23 мая 2022  02:40 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Виктория Кейль (Колобова)



ПОСТИЖЕНИЕ ТРИЕДИНСТВА

(автобиографический коллаж)

 

Действительно умираешь лишь тогда, когда тебя перестают любить...

Т.Готье

1

Я родилась через три года после окончания войны 16-го октября в доме моего отца, в городе Тифлисе (Тбилиси), в благословенной Грузии на Кавказе, где живу до сих пор.

По домашней легенде, когда появилась на свет – улыбалась, чем даже напугала акушерку. Позже вычитала где-то, что при рождении смеялся первый маг и астролог Зороастр. Не знаю, как объяснить этот феномен физиологически, но дар ясного видения – правды и кривды, друзей и врагов – сопутствовал мне всю жизнь. Может поэтому мне всегда везло на встречи: я не искала – меня находили люди, книги, города, времена года...

2

Согласно данным нотариальной копии № 412 свидетельства о крещении (лист 66 запись за номером 8) от 13 июля 1886 года у законных супругов и подданных Баварии Карла Нерво (Нервофф)1* и Анны Бужьяни в колонии Екатеринофельд2* Тифлисской губернии3* 8 марта 1863 года родилась дочь Мария (Мариам). Восприемниками при крещении 25 июля 1868 года, с совершением всех обрядовых таинств ксендзом Римско-католической церкви, окружным капитаном Терской области4* Александром Каменецким в городе Владикавказе, значились капитан 150-го пехотного Томанского полка5* Казимир Ольшевский и жена губернского секретаря Егорева Августина Федоровна. Карл Нерво был известным в Тифлисе театральным художником итальянского происхождения, о чём достоверно известно из материалов Пушкинской конференции издания Государственного историко-литературного музей-заповедника А.С. Пушкина (13–14 октября 2001). По семейному преданию вместе с ним в росписях оперного театра6* на Эриванской площади7* (современная площадь Свободы) и главного соборного христианского храма Сиони8* во имя Успения Пресвятой Богородицы в Тифлисе принимал участие также мой прадед Андреас Кейль9*. У Карла Нерво было две дочери: Луиза и Мария.

3

Мать моего отца Мария Андреевна Кейль10*, младшая дочь Марии Карловны Нерво и Андреса Кейля, была лютеранского вероисповедания. Её единственный сын и мой отец Петр Петрович отец Колобов11* был рождён в военном госпитале в Тифлисе 18 ноября 1922 года под знаком Скорпиона. Рождение его было отмечено скоропостижной смертью родного отца, что в общем-то выглядит вполне фатально: рождению Скорпиона в семье, как известно из неразгаданных тайн мирозданья, обычно всегда сопутствует смерть кого-либо из близких. Его вырастила мать, которая обожала и баловала, никогда ни к чему не принуждала и не наказывала. Отец признавался, что рос бездельником и лентяем в окружении таких же весёлых и беззаботных друзей, и неизвестно, как могла сложиться его судьба, если не война. Он ушел на фронт со школьной скамьи, не был трусом, вынес из окружения полковое знамя, за что был награждён орденом Красной Звезды. По известным причинам ему не удалось сделать военную карьеру, но зато повезло пройти войну без единой царапины и вернуться домой из Австрии гвардии капитаном, оставив за собой в руинах половину Европы. Отец был наделён от природы очень хорошим музыкальным слухом, умело показывал фокусы и мог часами рассказывать анекдоты. Он любил собак, лошадей, мотоциклы и своих двух дочерей. После войны он почти сразу женился на моей матери Галине Сергеевне Паниной12* и никогда с ней не разлучался. После смерти отца сестра передала мне из Москвы сохранившиеся оригиналы документов: купчие, завещания, свидетельства о бракосочетании и крещении.

4

Из документов следовало, что фамилия Колобовы13* впервые упоминается в исторических хрониках в связи с гибелью царевича Дмитрия в Угличе (15 (25) мая 1591), когда царевич играл «в тычку» в компании двух маленьких жильцов, одним из которых был Петруша Колобов, сын постельницы Марьи Колобовой, что фамилия значится в списке родов, утвержденных в дворянском достоинстве (1725–1841) и занесена в «Бархатную книгу» русского дворянства.

Отец моего отца Колобов Петр Иванович14* получил образование в Европе: окончил физико-математический факультет Дерптского университета15* (Дерпт ; ныне город Тарту) со степенью кандидата сельско-хозяйственных наук и состоял на службе в окружном инженерном управлении Кавказского военного округа в звании генерал-майора инженерных войск. Дед родился в «земле ливов», в городе Вильня (Вильнюсе) 6 марта 1858 года и был крещён 3 апреля в Виленской Никольской церкви. Восприемниками (свидетелями) при крещении сына командира Виленской инженерной команды, военного инженера, подполковника Иван Егорыча Колобова были записаны жена попечителя Виленского учебного округа16*, генерал-лейтенанта барона Егора Петровича Врангеля17*; Каролина Александровна (урождённая Каролина Анетта Генриетта фон Швебс), а также помощник попечителя Виленского учебного округа коллежский советник и кавалер, князь Александр Прохорович Ширинский-Шахматов18*. Мать деда, Софья Александровна Гельмерсен19*, была родом из семейства прусских баронов: фамилия впервые упоминается в исторических хрониках Ливонии в связи куплей продажей Гавензее, которое королева Швеции Ядвига Элеонора передало в пользование ассистентрату Иоханну фон Хельмерсену 29 ноября 1660 года.

5

Отец деда Иван Егорыч Колобов20* вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта инженерных войск. По данным «Кавказского календаря» на 1878 год (одного из наиболее ценных справочных изданий дореволюционного Кавказа, который издавался в Тифлисе при Главном управлении Кавказского наместника (1845 – 1917) и содержал статистические и адресные сведения о Кавказском крае) Иван Егорыч состоял действительным членом Кавказского Общества сельского хозяйства, действительным членом Кавказского отделения Императорского Русского Технического Общества, а также в звании генерал-майора в Окружном Совете Кавказского военного округа помощником инженера, генерал-майора Петра Фёдоровича Рерберга. Жена его (Колобова С.А.) была действительным членом Тифлисского благотворительного общества. В 1879 году Иван Егорыч с семьёй проживал в Тифлисе в инженерном (небезызвестном в советские времена «генеральском») доме на Барятинской улице (угол Инженерной): улица Барятинская просуществовала с 1867 по 1913 гг.и была переименована в улицу Джорджиашвили в память о революционере, метнувшего бомбу в генерала Грязнова, – сегодня эта улица Чантурия, как сто пятьдесят лет тому назад, всё также спускается вниз от проспекта Шота Руставели (бывшего Головинского проспекта, Дворцовой улицы), мимо Александровского сада на улицу Атонели (бывшую с 1867 по1922 год Мадатовскую), с выходом на «сухой» Воронцовский (Михайловский, им. Карла Маркса, Саарбрюккенский) мост.

Брат Петра Ивановича, Владимир Иванович Колобов, состоял на гражданской службе в качестве губернского секретаря (ГС). Другой брат Валерьян Иванович Колобов, статский советник (СС) и председатель Тифлисского комитета по делам печати, вложил свой капитал в основанную им в 1902 году совместно с германскоподданными Людвигом Андреасом (Андреевичем) Голлингом и Эмилем Адольфом (Адольфовичем) Гином (каждый с долевым участием 1/3 в общем предприятии) башмачную фабрику по изготовлению колодок на Авлабаре в Тифлисе (товарищество «Perwaja Kawkaskaja Kolodotschnaja Fabrika» по улице Дально Авчальская 120). Валерьян Иванович проживал по улице Великокняжеская 82, недалеко от Штаба 2-го Кавказскаго армейскаго корпуса (Великокняжеская 72).

К слову сказать, Воронцовская набережная превратилась в Великокняжескую улицу в 1899 году в честь Великого князя Михаила Николаевича, за год до приезда в Тифлис Гумилевых, – здесь в красивом здании 2-ой мужской классической гимназии по улице Великокняжеская 32, где позднее разместилось Нахимовское училище и сегодня находится Министерство образования, учился будущий поэт. На улице Великокняжеской 68 находился также пивоваренный завод, основанный (1881) немецким промышленником К.Ф.Ветцелем. Название улицы просуществовало с 1899 до 1913 года, когда она была переименована в улицу Камо, и носит сегодня имя Дмитрия Узнадзе.

6

Семья Иван Егорыча Колобова владела поместьями на Северном Кавказе и в Абхазии. Судя по дарственной (6 ноября 1897), им было передано право на владение участком под номером 86 «двух десятин тысячи пятнадцати квадратных саженей» в окрестностях города Сухуми моему деду. Но конечно всё было безвозвратно утрачено во времена революций и войн. Каким-то чудом сохранился дом в Тифлисе, собственно говоря, не один, а два огромных дома на Самтавийской улице 5-ый номер(её называли также Пожарной), с общим двором и резными балконами над Курой, с подвалами, где хранилась разная утварь, с анфиладой комнат: один двухэтажный, площадью около 225 кв.м, и второй трёхэтажный, площадью около 151 кв.м, с двумя полноценными этажами и с третьим этажом в виде комнаты-башенки 21 кв.м. Причём каждая комната этих домов имела отдельный вход с улицы или с балконов второго этажа. Дом был унаследован моим отцом от его сводных бабушек Марии и Валентины (Розалии) Иосифовны Садлуцких21*. Дочери Иосифа (Осипа) Садлуцкого приходились внучками Карлу Нерво. Старшая дочь Нерво Луиза Карловна была замужем за Иосифом Игнатьевичем Садлуцким. По данным «Кавказский адрес-календаря» за 1874 и 1877 гг. Иосиф (Осип) Игнатьевич Садлуцкий в 1874 году был Титулярным советником Георгиевского военного госпиталя Управления Окружного Инспектора госпиталей, а в 1877 году стал Коммисаром и Коллежским асессором Александрапольского военного госпиталя Управления Окружного Инспектора госпиталей.

7

На моей памяти сохранилось кое-что из домашнего серебра и фарфора, среди них серебряная походная мыльница Барклая де Толли, баварские пивные кружки, бронзовый солдат кайзера и картины в тяжёлых позолоченных рамах, в основном портреты безымянных предков. Помню большую картину с изображением всадников в горах Кавказа – акварель работы немецкого художника Рихарда Карла Зоммера22*. Увы, все картины мама распродала ещё в пору моего детства частным коллекционерам или передала в музейные фонды (нас часто навещал в 50-е годы то ли сотрудник музея, то ли маклер по фамилии Келлер), а подвалы вместе со всей утварью сравнял с землёй бульдозер, когда сносили дом, чтобы на его месте вознеслась гостиница «Иверия». Куда было девать все эти огромные медные кувшины, самовары, лампы, канделябры, ковры и прочее, и прочее?.. да ещё во времена хрущевских застроек. Мы оказались на окраине Тбилиси среди пустырей. Семья сошлась во мнение, что здесь воздух намного чище, чем в центре города. Так закончилась самая сладкая пора моего детства.

