыта к жизни. Это был, прежде всего, протест и предостережение против безжизненной учености. Этот протест легко может обернуться и самым пошлым утилитаризмом, так слишком часто бывало, и все еще бывает. Однако, и ученость или рассудочность не есть действительное знание...
Для недоверия были поводы и основания. В том последний источник этого недоверия, что богословие переставало выражать и свидетельствовать веру Церкви. И с основанием могло казаться блуждающим. В этом основной парадокс русского религиозного существования. В глубинах и тайниках церковного опыта вера соблюдается нераздельной. В тайном богомыслии, в молитвенном правиле, в духовном подвиге русская душа сохраняет древний и строгий отеческий стиль, живет всей нетронутой и нераздельной полнотой соборности. Но мысль оторвалась, слишком часто отрывалась от глубин, и слишком поздно впервые вернулась к себе, в сознании этой роковой своей беспочвенности...
«Обскурантизм» был диалектическим предостережением об этой беспочвенности... И преодолеть его сможет только творческая богословская мысль, когда она вернется к церковным глубинам, и высветит их изнутри. Когда ум заключится в сердце, и сердце прозреет в умном созерцании... Это и будет вхождением в разум истины…»

...Русский православный обскурантизм, во многом стоит на буквальном понимании и толковании не только Библии, но и «Нового завета», что часто отодвигает человеческую веру в разряд суеверий!
В символическом смысле – человек действительно часть живой материи, которая появилась из неживой. Но отрицать миллиардный возраст Земли и временную бесконечность в которой возникла Вселенная – значит отрицать очевидное.
В России до сих пор есть некоторые псевдо богословы, которые утверждают, что геология, зоология и биология сознательно искажают истину, которая незыблема и изложена в Библии, как в последнем прибежище «истины».
Недавно, ученица одной из средних школ России, не без помощи отца, якобы «верующего» человека, подала в суд на учёных, отстаивающих «теорию эволюции» Дарвина, вместо теории «креационизма», которая базируется на текстах Библии!
Такие «христиане» утверждают, что не только наука противоречит вере, но и знание как таковое, не существует вне страниц Библии!
Очевидно, что такие утверждения не верны, потому что именно религиозным исканиям, современная наука обязана своим возникновением и развитием. Кроме того, Европа обязана церкви основанием почти всех европейских университетов, а точнее монастырям и образованным клирикам.

«…Высокоученые средневековые мудрецы, такие, как Альберт Великий или Фома Аквинский, читали свои лекции студентам университетов. Но сами университеты тогда были еще внове — они стали возникать в Западной Европе только в XII—XIII вв.
В монастырских и церковных школах раннего средневековья изучали прежде всего «семь свободных искусств». Это набор учебных дисциплин, сложившийся еще на закате Римской империи. «Семь свободных искусств» делились на две группы предметов: тривиум (можно перевести с латыни приблизительно как «троепутье» и квадривиум — «четверопутье»).
Ученик должен был сначала освоить тривиум, т. е. грамматику, диалектику и риторику. Грамматика прежде всего давала познания в чтении латыни: ученики зубрили алфавит, затем учили части речи и знакомились с некоторыми (не слишком многочисленными) сочинениями латинских авторов. Диалектикой называли дисциплину, подобную современной логике. Здесь ученики (школяры) учились строить доказательства и вести ученый спор — диспут. Риторика учила искусству стихосложения, составлению сочинений, знакомила с основами ораторского мастерства, начатками права.
Тривиум был подготовкой к более сложному - квадривиуму. Он начинался с арифметики и геометрии, а продолжался музыкой и астрономией. Эти предметы не похожи на современные учебные дисциплины с теми же названиями. Так, астрономия включала в себя немало сведений из астрологии, очень популярной в средние века (астрология пыталась проследить влияние планет и звезд на судьбы людей). Музыка была сложным теоретическим предметом о соотношениях различных интервалов и длительностей и напоминала скорее область математики, чем обычное музицирование.
На квадривиуме обучение, как правило, заканчивалось, и лишь немногие, жаждавшие больших знаний, отправлялись учиться дальше в школы Парижа, Салерно или Болоньи, о которых уже говорилось».
«…Именно в Болонье и Париже в XII в. возникли первые университеты, дававшие по тем временам блестящее образование. В XIII—XV вв. университетами «обзавелись» почти все страны Европы. Их основывали епископы и папы, короли и императоры, князья и города. Старейшими университетами в Англии были Оксфорд и Кембридж. (Известно, что Кембриджский университет начинался с обыкновенного сарая, в котором четыре учителя из Франции открыли свою школу.)
В Италии помимо Болоньи славился Неаполитанский университет, основанный императором Фридрихом II. В христианской Испании самым большим почетом пользовался университет в Саламанке. В Священной Римской империи первые университеты появились в Чехии — в Праге (1348), затем в Австрии — в Вене (1365) и уж после этого собственно в Германии — в Гейдельберге, Кёльне и Эрфурте. Первый польский университет возник в Кракове в 1364 г.»
(Цитата из статья в журнале «Биофайл)

...Где действительно церковь противостояла и противостоит народному просвещению, так это в России. Здесь, церковники способствовали появление крепостного права, но они же настаивали на необходимости держать простой народ в невежестве и суеверном страхе перед церковью, которая притязала на полное владение волей и свободой народа российского!
А сама русская церковь, со времён Иосифа Полоцкого и его победы над Нилом Сорским и «нестяжателями». стала служанкой «Кесаря» и подпала под влияние царской власти и вместо уединения, аскезы и творческих богословских дискуссий, церуви надо было зарабатывать деньги и власть, чтобы соответствовать своему «высокому» положению над простым народом - на занятия церковной наукой у клира просто не оставалось времени…

Обмирщение церкви, отделение её от государства произошло в России только во времена социальной революции, в то время как на Западе, это случилось почти пятьсот лет назад.
Вот и получилось, что отягчённая «плотью» русская церковь, старалась во все времена доказывать свою материальную значимость, вместо значимости духовной. Отсюда и пренебрежение к знанию, а часто и обскурантизм во взглядах на народную веру и на просвещение.
Георгий Флоровский писал в своё время:

«…Ибо христианство не есть гордость или невежество, но Божья мудрость; и удаляясь от мудрости, куда приближается человечество? Разве к бессловесной природе?»

