14 августа 2022  22:07 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Лоскутки Пламени

 

…Щадит он только камни 
сжигая траву (Ригведа) 



О, этот город – миф и благодать 
Души вкусившей времени младенство. 
Дикарство возведенное в блаженство, 
его души живая ипостась. 

А ты и я – лишь отблески огня. 
Мы только тень праобраза иного, 
который был и повторится снова - 
в нас то и дело спорят времена. 



Здесь все насмешка и веселый праздник - 
в движении изломанных пространств. 
Суровый муж и шаловливый мальчик 
в марани мнут лиловый виноград. 

Я это видела - следы сохи небесной 
ковчега Ноева незыблемый причал. 
Здесь все во власти страшной и чудесной - 
здесь бремя вечности начало всех начал. 



Волоокая Грузия - 
ты исцеляешь меня 
и медленно губишь - 
не ведая чуда печали. 
Твой праздник прекрасен 
как гордая песня огня. 
И мудрая сказка 
твои освящает скрижали. 
Любовь и бесстрашие 
здесь обручились не зря 
под клекот орлов 
и рокочущий рык водопадов. 
В рассыпчатых брызгах 
кинжально играет луна. 
И всю ночь не смолкает зурна 
среди дымных духанов. 
Я люблю твоих песен 
гарцующий в небе напев 
и в ажурной тени 
грациозную вязь винограда. 
И – тяжелыми прядями 
волосы снов уронив 
в твои тайные пропасти – 
мне иной веры н надо. 



Такие были времена - 
когда страдали и любили 
и Господу воздать спешили 
за все что прожито сполна. 
Не ведала тогда душа 
всей горькой тяжести греха 
испепеляющей гордыни. 

О, обмирала даже львы 
в объятиях недюжей силы. 
-Беги, олень! и лань, беги!- 
от быстроногого владыки. 
Охота, игрища, война – 
мужей достойные утехи. 
И солнцем залиты доспехи. 
Звенят мечи и стремена. 
……………………………. 
Верблюды золото везли 
и братья братьев обретали. 
Свободу рабскую вассалы 
послушно клали на весы. 

Такие были времена. 
Тогда суд праведный вершили 
и не было иной святыни – 
чем доброй памяти дела. 
Там воздвигали города. 
И не было иной судьбы 
во славу Грузии прекрасной. 
Вверяли ей свои мольбы 
и в ясный день 
и в день ненастный. 

Благословенна будь земля – 
где быстро заживают раны 
где не преследуют кошмары 
где ты живешь и я жива. 
Такие были времена… 



Чьи-то легкие тени 
проносятся змейкою улиц. 
Колыхание света 
и – вздох… 
очертания риз. 
Это горы 
как спящие буйволы 
дети верблюдиц. 
И серебрянный месяц 
серьгой одинокой повис. 


Листопад закружится 
как вихрь 
искрометного танца. 
И ветра-птицеловы 
задуют на церкви свечу. 
Никому никогда 
за желаниями не угнаться. 
Но того 
кто умеет провидеть, 
я видеть хочу. 

Карусели балконов. 
Улыбки - как бусы жемчужин. 
Пьяный запах акации. 
А на ладонях – весь мир. 
Загорелые тени 
в солнцесплетениях кружев. 
Это город влюбленных – 
шарманщик, 
поэт и факир. 

«О С Е Н Н И Е  Э Т Ю Д Ы» 

* * * 

О чем деревья говорят в саду? – 
их разговор доверчив и тревожен 
как будто осень 
в царственном бреду 
отречься от себя уже не может 

и листьев 
отлетевший словопад 
неотвратимо приближает смуту 
холодных дней... 
Всё как-то невпопад 
и ты уйдешь в последнюю минуту. 

* * * 

...Училась забывать 
любимых имена 
и в памяти стирать воспоминанья 
так – 
словно вовсе не было меня 

Но воробьев лохматых кутерьма 
и голубей балконных воркованье 

под шум дождя – 
меня свели с ума 
и вновь ждала любви – 
как наказанья. 


МОГИКАНЕ ИЛИ ЗА ДВА СЛОВА ДО ПАСХИ 


Полигонные метры 
"подёнщины" Славы - 
погоны. 
Вашу веру 
в Царя и Отечество! 
Слышите стоны? 

Из развёрзтых могил 
к вам навстречу 
стремятся объятья. 
Это вас заклинают 
кавказские сестры и братья. 


Ибо дети Адама и Евы 
во плоти и крови 
воздают за любовь 
по законам 
христианской юдоли. 

Ваша вера 
в Царя и Отечество 
проклята всуе - 
на халуйский приказ 
отзываются 
только халуи.

Жили нищие духом. 
Теперь обнищали 
и телом. 
Вы в ответе 
за женщин - 
торгующим 
"импортным" хлебом. 

За безумных старух - 
у собак 
отбирающих кости. 

За свинцовых наймитов - 
карателей 
собственной злости. 

За мужчин и детей - 
отупевших 
от крови и боли. 
За бездомных калек - 
на просторах 
российской неволи. 

Вам вовек не отмыть 
своих рук 
в императорских ваннах 
и вовек не понять - 
что за сила живет 
в Могиканах. 

Не двуглавый орел 
а Шамиль 
на ожившей иконе. 
Сколько можно прощать 
сколько можно страдать 
МОГИКАНЕ?

март 1995

Свернуть