8

Другой мой дед по материнской линии Сергей Михайлович Панин23* был потомственный дворянин и профессиональный военный – командовал заставой на персидской границе, когда там родилась моя мать. Дед всегда честно писал в анкетах о своём «неугодном» происхождении. Его время от времени лишали из-за этого воинских званий, но всегда оставляли именное оружие. По семейному преданию, какой-то слишком горячий предок, стрелявший в свою жену в высочайшем присутствии в оперном театре, вызвал своей безрассудной ревностью нешуточный гнев самодержца (не знаю только, какого именно), был разжалован и сослан по царскому повелению из Санкт-Петербурга на Кавказ.

9

Мать моей матери была православной. Раиса Николаевна Муравьёва24*-Чернявская25*(в первом браке Панина, во втором браке Цицианова26*) соединила на своём надгробье память об именах двух наместников и главнокомандующих Кавказа – русском и грузинском. Она успела закончить заведение для благородных девиц Святой Нины27* в Тифлисе с золотым крестом за выдающие успехи в математике, но оказалась после революции в подвале, куда семью вселили вместо жившего там многодетного дворника курда. Бабушка рассказывала мне маленькой, как дворник с женой приходили к ней просить прощения, каялись, что не виноваты…

10

Моей колыбельной была «Алаверды»28* и старинные русские романсы. Дома говорили на трёх языках – русском, французском, немецком. В шесть лет я писала и читала по готически, любила немецкий и плакала над французским. Бабушек навещали приятельницы Наталья Флоровна Глинская–Циклаури и сестры Тамарочка и Верочка Бабунидзе. Наталья Флоровна знала пять языков и в молодости танцевала с царем на балах в Петербурге. Сестры Бабунидзе тоже закончили Святую Нину. У них я взяла несколько уроков музыки, так что играла по нотам «Славься, славься, наш Русский Царь! Господом данный нам Царь-Государь! Да будет бессмертен твой царский род...», «Не брани меня, родная» и «Сердце красавиц». На этом мое музыкальное образование закончилось. Русской грамотой со мной занималась мама, которая отучилась в балетной студии Перини29*, на филфаке в университете, в медицинском институте и в академии художеств у Шибуева, однако, полностью посвятила себя домашнему воспитанию детей – моего и моей младшей сестры Наташи. Библия была под запретом, но бабушки умудрились меня всё же окрестить – меня крестили на иконе Святого Георгия. В пику им мои молодые «атеисты» родители вместе с братом мамы, который остался после войны работать секретарем в посольстве Советского Союза в Берлине и изредка наведывался к родным в Грузию, «перекрестили» меня, искупав в вазе с шампанским, и даже распили его «на ура».

11

Дома взрослые часто ссорились из-за меня – кто сильнее меня любит. Мама считалась домашним деспотом, извергом, который мучает и губит ребёнка. С пяти до шести лет мама умудрилась продержать меня на даче в Цхнетах, где постоянно были открыты окна: я должна была дышать свежим воздухом, строго соблюдая постельный режим. Отец топил печь, когда было холодно, играл со мной в шахматы и нарды. Меня лечили от детских желёзок гоголь-моголем и икрой, чтобы не делать уколов, потом водили на рентген в тубдиспансер. Деньги на моё лечение присылал дядя из Германии. Читать много мне не разрешали – мне шёл тогда седьмой год, и я была впечатлительным и диковатым ребёнком, живущим в мире детских грёз и литературных героев, практически в полной изоляции от детей моего возраста. Одну меня никуда никогда не отпускали. В школу отводили крайне редко сдавать предметы экстерном, так что неудивительно, что меня сторонились одноклассники и считали «странной», педагоги – избалованной. Школа была на последнем месте по посещаемости в районе, но в конце каждой четверти мама делала дорогие подарки классной руководительнице, и всё как-то обходилось. Так продолжалось всю начальную школу до пятого класса. И – как зарубки на памяти: ощущение беспомощности и ужаса, когда что-то сжималось в груди и хотелось зажмуриться и не видеть, как маленькая хромоногая (похожая на ведьму) учительница армянка колотит своей тяжелой палкой по спине всеобщего классного любимца, весёлого шалуна-увальня, которого она ставила по середине класса перед доской на колени, или когда учитель математики деревянными бельевыми шпильками прищемляет нерадивым ученикам уши. Мама утверждала, что когда в классе сидит на уроках до сорока человек детей, то там нечем дышать, и что все учебные программы рассчитаны на посредственность. Так что и позже я редко посещала занятия. Чаще приходилось заниматься оформлением школьных коридоров и кабинетов – рисовать бесконечные плакаты, карты и т.п. или подменять заболевших педагогов. Рисовать мне нравилось – в четвёртом классе мои карандашные «натуры» заработали малые золотые медали на выставке школьников в Москве. Но слишком много шаблонного оформительства до добра не доводит, – думаю, я сорвала себя руку, как это бывает в музыке: мне снились потом чудесные картины, но я никогда ничего больше не могла нарисовать. Школу я закончила с золотой медалью, которую подарила маме.

12

И всё же самая сильная память детства – мои бабушки: бабушка-уют и бабушка-тайна. Они вдохнули воздух в пространство моей детской души. Как удалось им это? – не знаю. Они даже не умерли – просто ушли и задержались, но так долго, что мне больно даже думать о том, когда же они, наконец, вернуться...

Они были моим Талантом и Свободой.

13

Моя немецко-итальянская бабушка Марья Андреевна, которую так все дома и звали, нигде никогда не работала, но распродавала всю жизнь своё приданное и дедушкино наследство. Так она смогла выжить со своим сыном после смерти мужа в двадцатые годы (кажется, целых два или три года ей удалось прожить на деньги, вырученные за рубиновый браслет – подарок царя). Бабушка Марья Андреевна таилась в тени комнат и часто молчаливо плакала. Читать она не любила и не участвовала в интеллектуальной жизни семьи. Она была моей бабушкой-уют. Бабушка-уют осталась во мне памятью комнат, радостью первых движений. Это дом моего отца, с высокими прохладными подоконниками, с резными перекладинами балконов, на которых чешуйчатые островки облупившейся краски... Сквозь тонкое стекло окон был виден скат соседней крыши: он поднимался вверх так круто, что мне оставалась только узкая полоска неба над чердаком – его прямоугольный чёрный провал пугающе нависал над сбегающей к набережной улочкой. Я не любила эту сторону дома, но могла часами высиживать в терпеливом ожидании чуда, прижавшись носом к стеклу: когда же по булыжным камням промчится мимо со страшным стрекотаньем мотоцикл, взметнув за собой шлейф пыли... « Мотоцикл, цикал-цикал...» В этом доме дразнил полумраком чулан и таинственно хлопали двери и ставни на сквозняках; гром громыхал по крыше – то уходил, то возвращался, волнуя; за тяжёлой чугунной заслонкой стенной печи метался гулкий огонь, а в трубах свистал, по-разбойничьи завывая, ветер. Итальянский предок задумчиво улыбался чему-то из овальной позолоченной рамы. Я так никогда и не узнала, как звали того смуглого кудрявого красавца: очень высокая, сухая костистая старуха с длинной, закутанной в нелепый шарф шеей долго разглядывала сквозь лупу надписи, а потом унесла картину в музей. Слишком тёмный фон полутропического горного пейзажа мешал разобрать год и подпись художника. Другая картина висела почти под потолком: два вооружённых всадника-горца переезжали мелкую речушку в горах Кавказа. «Зоммер», – с гордость говорила мама и неуверенно поправляла себя «Зоммеринг». То была акварель: в раме под стеклом, словно в аквариуме, плавали на удивление светло прозрачные краски – коричневая, зелёная, жёлтая, голубая. Язычок красного лишь слегка коснулся костюма одного из всадников. Подолгу вглядываясь в картину, я старалась оживить и продолжить действие, но движение на ней всегда продолжало жить своей независимой жизнью. Моим любимым занятием было наблюдать с балкона, откуда открывался вид на правобережную сторону Куры, кавардак крыш и домишек, ниточку железной дороги с живыми как ртуть вагончиками поездов, мутное пастбище реки с быками мостов. На балконе захватывало дух от полёта пространства, и солнечный свет ослеплял глаза. Здесь рождалось неповторимое ощущение бездны, когда на медленно темнеющем небосклоне появлялись звёзды: словно безумные усачи перебирали без конца волшебные чётки... Во дворе между домами росло два больших дерева – душисто и пряно пахло цветущей акацией.

14

Мою польско-русскою бабушку Раису Николаевну почему-то все дома звали по имени Рая. Она была медиумом и в пору своей безоблачной молодости принимала участие в модных спиритических сеансах. Рая была моей бабушкой-тайной, потому что всегда неожиданно появлялась, чтобы через день-другой исчезнуть вновь. Её именем живы сны и буйство фантазий, откровение поцелуев и горечь утрат. Конечно же, были первые запоем читанные книжки, старинные романсы, печальные до слёз, нашёптывание сказок по ночам, но запомнилось иное – кольца. И я очень любила узкие перчатки с протёртыми дырочками на исколотых иголками пальцах, быстрые поцелуи, мимолётность встреч и мягкий чуть томный взгляд карих глаз... Помню бесконечные флакончики от духов, пустые, которые она не выбрасывала, а закидывала за огромный, стоявший углом шкаф в её комнате на Песках30*, где она давала частные уроки французского и математики и шила «чёртовым куклам» – местным капризным модницам. В её имени – Тайна Исповеди.

15

Это детство бесслёзно. Помню большой резиновый мяч, вбиваемый звонкими шлепками в пол: «...98, 99, 100!» Синюю и красную половинки на нём разделяла полустёртая серебристая полоса. Я вызывала на дуэль невидимку – двойника из глубины зеркал и мчалась стремглав через комнаты и коридоры, чтобы уткнуться с разбегу головой в мягкий и тёплый, вкусно пахнущий передник, весь в муке от заветных пельменей. Я тогда не умела ещё называть вещи по именам и ничего не знала об одиночестве. Оно существовало помимо меня, как и вся жизнь взрослых.

Бабушки пекли пироги. Коронный фирменный рецепт бабушки Раи был «наполеон». Сцены отступление Наполеона из Москвы были изображены на тарелках семейного сервиза. Бабушка Марья Андреевна запекала рулеты и варила варенье и компоты. Обе вместе – пельмени и пирожки. Я ассистировала, конечно... Кошек и собак в доме не водилось. Был подаренный по случаю кролик, но мама срочно отдала его «в детский сад», отчего я горько плакала, но мама была неумолима, так как кролик успел за неделю изгрызть домашнюю обувь в прихожей.