О таких людях в церкви, он говорил, опираясь на авторитет Отцов Церкви:

«…По характеристике Дамаскина, «они отвергают необходимость для христианства всякого знания. Они говорят, что напрасное дело делают те, кто ищет каких-либо знаний в божественных писаниях, ибо Бог не требует от христианства ничего, кроме добрых дел. Итак, хорошо, чтобы всякий жил возможно проще и не заботился ни о каком догмате, относящемся к знанию».

«На первый взгляд для многих даже не видно и не понятно, что в этом отвержении знания еретического, обманного, лживого. Не в таких ли и подобных суждениях так часто многие из нас искренно думают исповедовать свое благочестие и благоговение, свое смирение и воздержание от суетных мудрований, от напрасных и препретельных словес...
Разве не в простоте, не в «нищете духовной» правый путь, путь блаженств евангельских? Разве «буйством проповеди» не посрамлена и не отменена «мудрость мира»? И не говорил ли еще Тертуллиан, что «нет нам нужды в любознательности после Христа Иисуса, и в исследовании после Евангелия». Ибо верой прекращается искание. И для многих из нас кажется и покажется неожиданным и странным, что именно вера и благочестие утверждают необходимость знания и налагают на каждого долг познавать…»
«…Правда и то, что исторически «знание» слишком часто оборачивается против веры и благочестия, ведет на веру наступление и поход. Но в этом сказывается только общая диалектика и лукавство греха, проникающего во все области человеческого существования и жизни. Мысль часто согрешает, но можно ли сказать, что самая мысль греховна? Допустимо ли снимать с разума долг воцерковления и лишать мысль права на освящение?..»
Флоровский «Оправдание знания»

Конечно нет – делает вывод Флоровский:

«…Ибо христианство не есть гордость или невежество, но Божья мудрость; и удаляясь от мудрости, куда приближается человечество? Разве к бессловесной природе?»
(Там же)

…Сегодня церковь восстанавливает свои традиции, утраченные за многие столетия управления ею чиновниками в рясах, для кого знание и вера никогда не были совместимы, потому что грамотному человеку, всегда хочется больше узнать о предмете своей веры и он не согласен с примитивной трактовкой веры, как прибежища для разного рода сектантов и обскурантов:

«Анархизм» во всяком случае исключается Евангелием. И монашество не означает и не предполагает обличение культуры. В течение долгого времени именно монастыри были самыми мощными центрами культурной деятельности, как на Западе, так и на Востоке. Поэтому практически проблема сводится к вопросу здоровой ориентации в конкретном историческом положении. Христиане не обязаны отрицать культуру как таковую. Но они должны относиться критически к любой существующей культурной ситуации и мерить ее мерой Христа..». (Флоровский «Вера и культура»)

История западной христианской церкви, тоже полна примитивных и самонадеянных утверждений:

«…В 8 в. Папа Захарий осудил Вергилия Шотландского утверждавшего, что в мире есть неизвестные земли и народы, а во Вселенной — иные миры; к 18 столнтию, географические открытия и астрономические наблюдения кардинально изменили библейскую картину мира…»

Подобные высказывания и утверждения, являлись и являются проявлением диктатуры «власти духовной», и как всякая диктатура – отражает стремление к тьме незнания, рано или поздно проигрывает борьбу с разумом и с подлинной верой.
Церковный обскурантизм – это желание остановить развитие человечества в его стремлении к обожению и тем самым, становится делом антирелигиозным и антихристианским!
Самые высокие умы науки подчёркивали неоднократно, что разум не противоречит вере, но дополняет её:

«История всех времен и народов, — пишет Макс Планк, — весьма убедительно свидетельствует о том, что из непосредственной, незамутненной веры, которую
религия внушает своим последователям, живущим деятельной жизнью, исходили самые сильные стимулы и значительные творческие достижения, причем в
области социальной не меньше, чем в области искусства и науки».

««Интуиция, вдохновение, — писал Владимир Иванович Вернадский, — основа величайших научных открытий». А Альберт Эйнштейн в своей статье «Религия и наука» утверждал, что для ученых, немаловажным стимулом была их «глубокая вера в разумное начало мироздания».
По его словам, «знание о том, что есть сокровенная Реальность, которая открывается нам как высшая Мудрость и блистающая Красота, — это знание и это ощущение есть ядро истинной религиозности».
Чарлз Таунс, лауреат Нобелевской премии, один из создателей квантовых генераторов, считает даже, что в будущем религиозные учения и научные теории придут к существенному единству…» ( Цитаты из статьи Александра Меня «Трудный путь к диалогу»: Радуга; 1992)

А вот как реагировал на проблему «веры-знания», знаменитый психиатр Карл Юнг:
«Для конфликта между верой и знанием нет никакой почвы, обе стороны необходимы, ибо по отдельности нам недостаточно н знаний, ни одной лишь веры!»

И я с ним совершенно согласен!

2015 год. 



Свернуть