Моим излюбленным занятием было залезать на этажерку, где стояли изящные статуэтки. Конечно, не обходилось без потерь. Но когда мама хотела отшлепать меня за осколки французского и японского фарфора, бабушки плакали и становились между нами: они никогда не останавливали меня, чтобы я ни делала. Мама была безумно ревнивой и любила переставлять мебель, и из-за этого часто случались скандалы. Иногда она ходила «топиться» вместе со мной на набережную. На набережной я успокаивалась и мама тоже, и когда становилось темно, за нами спускался следом отец. На набережную и в Александровский сад меня водили кататься на велосипеде. В шесть лет отец научил меня стрелять и играть в шахматы (в Грузии вообще традиционно полагалось давать в приданое книгу «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели и шахматы). Мы часто «сражались» с ним за шахматной доской, пока я не стала выигрывать у него, – тогда отец отвёл меня в Тбилисский шахматный клуб, где я проиграла на первом же официальном турнире, после чего меня оставили в покое как не оправдавшую надежд: по официальной версии в силу природной ленности меня так и не смогли заставить записывать ходы.

16

Желания у меня были довольно странные: маленькая девочка боялась чердаков и ... хотела быть богом – столь же бесконечно доброй и всесильной, как рассказывали бабушки. Он всё знает, всё видит, всё помнит, но умеет прощать. Меня всегда прощали, и мне тоже хотелось любить весь мир, обнять его своей любовью. Странно, но и сегодня я всё ещё никак не могу избавиться от этого чувства, только добавилось сознание глубокого сострадания, жалости ко всем нам, грешным и страждущим, неведомо куда бредущим во тьме. Я плакала – когда мне читали вслух «Хижину дяди Тома», потом дядю Тома сменили Марк Твен, Гайдар и Жюль Верн. Мама увлекалась баснями Сергея Михалкова и писала ему блестящие ответы, хотя ей и в голову не приходило их публиковать. Меня она заставляла заучивать наизусть всё, что нравилось ей самой. Я выросла на классике детской мировой литературы, на Пушкине, Лермонтове, Некрасове, Есенине, Маяковском, на прозе Тургенева и Толстого, пьесах Островского. Кстати, по семейным рассказам, у молодого Маяковского был серьёзный роман с сестрой бабушки Раи по имени Валентина (их удалось развести без последствий, когда Маяковские переехали в Москву). Бабушки Рая любила Куприна («Гранатовый браслет»), Гончарова («Фрегат Паллада»), французскую поэзию и прозу, Оскара Уайльда («Портрет Дориана Грея») и Джона Голсуорси («Сага о Форсайтах»). Всё это была я. И всегда где-то рядом была Германия благодаря старым готическим книгам, украшенным цветными гравюрами, и посылкам с пластинками («Домино», «Сулико» на русском, грузинском и немецком языках), с журналами от дяди из Берлина, где он вербовал шпионов и выменивал наших разведчиков у американцев. В пионеры меня принимал в Тбилисском Доме Офицеров человек, повторивший подвиг Алексея Мересьева. В пятом классе я отличилась на уроке русской словесности – в сочинении на тему «Мой любимый герой» мне удалось совместить двух героинь, будоражащих моё неокрепшее воображение: Анастасию Филипповну и Зою Космедемьянскую. Читать я любила всегда, в книгах особо – сноски и примечания, но никогда – перечитывать, запоминая выборочно только то, что нравилось: в основном сюжет и «музыкальную» аранжировку. Имена и числа меня не интересовали вовсе, если только речь не шла об эзотерическом или сакральном их значении.

17

Моё увлечение астрологией и магией началось со старых книг из библиотеки Константина Сергеевича Герасимова31*, друга моих родителей и профессора филологического факультета Тбилисского Государственного Университета. Все звали его за глаза Котом (на что он никогда не обижался), а жена Натэла – дразнила «чернокнижником» за увлечение алхимией. Некий книконоша по прозвищу «Пэхо» поставлял ему книжные новинки и активно помогал в поиске букинистических раритетов. У него было много учеников – после смерти Кота мусоровоз ни один день вывозил кипы диссертационных работ, написанных под его руководством, которые Натэла сваливала на улицу вместе с журналами, газетами, книгами и даже альбомами бесценных марок времён Третьего Рейха.

Кот встречал меня – неизменно благожелательно – с трубкой в руках, в шелковом халате или замшевой тужурке поверх белоснежной сорочки и отутюженных брюк, в окружении свиты обожаемых им представителей рода кошачих, напоминая всем своим обликом и манерой поведения викторианского джентельмена в стиле a la Sherlock Holmes. Кот был единственным профессором на весь Советский Союз, который читал курс лекций по истории книги. В 70-ые годы у меня имелся эксклюзивный доступ к оригиналам дореволюционных изданий Серебряного века. К сожалению, уникальную библиотеку после его смерти сохранить полностью не удалось, а жена поплатилась трагической гибелью за хранимые им бесценные рукописи. Константин Сергеевич Герасимова был ортодоксально мыслящим христианином и убеждённым монархистом, Вице-Предводителем, герольдмейстером и председателем Приёмной комиссии Межнационального Дворянского Собрания Грузии, предводителем которого и членом Совета Объединённого Дворянства был его друг барон Анатолий Георгиевич фон Рохов-Козбелевский32* , а председателем Комитета экспертов – князь В.И. Амашукели. Согласно определению Герольдии и Приёмной комиссии от 15 сентября 1994 года (протокол № 57) и по Решению Совета МДСГ Кот торжественно выдал мне и моей дочери Геральдическое Свидетельство № 216 – 2 ГС от 25 октября 1994 года.

18

Константин Сергеевич Герасимов был признанным авторитетом по части литературного наследия М.Волошина и В.Брюсова, принимал участие в Коктебельских чтениях и в подготовке текстов к семитомному собранию сочинений В. Брюсова. Помню, как он с гордостью показывал мне полное берлинское издание «Огненного ангела» (без купюр), где значилась его фамилия. Он любил цитировать строчки из стихотворения Киплинга «Запад – есть Запад и Восток – есть Восток...» 33*, сам предпочитал форму классического сонета. Мне запомнилось: «Есть твари, есть творцы, – запретов нет: благодарю тебя за мой сонет.» Как ни странно, но Коту нравились мои доморощенные опусы. Его забавляло, когда я на слух улавливала сбой рифмы в каком-нибудь длинно-предлинном стихотворении и могла отгадать количество «внетактных» слогов. Одно его всегда огорчало, что я упорно не желала погружаться в теорию стихосложения. Однако, позднее в 90-ые он всё же пригласил меня поучаствовать в руководимое им молодёжное объединении при Славянском обществе в Тбилисском Доме Офицеров и даже организовал мой творческий «утренник», в доме Смирновых-Россет34* в Тбилиси.

19

В школьные годы я дружила с Геной Мещеряковым, который играл Сергея Есенина в драмкружке у прекрасного педагога и преподавателя русской словесности, автора многочисленных музыкально-литературных композиций для школы Виолетты Ильиничны Гаспаришвили35*. Мы оба любили осеннее время года, гоняли стаи мокрых птиц в аллеях промерзших парков и писали стихи. Благодаря моим первым публикациям в местных газетах нам повезло познакомиться с настоящими русскими поэтами Владимиром Соколовым36* и Евгением Лебковым37*. Поэты были очень разными как внешне, так и по темпераменту и казались нам тогда стариками. Помню в дыму сигарет нервно аристократические руки Владимира Соколова. Евгений Лебков гордился своим званием старшего лесничего Сахалина. Он надписал маме на память свои опубликованные в Грузии стихи о лесном пожаре, с напоминанием о том, что в жизни всегда «есть встречный пал», и пропел на прощание на аэродроме, куда мы с Геной поехали их провожать: «Прощай, Викторина Петровна, не спетая песня моя». Я до сих пор помню их совместное задорно-трогательное исполнение куплетов «Пиратской»:

Брильянты, брильянты, караты, караты,

Каррамба! – и лево руля.

Не бойся, девчонка, мы просто пираты,

Нам снилась так долго земля.

Не раз мы встречались с Летучим Голландцем,

И шквалы неслись по пятам.

Не бойся, девчонка, мы будем галантны,

Ведь так приказал капитан.

Нам всем задолжали пространство и время,

Мы все задолжали судьбе.

Не бойся, девчонка, нас вздернут на рее,

И мы улыбнемся тебе.

А боцман грохочет, а мачты раздеты,

А молнии хлещут подряд.

– Не бойся, девчонка, мы просто поэты, –

И нас не страшит абордаж.

Они пели «поэты» «и нас не страшит абордаж» вместо «студентов» и «усталый признался пират», как в оригинале у автора этих строк Роальда Добровенского.Это была моё первое соприкосновение с живой поэзией. Сохранилась фотография с надписью: «Ты – леший. Вл. Соколов Я – леший. Е. Лебков».

20

...Иногда мне казалось – что Стихи были всегда: они рождались из ритма и света и возвращали Свет. Они остались во мне от той маленькой девочки, окруженной сиянием любви и излучающей любовь, которая мечтала стать богом. Детство творит пространство живой души, и для него не существует проблемы «законности времён». Лишь значительно позже, когда интуиция уступает место работе чувств, мы начинаем различать под обломками чужих мыслей, на игралищах чужих страстей зыбкие очертания прообраза своей Судьбы. Но вместе с тем у каждого из нас, конечно, свой бог, впрочем, как и своё чистилище. Люди сами выбирают себе богов, хотя и называют это избранничеством. ТЫ ТО ЕСИ («ТЫ ЕСТЬ ОН»). Со мной навсегда – великомученики русского Слова: Анна Ахматова, Марина Цветаева, «Щегол» Осип Мандельштам и все те другие – кто приходил ко мне безлунными ночами. Сакральное общение заменяет иногда роскошь человеческого общения наяву. Мне казалось – что я ощущаю их дыхание. Меня упрекали в том, что я подражаю им, когда я даже не знала их имён. Что же, старые боги умеют переселяться. На Востоке верят, что у каждого человека бывает семь отцов и семь матерей. В нас спорят времена и – сбывается непредсказуемое...

21

ТРИ ГЕОРГИЯ причащали мою душу, осеняя крестный путь. Все они были бесконечно добры ко мне. Они ушли и оставили мне святую тишину Безмолвия. Но они завещали мне Слово.

Георгий Степанович Кенчадзе передал основы медитации – психологической «раджа» йоги. Сильнейший экстрасенс, обладатель замечательной коллекции Будд, он сам являл собой живое воплощение Будды. От него впервые услышала стихи Махабхараты: «Признаком смертности отмечены боги, а признаком божественности люди». Значит – боги рождаются и умирают в нас самих. Несколько месяцев я ассистировала ему на сеансах лечебного гипноза. Это были уроки постижения космического сознания.

– Георгий Степанович, Что мне надо делать?

– Ничего не надо делать. Просто смотри и чувствуй!..

Но на всю жизнь с тех пор: Восток и Запад – два неба, две руки, прижатые к сердцу – словно две стороны человеческой души. Мне было 16 лет. Меня всё ещё провожали и встречали со школы.

22

Позже пришло увлечение «дзэн». И снова рядом был добрый и умный старший друг и учитель. Когда Георгий Мазурин38* впервые переступил порог нашего дома, – он пришёл сам, грузно взобравшись по высоким ступеням, – то первое, что мы услышали вместо приветствия, была торжественно-насмешливая тирада: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами». На заседании секции русскоязычных писателей Грузии, куда он меня привёл, я приняла своё боевое крещение – впервые читала перед аудиторией профессионально пишущей братии. Запомнилось: пожилой критик по фамилии Бебутов39*, которого до того дня я никогда не видела и не ведала о его существовании,– защитил меня от нападок, суть которых сводилась в основном к двум пунктам: во-первых, явное влияние Цветаевой и Ахматовой (о которых я, к слову сказать, вообще тогда ничего не знала, так как дома меня всячески оберегали от всего, что могло привести «на Магадан» и негативно сказаться на будущем); во-вторых: «нет ли в семье сектантов» ?! (очевидно потому, что стихи начинались словами «перед ликом икон отчего меня тянет креститься? – моё время ни в бога ни в чёрта не верит – в людей ...» ) Так вот этот престарелый критик поднялся и произнёс тогда очень странные слова: он сказал, что очень редко (раз в сто лет – так он сказал) рождаются люди, наделённые абсолютным слухом на слова, и что меня надо оставить в покое, поскольку из сидящих в зале никто таким слухом не обладает и не в праве меня судить... Такое я получила тогда «державинское» благословение, после чего никогда не стремилась вступать ни в какие союзы и вообще мало обращала внимание на критику, если только она не исходила от людей, которых считала своими учителями.

23

Но учителям доставалось не меньше, чем ученикам. Странно, что я долго не могла найти Георгия Мазурина в интернете ни среди поэтов, ни среди художников, ни среди «великих», ни среди «знаменитых», ни среди «никаких». И столь неожиданно, как и долгожданно (можно ли сказать, что случайно?) – copy right 2012 на сайте русской православной церкви «Храм Великомученицы Анастасии Узорешительницы в Теплом Стане» задушевные воспоминания о нём Архимандрита Рафаила (Карелина) 40*. И в то же время предвзято несправедливое о нём у Станислава Куняева в книге «Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории.» 41* К сожалению, не помню – по какому поводу, но тогда в 60-х по Тбилиси разгуливала шуточная присказка «за что же Стасика Куняева? – ведь он ни в чём не виноват...» Что же, до «кровавых язв мировой истории» Мазурин, видимо, не успел дотянуться, но ведь это «путь ничтожеств – расти», как гласит народная мудрость. Георгий Александрович Мазурин не был «обаятельным enfant terrible», он не был ни «тифлисским кинто», и уж тем более не был «незадачливым поэтом и художником», но рыцарем «бессмысленного слова» – да, несомненно был.

24

Профессиональный переводчик, поэт, Георгий Мазурин долгие годы руководил русской секцией при Союзе писателей Грузии, совмещая эти функции с работой заместителя редактора журнала «Литературная Грузия». Военный лётчик в неполные 17 лет, боксёр полутяжёлого веса (второе место в РСФСР), художник–передвижник, уехавший на ГУЛАГ, чтобы рисовать советских политкаторжан, – «Голос Америки» удостоил его «пагубный проект» своей передачей. У него не было денег на краски и холст, и он рисовал на картоне.... Этот человек не укладывался в прокрустово ложе ходячих заповедей и доктрин, но покорял великодушной дерзостью таланта. «Мысль – то же действие» – любил повторять он, оставляя за вами право выбора. Он учил не ждать наград за выстраданные истины, ибо саму возможность познания считал наилучшим вознаграждением. Наградой за эту неуёмность был инфаркт – один, потом второй... Но всё равно он продолжал драться – он боролся за дорогое ему живое Слово, за человеческое право на исключительность, на Судьбу. В нём жива была идея богоборчества. И он познал на себе двойственную истину молчания, обрекшую столько великих душ на страдание. «Молчание» – так назвал он свой сборник. И это было четвёртым измерением его жизненного треугольника: Смелость – Творчество – Свобода.

25

У него дома я познакомилась с Александром Межировым42*, который – как многие столичные поэты – любил бывать в Грузии. Что и говорить, «кормушка» переводческого словотворчества работала если и не всегда удачно, зато вполне эффективно ко взаимному удовлетворению обеих сторон: для грузинских авторов было престижно попасть на страницы центральной печати, а заезжим гостям нравилось местное гостеприимство. Межиров запомнился мне своим человеческим феноменом: один раз взглянув на страницу любого текста, он был в состоянии воспроизвести его по памяти. Тогда у Мазурина я впервые услышала в авторском исполнении «Воспоминания о пехоте» («Я сплю, положив голову на синявинские болота, а ноги мои упираются в Ладогу и в Неву...) и «Артиллерия бьёт по своим...»

26

К тому времени я должна была поступать в институт – мечтала стать режиссёром или врачом психиатром, однако, семья обеспечила меня лимитом на учёбу в МГИМО, который закончили оба моих кузена (сыновья маминого брата) и где преподавал какое-то время по завершению своей дипломатической карьеры и сам дядя. Но судьба распорядилась иначе: экзамены в Москве совпали со смертью маминой мамы, так что я никуда не уехала, а документы родители занесли в иняз, который находился поблизости, чтобы я не опаздывала не лекции. Впрочем, на лекциях я появлялась не часто, так что некоторые сокурсники и лектора знакомились со мной на семестровых экзаменах. Красный диплом, как и медаль, я торжественно вручила маме, которая мечтала о научном поприще дочери, однако, ни лингвистика, ни педагогика меня не привлекали, зато я с удовольствием нештатничала в газете «Молодёжь Грузии». К тому времени появились первые публикации стихов в альманахе «Дом под чинарами». Странно, но Мазурин был против моего переезда в Москву. Он говорил, что у него два ученика: Сергей Алиханов43* и я, но что мне лучше оставаться дома.

– Георгий Александрович, я буду поэтом?

– Этого никто не знает и не сможет тебе сказать: пройдет сто, двести лет – как знать! – может, тогда и станет ясно, была ты или тебя вообще не было. Поэт – это духовное звание, и дать его может только время. Его уроки были постижением триединства: Слово – Мысль – Чувство. В ту ночь, когда он умер, мне приснилось, что погас маяк...

27

Тогда-то и повстречался мне милый Владелец Шарманки Шура (Александр) Цыбулевский44*. Его хрупкий силуэт и мягкая поступь шагов были устремлены вглубь узких, горбатых улочек старого города в поисках то ли утраченного одиночества, то ли ненаписанных стихов. Извечный спор о том, что выше – поэзия или жизнь, как в детской присказке о том, что появилось раньше – курица или яйцо? – этот задумчивый романтик с надломленной хрипотцой в груди понимал трагически всерьёз. Потому что всегда хотел оставаться юношей – подростком, гоняющим в небе голубей, но был не в силах отказаться от кудесного наития, от вящего волшебства своей шарманки, наигрывающей в полумраке тбилисских духанов... Но Шура был не один, а всегда вместе с Гией, Георгием Маргвелашвили45*. Это они подарили мне мой родной город с его тайным очарованием «одушевляющего недостатка»: Сололаки, Майдан, Чугурети, Рике, Пески, горы, камни, пыль, грациозная вязь винограда. В одной из книг по архитектуре вычитала, что сама планировка восточных городов рождает в человеке неосознанное беспокойство, психическую неустойчивость, что изрезанная горами линия горизонта постоянно напоминает о вечности, а значит и о бренности нашего бытия. Горы пожирают пространство, так что веретену времени нелегко бывает пробиться к свету…

28

Ну, конечно же, Гия был рожден факиром. В этом деликатнейшем человеке было что-то потаённое и загадочное. Он знал обо всём на свете, умел читать по лицам и по линиям на ладони. Шура шутил, что Гия умеет показывать сны, а иногда подсматривает чужие. Он напоминал мне доктора Фауста, хотя внешне походил скорее на героя детских книжек о докторе Айболите. Он наверняка немного хитрил, чтобы не лишать иллюзии жизни (жизни, а не Судьбы), когда обескуражено жаловался, что никак не может разобраться с моим гороскопом и с линими на ладони. Шура и Гия утверждали: «Слово – Cвет – Бог». А я понимала: «Слово – Избранничество – Время». То есть, просто не понимала. Я бредила в ту пору стихами юной Марины Цветаевой. Их кумирами были Ахматова и Мандельштам. Но это не помешало им передать нам – идущим навстречу – следом – свою безоглядную непоколебимую веру в то, что поэты правят миром, ибо Слово, несущее любовь (читай – Свет), и есть Бог.

29

Шуры и Гии давно не было рядом. Но жизнь снова одарила меня теплом дружеского рукопожатия Михаила Лохвицкого46*. Это был справедливый и честный во всём человек. Даже своим оборвавшимся дыханием он продолжал утверждать: искренность – честь поэта. Михаил Лохвицкий рекомендовал написанную мной (на основе истории нашей семьи) пьесу Тбилисскому Государственному академическому русскому драматическому театру имени. А. С. Грибоедова, – пьеса была включена в пассивный репертуар, но получила убийственный вердикт от завлита, что «слишком хорошо – это тоже плохо», и не была допущена к постановке. Примерно в то же время некто Ушанги Рижинашвили47*, возглавлявший грузинское издательство «Мерани» в 1984–91 годах, «зарезал» мой сборник, заявленный для публикации в темплан, несмотря на положительные рецензии, которые таинственным образом исчезли из редакционной папки, а переводы басен Нодара Думбадзе оказались безвозвратно затеряны.

30

И был ещё один урок Судьбы. Это был урок самоутверждения через самоотречение. Урок мужества основателя интегральной йоги Шри Ауробиндо48*. Благодаря ему мне открылось истинное понимание эзотерического значения тройного изменения сознания на физическом, психическом и трансцендентном уровнях, интерпретируемого по христианской традиции как «Отец – Сын – Святой Дух». Он помог найти мне недостающие звенья не персонифицированного триединства нового века: Слово – Огонь – Свет. Вместе с ним постучали в мой опустевший дом, одарив любовью и доверием, посланцы лукавого и весёлого бога Кришны. Они зажгли перед моим внутренним взором пять священных огней самс(к)ары. Да, я всё ещё верю, что если перейти через «мир скотов» и «мир демонов», то достигнув пятого уровня сознания, можно совершить жертвоприношение голосом и погрузиться в океан всечеловеческого Безмолвия – услышать, как твоим голосом говорят облака. Мне больше не хотелось печататься (всё равно меня не хотели печатать) – моим единственным желанием было стать духом камня-проповедника (может поэтому «акмэ»?).

Дома часто велись разговоры на тему о грехе, причем гордыня почиталась за главный грех. Но мне всё равно всегда нравилось гадать по облакам, разговаривать с животными, угадывать чужие мысли, нравилось, когда оживают памятники и говорят камни. Когда время обретает невесомость, а пространство становится прозрачно – как Слово. Ибо Слово – не просто имидж «расы» («раса» дословно на санскрите означает вкус человеческих взаимоотношений) – оно «ген» времени и пространства. Когда Слово имеет вибрацию света, оно становится эквивалентно «золотому сечению» мыслей и души человеческой. Тогда с нами начинают разговаривать облака и водопады, нам бывают послушны огонь и дикие звери...

Я ЗНАЛА – ГЛАВНОЕ: ПОКА ЖИВА – ЕЩЁ ЖИВУТ СЛОВА НЕСКАЗАННЫЕ МНОЙ.

Post Scriptum

У меня есть дочь ИЛОНА. Я СВЯТО ВЕРЮ – ЭТО МОЯ ЭСТАФЕТА СВЕТА.

ИЛОНА очень тёплый, добрый и чуткий человек. Она окончила 7 классов хореографии при художественной школе имени Э.Вирсаладзе в Тбилиси и Академию художеств города Нюрнберга. ИЛОНА шутит, что у неё три родины: Грузия (где она родилась и училась в школе), Латвия (где она росла до 10 лет) и Германия (где живёт с 18 лет). Её родные языки русский, немецкий, грузинский. Она талантливый молодой художник, увлекается философией, историей искусств, фотографией, играет на гитаре и пишет прозу на немецком, английском и русском языках. У неё прекрасные переводы на немецкий язык Осипа Мандельштама. И удивительная медитативная живопись.

Мы пережили вместе день 9-го апреля и две войны, как-то неожиданно оставшись одни в Тбилиси: мама скончалась после мучительной болезни, отец почти сразу после её смерти уехал к моей сестре в Москву, друзей и знакомых разбросало по разным странам. Когда-нибудь я расскажу об этих временах в Грузии: без денег, без электричества, без газа, без воды, с бессонными ночными очередями за хлебом, с замёрзшими телами беженцев во дворе, с самодельной печкой, которую мы умудрялись топить по-чёрному шишками с ипподрома, с нацеленными на наши окна автоматами в руках русских мальчиков–солдат, с застывшим криком в глазах женщин в чёрном. Но мы выжили, нет – мы просто продолжали жить с сознанием того, что мы дома. ИЛОНА много читала и рисовала, я переводила документы для немецкого консульства «поздним переселенцам», перепродавала сигареты, готовила на продажу бутерброды и печёное. Как-то Наира Гелашвили49*. предложила мне перевести с немецкого её книгу «Грузия – рай на развалинах». На гонорар мы купили ИЛОНЕ очень тёплую импортную куртку, и хотя она смотрелась в ней как Филиппок, зато ей было в ней тепло, – в тот год стояла студёная зима (я плохо запоминаю даты). И ещё остались рисунки и стихи – которые приходили к нам в просвет безвременья и буден, чтобы заполнить собой пространство нашей души.

...А «говорящую» икону Иоанна Богослова я отнесла из дома в церковь Святого Георгия – Кашвети50*.

Тбилиси , 1986(2012) гг.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

К АВТОБИОГРАФИЧЕСКОМУ КОЛЛАЖУ

«ПОСТИЖЕНИЕ ТРИЕДИНСТВА»

1* Карл Нерво (Нервофф) был известным в Тифлисе XIX в. театральным художником итальянского происхождения. Его имя можно найти в материалах ВИ Пушкинской конференции (13–14 октября 2001). Дальнейшие поиски уводят в Нью-Йорк, в Америку, где некий Карл Альфред Нерво указан в спике пассажиров эмигрантов (1820–1957). Однофамилец небезызвестного барона Нерво, который упоминается в книге «Неизданный дневник Мариі Башкирцевой и переписка с Гюи-де-Мопассаном».

Источники: 1. А.С. Пушкин в Подмосковье и Москве. Материалы ВИ Пушкинской конференции 13-14 октября 2001 г.: Александр Михайлович Рязанов. Изд. Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина, 2002 г. 2. Егорова Е.Н. Очарование пушкинских мест. – Москва: Дом печати “Столичный бизнес”: МП “Информационный центр”, 2003. 3. Karl Alfrad Nervo: Immigration & travel «New York Passenger List», 1820–1957. 4. «Неизданный дневник Мариі Башкирцевой и переписка с Гюи-де-Мопассаном». Перевод с французского под редакцией М. Гельрота. Книгоиздательство «Джалита», Одесса, 1904 г., OZON.RU

2* Екатериненфельд (до 1921), с. Люксембурги (1921–1943), г. Болниси (с 1967) в Грузии. 11,6 тыс. жителей (1991). Переселение немцев в Российскую империю началось после манифеста Екатерины II (1763). Поскольку в условиях крепостного права заселение огромных вновь присоединенных территорий было невозможным, были приглашены иностранцы, которым выдавались значительные участки земли, и которым была гарантирована свобода вероисповедания, право на самоуправление, освобождение от военной обязанности и освобождение от налогов в течение 10 лет. Земля давалась им навсегда с правом наследства, но не как личная собственность, а как общая собственность колонии. Юридически колонисты были приравнены к государственным крестьянам. Первые немецкие поселенцы (в меньшем количестве голландцы и шведы) появились на Кавказе в конце XVIII в., когда 500 немецких семей покинули опустошенную Семилетней войной Германию (1764–1767), спасаясь от политического хаоса, религиозного преследования и голода. Они основали свои кланово-родовые поселения на территории современной Грузии. Вторая волна переселенцев (1817–1818) устремилась на Кавказ из Вюрттемберга, спасаясь от опустошения и голода после войны с Наполеоном. Первоначально значительная часть немецких религиозных сепаратистов была обустроена в колонии Екатериненфельд. В период Русско–иранской войны (1826–1828) колония оказалась разрушенной в связи с внезапным нападением иранской армии, – по свидетельству миссионеров нападавшие убили 70 колонистов, а 140 увели неволю. О том, что Россия уделяла серьезное внимание переселению немецких колонистов на завоеванные ею земли Закавказья, свидетельствует распоряжение императора Александра I выделить на их обустройство из государственной казны 100 тыс. руб. серебром. Согласно манифесту Александра I (1804) колонисты должны были удовлетворять определённым требованиям: они должны были знать виноградарство, шелководство или владеть каким-нибудь ремеслом, иметь собственность, а также жену и детей. Идейным вдохновителем переселения немцев на Кавказ стал главнокомандующий Кавказской армией и глава Чрезвычайного посольства в Персии, генерал от инфантерии А. П. Ермолов, который исходил из опыта шотландской колонии (Каррас), основанной в 1802–1806 гг. эдинбургскими миссионерами у подножия горы Бештау на Северном Кавказе. В письме от 31 декабря 1816 г. на имя управляющего Министерстом внутренних дел О. П. Козодавлеву он предложил создать в Грузии образцовую немецкую колонию для наставления местных жителей в сельском хозяйстве и «поселить здесь колонию трудолюбивых немцев, которых бы добрый пример и очевидная от хозяйства польза вселили в них желание обратиться к подражанию» «с весьма малыми издержками казны» (водворение колонистов за счет казны были прекращены еще в 1810 г.). Выбор пал на прибывших по особому соизволению императора под Одессу 50 семей виноделов из Вюртемберга, на водворение которых была выделена определенная сумма. Во время Венского конгресса 4 июня 1815 г. император Александр I, направляясь в Штутгарт, где находилась главная ставка русской армии, по пути в Хельбронне встретился с представителями немецких религиозных сепаратистов баронессой В. Крюденер и И. Г. Юнг-Штиллингом, которые обратились к нему с просьбой о разрешении переселиться на Кавказ. Ознакомившись с сепаратистскими вероучениями, Александр I подписал 10 мая 1817 г. прошение 700 швабских семей о переселении в Закавказье. 17 мая 1817 г. О. П. Козодавлев сообщил Ермолову, что 31 семейство швабов изъявили желание поселиться в Грузии и что он немедленно представит дело в Комитет министров. Получив пособие, эти иммигранты из Швайкхайма (округ Вайблинген), 180 душ под руководством Фр. Фукса, прибыли 21 сентября в Тифлис. Грузинский гражданский губернатор генерал-майор К. Ф. фон Сталь рапортовал Ермолову 11 октября, что для поселения их было назначено место близ села Сортичала, где отведено было по 60 дес. на семью; до отстройки жилищ воинскими нижними чинами переселенцы были размещены в селении Марткопи; приставом к ним временно был назначен унтер-офицер барон Розен, а старейшиной выбран Готлиб Лефлер. Так, в 35 верстах к востоку от Тифлиса, на реке Иоре, в 1817 г. была заложена первая в Закавказье немецкая колония Мариенфельд– в Сартичала. Ещё около 400 семей достигли цели в сопровождении казаков к августу 1818 г., проделав долгий путь от Ульма на судах по Дунаю в Измаил. К ним присоединилось около 100 семей из Причерноморья. Швабскими переселенцами было основано 2 поселения в Азербайджане и 6 поселений в Восточной Грузии (1819): Ной Тифлис – в пригороде на Кукии; Александердорф – на левом побережье Куры в Дидубе; Петерсдорф – недалеко от Сартичала; Элизабетталь – сегодняшний Асурети; Катариненфельд – сегодняшний Болниси. К ним присоединились выходцы из Швейцарии, Голландии и Италии. В городе Шуша в Нагорном Карабахе осели миссионеры из Базеля. Самой большой немецкой колонией на Кавказе был Эленендорф в Азербайджане (1819 – Хелендорф, с 1938 г. Ханлар, с 2008 г. Гёйгёль). В 1842 г. ещё 20 семей приехали из Германии и России и основали недалеко от Абастумани седьмую в Грузии колонию Фройденталь. В Западной Грузии, вблизи Сухуми, были основаны ещё две колонии – Найдорф и Гнаденберг (1884).

 

Внезапный набег персов на колонию Екатериненфельд 14(26) августа 1826 г. (Фото из семейного альбома Отара Начкебия)

 

Садовая улица в Екатериненфельде (Фото из семейного альбома Отара Начкебия)

 

Екатериненфельд (Фото из семейного альбома Отара Начкебия)

Большая часть переселенцев относилась к религиозным сепаратистам и не предполагали надолго задерживаться на Кавказе, оговорив себе при поселении право свободного ухода в Иерусалим, так как этот город являлся конечной целью их продвижения из Вюртемберга на христианский Восток. Швабы верили в пророчество и ждали наступления «второго пришествия Христа» (1836): согласно старинным легендам в далёкой труднодоступной стране высится таинственная гора Сальванс (Арарат?), вершину которой венчает монашеская обитель под названием «Высшее Братство», где в храме дивной красоты хранится Чаша Грааля. В 1843 г. среди колонистов распространилось известие о том, что Бог требует переселения их в Святую Землю, вследствие чего около 40 семей собрались в Екатериненфельде, чтобы двинуться в Иерусалим. Для их задержания была послана казачья команда, однако, когда переговоры не принесли положительного результат, с разрешения властей были направлены два посланца в Иерусалим и один в Стамбул. Вернувшиеся посыльные заявили, что “там им не понравилось”, после чего сепаратисты торжественно отреклись от намерения переселиться в Палестину. Тем самым, был положен конец стремлению колонистов покинуть Кавказ, большая часть которых обратилась к евангелической церкви.

 

Церковь Петра и Павла, в неоготическом стиле, возведена немецким архитектором Леопольдом Бильфельдом в 1894–1897 гг. на главном перекрёстке «немецкого квартала» в Тифлисе, на углу Михайловской и Кирочной улиц (площадь Марджанишвили), снесена немецкими военнопленными по настоянию властей в 1946 г.

 

Новая Евангелическо–Лютеранская церковь Примирения (на 250 человек) построена на месте бывшего немецкого кладбища в Тбилиси: фундамент заложен 25 сентября 1995 г., освящена 26 октября 1997 г..

Совместная работа грузинского архитектора Гиви Метревели и архитектора из Штуттгарта Ульриха Грефа.

На хорах звучит цифровой орган фирмы «Ahlborn Ditzingen».

Несмотря на неблагоприятные факторы развития, как малочисленность, религиозный и языковой барьеры, ментальность, эпидемии и землетрясения, в условиях экономической независимости и религиозной стабильности колонии добились процветания во II половине XIX в, увеличив за 50 лет вдвое свою численность. Колонисты занимались в основном виноградарством, выращиванием фруктов, животноводством и шелководством. На каждую семью было выделено 35 десятин земли. По некоторым сведениям, картофель в Грузию завезли немцы. Они также заложили основы традиции приготовления некоторых продуктов (разные виды колбас, швейцарского сыра, пива). Из Германии приезжали ремесленники, промышленники, врачи, фармацевты, учителя, деятели искусства, архитекторы. Во второй половине XIX в. появились крупные хозяйства (Кученбахи, Фореры, Фогели и др.). Все тбилисские аптеки были основаны немцами (Земель, Оттен, Кох и др.). Первая телеграфная линия в Закавказье была проведена фирмой «Сименс» от Тбилиси до резиденции наместника царя в Коджори. Тбилиси стал узловым пунктом мировой телеграфной линии Лондон – Калькутта длиной 10 тыс. км. Вальтер Сименс был консулом Северогерманского союза в Грузии. После его гибели (1868) в результате несчастного случая место руководителя представительства фирмы и консула занял его брат Отто. Оба были похоронены в Тбилиси в Верийском парке, но их могилы неизвестны. Культурный и экономический закат пришелся на коллективизацию в 1930-х гг. С началом Великой Отечественной войны по приказу наркома внутренних дел СССР (№ 001487 от 11 октября 1941 года) «О переселении лиц немецкой национальности из Азербайджана, Грузии и Армении», немцы подлежали выселению в Среднюю Азию, Казахстан и Сибирь. По постановлению Государственного Комитета обороны от 8 октября 1941 г. Грузию должны были покинуть 23 580 человек, однако депортации смогли избежать семьи, в которых жена была немка, а муж иной национальности. К началу 30-х годов ХХ века в Грузии насчитывалось 30 – 40 тысяч поселенцев немецкого происхождения. На сегодняшний день на Кавказе (в основном в Грузии) проживает около 45 000 этнических немецев.

Из «Воспоминаний» Федор Федорович Торнау (1810-1890) о Кавказе и Грузии, 1832:

«...Пять или шесть колонистских домов стояли на самом берегу реки, под Авлабарскою горой, на которой три большие казармы Ермоловской постройки господствовали над лабиринтом сакель и землянок, составлявших часть города, обитаемую рабочим народом. Немцы не содержали гостиницы, но, имея дома, построенные на две половины, в одной помещались сами, а в другую пускали наемщиков поденно и понедельно, если кому было угодно, с полным продовольствием. Комнаты были у них светлее, чище, постели несравненно опрятнее, и незатейливый обед удобосваримее чем в «Справедливой России», пропитанной еврейским спекулятивным духом, в одинаковой мере посягавшим на обоняние и на кошелек посетителей. Соломон был человек не без хитрости, как доказывало придуманное им толкование несколько загадочного смысла вывески, под которою красовалось его заведение: лев представлял его самого, змея изображала конкурировавших с ним колонистов, а надпись «Справедливая Россия» выражала твердое убеждение в том, что русская публика, побуждаемая чувством свойственного ей беспристрастия, непременно отдаст преимущество его гостинице, устроенной на благородную ногу, перед немецкими мужицкими домами. Вполне признавая солидарность, долженствовавшую существовать между Соломоном и каждым русским, умевшим оценить глубокое значение подобной фирмы, я не менее того очень обрадовался, отыскав на первое время покойный и дешевый приют у колониста. Германские колонисты были вызваны в Закавказский край А. П. Ермоловым. Он поселил их в окрестностях Тифлиса, на реке Иоре, и около Елисаветполя в колониях: Александердорф, Елизабетталь, Петерсдорф, Мариенфельд, Анненфельд, Геленендорф, и десятку семейств позволил устроить свои хозяйства на берегу Куры, возле самого города. Чтоб обеспечить свободное развитие колонизации, сверх обыкновенных податных льгот, он устранил влияние на выходцев местной администрации, допустил между ними общинное управление и главный надзор за порядком и за их безобидным существованием поручил особому комитету под председательством чиновника немецкого происхождения. В самое короткое время трудолюбивые швабы устроили свои хозяйства примерным образом, развели сады и огороды, и в Тифлисе, где до того времени население нуждалось в самых необходимых жизненных потребностях и за те предметы, которые можно было приобрести, платило дорогие деньги армянам, овладевшим всею торговлей, — стали получать из первых рук овощи, хорошую живность, молоко, масло, сливки, кроме того, картофель и сдобный белый хлеб, о которых, до прибытия их, за Кавказом знали по одному преданию. Один из немцев, Зальцман по имени, завел в Грузии первую пивоварню, и Алексей Петрович, чтобы поднять его заведение, ввел между служащими обычай ходить к нему пить пиво, вследствие чего Зальцман сделался очень достаточным человеком. В 1832 г. существовал в Тифлисе на весь город один русский булочник, не поспевавший изготовлять сколько требовалось так называемого французского хлеба. Ближайшая колония пополняла чего недоставало. Каждое утро, с рассветом, молодые немки разносили по домам – хлебы и сливки, не брезгуя заходить и к нам, холостым людям. К сожалению, а вернее сказать, к их собственному счастью, все они без исключения были так дурны, что их появление никого не вводило в соблазн. Некрасивый народный костюм, которого ни они, ни братья их не хотели покидать и в чужой стороне, увеличивал натуральную безобразность неловкого склада. Несмотря на красоту грузинок, немцы постоянно отказывались жениться на них, что конечно повело бы к улучшению породы, имея в примете сохранить без примеси язык, обычаи и веру, вывезенные ими из своего прежнего отечества.» http://tbilisi-trip.narod.ru/Tiflis1.html.

Источники: 1. Энциклопедия «Немцы России».  Москва, 2004. 2. Чернова-Дёке Т.Н. «Немецкие поселения на периферии Российской империи. Кавказ: взгляд сквозь столетие (1818–1917)» Издательство: МСНК-пресс (2008). 3. Т.Н. Плохотнюк. Немецкое население Северного Кавказа: социально-экономическая, политическая и религиозная жизнь (последняя четверть  XVIII– середина  XX века: Сб. документов/Ставрополь: Издательство СГУ, 2002. 4. Нази Жоржолиани. «Немецкая диаспора в Грузии». Газета «Свободная Грузия» от 25 июля 2008 г. 5. M. Friedrich Schrenk: Geschichte der deutschen Kolonien. In: Geschichte der deutschen Kolonien in Transkaukasien. Tiflis 1869 (2. Auflage 1997, Verlag Pfälzer Kunst, Landau). 6. Ekaterine Udsulaschwili: Die deutschen Kolonisten in Georgien (Elisabethtal-Asureti 1818-1941). Tiflis, 2006. 7. Ernst Allmendinger: Katharinenfeld, ein deutsches Dorf im Kaukasus, Selbstverlag, Neustadt 1989. 8. Andreas Groß: Missionare und Kolonisten: Die Basler und die Hermannsburger Mission in Georgien am Beispiel der Kolonie Katharinenfeld; 1818–1870. Lit, Hamburg 1998, ISBN 3-8258-3728-9 9.Ernst Allmendinger: Katharinenfeld, ein deutsches Dorf im Kaukasus, Selbstverlag, Neustadt (Stuttgart) 1989.

Сайты: 1. История немцев России: Поселение немцев в Закавказье: http://www.rusdeutsch.ru; 2. Под лупой: «Немецкая диаспора в Грузии»: http://www.wirdeutsche-ausrussland.de/2010/Nr%209/Lupa.html; 3. Материал из газеты "Эхо"№7 (29), 1996 г. Становление и судьба немецких колоний в Терской области: http://dka-osetia.narod.ru/history2.htm; 4. http://www.friedlandhilfe.de/Aktuelle_Beilagen/friedl03.pdf; 5. „Bedient von Spitzbuben und Betruegern.“ Der Aufenthalt in Russland (1876–1898): http://www.wildundhund.de/r30/vc_content/bilder/firma438/s2_lp_nordenflycht.pdf; 6. Т. Н. Чернова-Дёке, док. истор.наук. « Немецкие поселения на Кавказе. 1816–1914 гг.» М., Вопросы истории, № 3 (март) 2010, стр. 92–105: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/21598604; 7. И. В.Гёте Институт г. Тбилиси. Проект «Geschichte der Deutschen Siedler im Kaukasus»: http://www.goethe.de/ins/ge/prj/dig/his/aus/deindex.htm; http://www.goethe.de/ins/ge/prj/dig/his/weinbau/concordia/deindex.htm

3* Тифлисская губерния – Высочайшим Указом, данным Правительствующему Сенату, 12 сентября 1801 г. было учреждено верховное правительство в Грузии. В образованную Грузинскую губернию (с центром г. Тифлис) вошли все грузинские земли. 10 мая 1841 г. вместо неё была учреждена Грузинско-Имеретинская губерния, которая 28 февраля 1847 г. после отделения Кутаисской губернии была преобразована в Тифлисскую губернию с губернским правлением. Изменения в административно-территориальном устройстве завершились к концу XIX в. и к началу XX в. Тифлисская губерния состояла из 9 уездов и 239 волостей, насчитывала 7 городов и один посад, 2 207 поселений. Площадь 39 122,0 вёрст (44 607 кв. км). Население 1 051 032 (1897). Ознакомиться с историей города Тифлиса (Тбилиси) помогут фотообзоры и подборка исторических очерков на сайтах (Библиографический указатель, Исторические памятники и достопримечательности, Муниципалитет, Окрестности и план г. Тифлиса). В настоящее время в интернете открыты также сайты архивов Грузии

.

 Фото: http://www.runivers.ru/doc/territory/366676/photo

Время зараждения русско–грузинских взаимосвязей следует отнести к Х–ХI вв. – в основном они относятся к культурным и экономическим (торговым) контактам. Грузинский историк ХI в. Сумбат Давидович сообщает, что русские отряды появились на территорию Грузии в 1021–1023 гг., а анонимный автор грузинской летописи XI в. рассказывает о 3 тыс. варяжских воинов, которые приняли участие в междоусобной войне двух грузинских князей в 1047–1053 гг.  Сближению двух государств способствовали заключавшиеся с этой целью браки. В древних русских летописях говорится о женитбе Киевского великого князя Изяслава (1154 ) на дочери царя Грузии Деметре I (1125–1156). Интересно, что при избрании мужа прославленной царице Тамар (1185) наиболее приемлемой кандидатурой оказался сын великого Владимирского князя Андрея Боголюбского Юрий (Георгий).  В 1587 г. Кахетинский царь Александр предпринял важний шаг, вступив в вассальние отношения с русским государством. Со своей стороны Москва прислала ему «жалованную грамоту» с золотой печатью, в которой обещала оказать кахетинскому царству покровительство. С этого времени начинаются регулярные дипломатические и культурные сношения между двумя государствами. Русские дипломаты, духовные лица, купцы, путешественники, побывавшие в XVI – XVII вв. в Грузии с официальными поручениями или личной инициативе, описывали различные стороны её жизни в своих «постатейных списках»», донесениях и путевых очерках. В XVI – XVII вв. в Грузию прибыло для восстановленья «благолепия в церквах» 10 иконописцев, 4 плотника и один оконичный мастер (известны также их имена). Мастера приезжали из Масквы со своими материалами и орудиями производства («снастью») и вели реставрационные и другие работы. Большинство русских художников, прибывших в Грузию в 1589–1637 гг., навсегда осталось здесь.

В 1783 г. был подписан «дружественный трактат» в Георгевской крепости. В ноябре этого года в Грузию прибыло, как это было предусмотрено в секретной части трактата, 2 русских батальона. Известно, что в начале XIX в. российский взгляд, ищущий превосходство над империями Турций и Персии, был направлен на юг. Поэтому российское правительство внимательно обсуждало вопрос о создании колоний в Грузии. Появились военные поселения из демобилизованных российских солдат в Тбилиси, Цалке, Коджори, Манглиси, Тетри Цкаро, Ахалцихе и др. Регионах (с 1837 г.). Русским колонистам были даны земли, им оказывалась финансовую помощь и т.п. В 1820-е гг. царское правительство переселило в Грузию около 25 тыс. сектантов из донских казаков на побережье Черного моря, для изолирования православной России от «еретической инфекции».  Около 300 скопцов было выселено в Западную Грузию около реки Риони, в деревню Марани, другая группа – в деревню Кодори.  20 октября 1830 г. царь Николай I вынес постановление, чтобы всех раскольников, распространяющих свое учение и агитирующих против церкви, духовенства и православия (духоборы, молокане, субботники), отдавать в солдаты в Кавказский корпус, а неспособных к военной службе и женщин выселять в Закавказские провинции. В 1830–1840 гг. десятки тысяч сектантов покинули Россию и направились в Грузию. Эти переселения осуществлялись в трёх формах: насильно по приказу правительства или суда; добровольно по закону и незаконно путём тайных побегов. Переселенцы приезжали из разных провинций России: Тамбова, Воронежа, Оренбурга, Саратова, Самары, Астрахани, Северного Кавказа и Донского региона. Кроме крестьян, которые составляли большинство переселенцев, в состав колонистов входили также купцы, мещане и др.. Самое большое количество насчитывали духоборы из Мелитопольской области. Около 5 000 духоборов были переселены в Грузию между 1841–1845 гг.: в Джавахети, Ахалкалакский уезд, где образовались деревни Родионовка, Ефремовка, Орловка, Спасское (Дубровка), Троицкое и Богдановка. Уже в 1886 г. число духоборов в Джавахети достигло до 6,6 тыс. человек и увеличилось до 8 тыс. в последующие годы. Однако, в 1899 г. благодаря поддержке мирового сообщества и Льва Толстого большая часть духоборов (7 370 человек) переправилось в Канаду. По данным переписи населения Грузии в 1989 г. их количество составляло 3,1 тыс. человек. В 1833 г. длинный вагон поезда привёз из России в Грузию россииских молокан, которые стремились встретить здесь своего бога. Они ехали на новую землю с восторгом и весельем, пели псалмы и духовные песни. Их первая большая часть поселилась в Восточной Грузии в районах Сигнаги и Сагареджо, где в деревнях Красногорск и Ульяновка молокане насчитывали 1 365 человек. В Тбилиси их число в 1902 г. достигло 11,3 тыс. человек. Переселяли духоборов, субботников и др. сектантов, как и арестантов, ненужных в центральных провинциях России.  После 1860-70 гг. в России к особо опасным сектам были причислены штундисты, баптисты и патковиты, потому что их теология пришла из-за пределов России. Они тоже приехали в Грузию, и вот как характеризовал баптистов в 1880 г. Экзарх Грузии: «Баптисты – огромные враги России и союзники протестантской Германии».

Грузия почти одновременно познакомилась с «двумя Россиями»: сюда приезжали не только представители официальной Росси, но и выдающиеся русские писатели и учёные, воины и революционеры, передовые деятели культуры. Здесь в качестве ссыльних или служащих и гостей побывали десятки видных декабристов и великие русские поэты: Грибоедов, Пушкин, Лермонтов и др.. Среди сосланных в Грузию декабристов было немало писателей и журналистов: братья Бестужевы, Одоевский, Корнилович, Лачинов, Сухоруков, Веденянин, Норов, Оржицкий, Бурцов, Кривцов. К ним следует добавить имена декабристов-мемуаристов: Гангеблова, Лорера, Пущина, Розена, Беляева, Цебринова и других. Усилиями русских и грузинских деятелей в самом конце XVIII в. в Тбилиси был создан русский любительский театр.

Число русского населения в Грузии (включая сектантов, военных, гражданских и др.) постепенно увеличилось со второй половины XIX в.. В январе 1856 г. в губерниях Тбилиси и Кутаиси существовали 21 русские деревни, где проживало около 6 000 русских. По переписи населения 1897 г. число русских составляло около 98 тыс. человек., причем 74,3 % проживало в Тбилисской губернии. Тенденции увеличения русского населения в Грузии заметны также в 20–30–50-ых гг. прошлого столетия. По данным переписи населения Грузии 1926 г. их число достигло 96 085, в 1939 г. – 30 7998 и т.д. Но затем (1979 1989) их число стало уменьшаться, потому что после распада Советского Союза значительное число русских вернулось на свою историческую родину. По данным последней переписи населения Грузии (2002) число русских составляет 67 671 и почти половина из них (32 580) проживает в Тбилиси.

Источники:   1. Очерки истории Грузии, т.V, Тбилиси 1070, стр. 121–124. 2. К.Капанадзе. История Русского населения в Грузии, журнал «Клио», 2000, стр. 184 193. 3. Н.Закариадзе. Динамика и структура численности славянского начеления в Грузии (XIX–XX вв.), журнал «Демография», 1 (3), 2001, стр. 114–119. 4. Летрпись дружбы. (В.Шадури, Т.Бебутов), т. I, Тбилиси 1961. 5. Основные результаты переписи населения Грузии. Тбилиси, 2002, т. I–II. 6. Александра Дюма «Кавказ». Тбилиси, Изд. «Мерани» (1988). 7. Александр Дюма. «Путевые впечатления. Кавказ» Le Caucase: Impressions de voyage; suite de En Russie. 1859 (2011) пер. на рус. М.Яковенко

4* Терская область – административная единица Российской империи, принадлежавшая Терскому казачьему войску (1860–1920). Административный центр  – Владикавказ.

5* 150-й пехотный Томанский полк (1863–1918) сформирован 6 ноября 1863 г. в Кавказском военном округе, принимал участие в войне на Кавказском фронте. Всем 4 батальонам полка пожалованы георгиевские знамёна «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов» (1878) и знаки нагрудные для офицеров и головные для нижних чинов с надписью: «За отличие в сражении при Деве-Бойну 23 октября 1877 года»; перемещен с Кавказа в Варшавский военный округ (1894). Полковой праздник: 21 мая.

6* Известный сегодня как Тбилисский государственный театр оперы и балета имени Захария Палиашвили не был построен на Эриванской площади, где находилось первое здание театра, выражающее общие эклектические тенденции европейской и русской архитектуры середине XIX в. (1851). Генерал-фельдмаршал, святейший князь Михаил Семенович Воронцов, будучи наместником и главнокомандующим войск на Кавказе (1845–1854), стал инициатором и учредителем первого в Тифлисе драматического театра, которому предоставил место в своём дворце, поскольку построить его на казённые средства тогда не представлялось возможным, – театр открылся 20 сентября 1845. Но нашёлся человек, готовый «рискнуть» вложить средства в строительство постоянно действующего театрального помещения, с учетом коммерческой составляющей в виде огромное здание караван-сарая, где должен был находиться и театр, – Габриэл Тамамшев, известный купец и благотворитель. Торжественная закладка здания состоялась 15 апреля 1847 г.. Автор проекта, итальянский архитектор Дж.Скудиери использовал в своей работе мотивы базилики архитектора А.Палладио, построенной в г. Виченца, с учётом опыта европейской театральной архитектуры – так называемый тип ярусного театра с глубокой сценой «коробкой», тогда как фасады театра были решены в духе русского классицизма, а в зрительном зале превалировали типичные для восточные (иранские) архитектурные мотивы; были предусмотрены и кирпичные мостики для экипажей, подъезжающих к театру. Помещения торгового центра (всего 266) располагались на нижнем и 2 подвальных этажах. Театр занимал верхний этаж здания и был расчитан на 700 мест. Художественное оформление интерьеров осуществил художник князь Григорий Гагарин, который удачно избрал арабские мотивы в оформлении внутреннего убранства театра. Для выполнения лепных работ были приглашены лучшие персидские мастера. Строительством руководили архитекторы Дж.Скудиерри и Белой, инженер-полковник Сонин, а также представители городской администрации. Торжественное открытие первого в истории Тифлиса театра состоялось 12 апреля 1851. В этот день был проведен и благотворительный карнавал, на котором были собраны деньги в пользу Тифлисского женского учебного заведения Святой Нины. Газета «Кавказ» писала: «... на площади, которая за пять лет перед сим, каждую осень покрывалась почти непроходимою грязью, теперь прекрасное, колоссальное здание, с целым гостиным рядом, с замечательным по отделке театром и окруженное широкими каменными тротуарами». Многочисленные отзывы о театре говорят о необыкновенном изяществе и богатстве интерьера. Александр Дюма старший, побывав в Тифисе, писал о театре и его внутреннем интерьере: «Тифлисский театр оперы и балета ничем не уступает лучшим театрам Европы.Зал – это дворец волшебниц, без зазрения совести скажу, что зал тифлисского театра – один из самых прелестных залов, какие я когда-либо видел за мою жизнь» (1858). Несколько месяцев на сцене нового театра поочередно выступали русские и грузинские драматические труппы, но уже к концу года, заведующий репертуарной частью нового театра В.Сологуб, начал переговоры с итальянской оперной труппой и после заключения контракта (9 ноября 1851) на сцене Тифлисского театра впервые прозвучала опера Г.Доницетти «Лючия ли Ламмермур», а также «Любовный напиток», «Севильский цирюльник», «Норма» и др.: «Прибывшая в Тифлис Итальянская труппа нашла... здесь неожиданный и замечательный отголосок, она обнаружила в здешней публике не любовь к новизне, как многие полагали, а редкое чутье, инстинктивное понятие прекрасного...» – писал В.Сологуб после завершения гастролей итальянских артистов. Основной труппой долгие годы оставалась итальянская (1851–1880), после 1880 г. труппа стала русской. Примечателен тот факт, что одновременно работали италянская опера, грузинская драма, русская драма и балет. Театр радовал поклонников 23 сезона до пожара 11 октября 1874 г., когда сгорели костюмы, декорации, инструмент и музыкальная библиотека. Газета «Кавказ» писала: «Город постигло серьезное бедствие: в результате пожара значительно пострадало здание караван-сарая и полностью выгорело здание театра». По желанию владельца караван-сарая здание было реконструировано исключительно как «Торговый пассаж» (1879).

Некоторое время театр не действовал и возобновил работу в новом здании на проспекте Руставели, сооруженном видным специалистом в области строительства театров, архитектором В.А. Шретером (по его проектам были выстроены театры в Рыбинске, Иркутске, Киеве и др. городах). Архитектору Шретеру были посвящены первополосные хвалебные материалы во всех газетах, поскольку здание было признано одним из лучших на территории Российской империи. Следуя программному условию создать театр в Тифлисе «в арабском или персидском вкусе», Шретер прибегнул к поверхностной стилизации мотивов восточной архитектуры – новое здание театра было построено в ложномавританском стиле. Сезон открылся постановкой оперы Глинки «Иван Сусанин» (1896). В театре ставил оперные спектакли Николай Смолич. Пётр Ильич Чайковский писал, что «здесь его произведения ставят намного чаще и лучше, чем где бы то ни было». Известно высказывание Фёдора Шаляпина о том, что он был рождён дважды: для жизни в Казани, а для музыки в Тифлисе, где он брал свои первые уроки вокала. Здесь пели такие великие оперные певцы, как З. Анджапаридзе, П. Бурчуладзе, З. Соткилава, С. Лемешев. На сцене Тбилисского театра оперы и балета начинали танцевать В.Чабукиани, Н. Цискаридзе, Н. Ананиашвили. В 1937 г. театру было присвоено имя Захария ёПалиашвили. Здесь работали И. П. Сараджишвили, А. И. Инашвили, О. А. Бахуташвили-Шульгина, В. М. Зарудная, Л. Г. Яковлев, Д. А. Усатов. В балетной труппе театра начинали свою творческую деятельность будущие народные артисты СССР и основатели Ансамбля народного танца Грузии Нино Рамишвили и Илья Сухишвили. За годы эксплуатации оперный театр пережил 2 серьезных ремонта: в 1954 г. – когда были заменены все люстры и кресла, а зрительный зал был переделан по проекту архитектора Д. Лежава с орнаментацией лож, ярусов, портала сцены и потолка с учётом грузинских национальных мотивов; и после сильнейшего пожара в 1973 г. – когда театр был отреставрирован по сохранившимся чертежам и вновь открыт в 1978 г.

Источники: Сайты: 1. Опера в Тбилиси: http://tbilisi-trip.narod.ru/Opera.html. 2.«Возвращение... Эриванская площадь. Караван-Сарай и Новый сад»: http://aidatiflis7.livejournal.com/13581.html.

7* Эриванская площадь в центре столицы Грузии – в центре города Тбилиси на стыке трёх районов Сололаки, Мтацминда и Старого города считается географическим центром столицы Грузии. Главная площадь города начала формироваться ещё в начале ХХ в.. Первые каменные дома появились здесь в начале XIX в.. Самыми значительными постройками были Духовная семинария, Штаб Кавказской армии и здание отделения полиции, в котором располагалась канцелярия старшего городского полицмейстера. В возвышавшейся над зданием башне был установлен колокол, в который били в случае серьезного происшествия, но когда здесь разместилась городская управа, колокол убрали, а башню украсили часы. Реконструкция этого здания проводилась в несколько этапов (1886): автором проекта реконструкции фасада был известный архитектор П.Штерн; внутренние интерьеры сделаны по эскизам не менее известного архитектора А.Г.Озерова. Следуя законам градостроительства, в дальнейшем, ни одно здание на площади не было построено выше Городского Дома (как тогда его называли). Несмотря на наличие нескольких новых европейских построек, до начала 50-х гг. площадь напоминала пустырь с оврагами, через которые были перекинуты деревянные мостки. На площади торговали дровами и сеном, а по воскресеньям открывался городской «блошиный рынок». Позднее мелочный базар был закрыт (1884) и перенесен на Верийский спуск. От Эриванской площади к реке Кура, в средневековье шла улица Шуабазари (Шуа-базари), что означает в переводе «серединный базар». Она пролегала вдоль нынешней ул. Леселидзе и делила город на верхний и нижний кварталы. Настоящего, официального базара здесь никогда не было: знаменитый Майдан и Шайтан базары располагались ниже по течению Куры, недалеко от Ишачьего моста. Но на Шуабазари, было всегда оживленно. Ираклий Андроников, рассказывая о Лермонтове, который побывал в Тбилиси (1837), писал, что в этой восточной части города целый день двигалась толпа: «Прямо на улице, под открытым небом чеканили серебро, жарили шашлыки, ковали лошадей, брили головы, шили бурки, щупали разноцветные шелка, приценивались к дорогим персидским коврам, играли в нарды. С утра до ночи раздавались здесь грохот молотов, стук игральных костей, песни ашугов, крики погонщиков, клейкий писк зурны, рокочущий, веселый грохот барабана... Все это тонуло, пропадало, растворялось в общем гомоне, в шумном кипении толпы. Прямо на земле лежали груды сладкого винограда, янтарные початки кукурузы, помидоры, лиловый лук, белели круги овечьих сыров. Бежали ослики с перекидными корзинами... Жизнь на улице кипела...» Ниже по трассе располагались «караван-сараи» – капитально построенные торговые центры, с подземными вместительными подвалами, просторными гостевыми комнатами. К караван-сараям беспрестанно приходили или из них отходили верблюды с большими тюками товаров. Магазинов вовсе не было, кроме одного французского, де-Кастелло, с хрустальною посудой.

Из «Воспоминаний» Федор Федорович Торнау (1810-1890) о Кавказе и Грузии, 1832:

«Тифлиса, каков он теперь, я не знаю. В 1844 г. я распростился с ним навсегда. Уже и тогда город, увеличенный порядочным числом домов европейской постройки, много утратил из оригинальности своего первобытного вида. В 1832 г. Тифлис, не только по наружности, но и по характеру народной жизни, принадлежал к числу городов самородного азиатского типа, если не считать несколько зданий новой постройки и некоторые русские привычки и понятия, успевшие проникнуть в верхний слой грузинского общества. Народ оставался чем был при царях, город только начинал менять физиономию. От Гарцискарской заставы, далеко выдвинутой в поле в ожидании будущих построек, до первой правильной улицы, начинавшейся за домом главноуправляющего, дорога извивалась по пустому месту, мимо обрывистого возвышения направо и оврагов, с левой стороны упиравшихся в берег Куры. Овраги были испещрены мазанками и домиками Солдатской слободки. Далее открывались приезжему, с одной стороны, съезд к Мадатовской площади, с другой – подъем к арсеналу и к Артиллерийской слободке, построенным у подошвы горы Св. Давида. Большой двухэтажный дом, снабженный рядом арок и колоннадой над ними во всю длину главного фронта, с боковым фасом, поднимавшимся в гору уступами, и обширным садом, давал начало настоящему городу. В стенах этого дома помещались все генералы, командовавшие на Кавказе, начиная с основателя его, князя Цицианова: Гудович, Тормасов, Паулучи, Ртищев, Ермолов, Паскевич, Розен, Головин, Нейдгарт, Воронцов, Реад, Муравьев, Барятинский, теперь Его Высочество Великий Князь Михаил Николаевич. Все они строили и пристраивали, меняли и охорашивали в нем так много, что и следов первой цициановской постройки нельзя приметить.Перед домом раскрывалась необстроенная площадка, на которой бывали скачки, народные праздники и фейерверки. За домом начиналась улица, выходившая на Эриванскую площадь – центр нового города; на ней красовались штаб, гимназия, полиция и домов пять новейшей архитектуры.Крутоберегая, широко размытая, водоточная рытвина прорезывала площадь во всю ее длину, от юга на север, после чего, поворотив на восток, по направлению к Куре, она пролегала вдоль подошвы старой крепостной стены, оборонявшей город с севера и с запада. С восточной стороны протекала Кура, а с юга возвышалась гора, на которой виднелись еще развалины верхней крепости, служившей цитаделью в прежние времена. Все что лежало по сю сторону стены было новой, русской постройки. Через площадь, в левом углу, открывалась тесная и кривая улица, носившая название Армянского базара и упиравшаяся в мост через Куру. И действительно, вся улица представляла вид нескончаемого рынка: по обе стороны сплачивались одна возле другой открытые лавки, в которых, как водится на Востоке, на глазах у прохожих шили платье и сапоги, чеканили серебро, оправляли оружие, брили головы и бороды, варили плов, жарили баранину, ковали лошадей, пекли лаваши и чуреки, одним словом, занимались всеми промыслами, без которых не обходится городская жизнь. Дома на Армянском базаре, равно как и во всех прочих улицах старого города, были прежней, восточной постройки, в один, много в два этажа, с плоскими крышами, с невообразимым количеством окон и дверей и крытыми галереями для защиты от солнца. В городе существовала только одна еврейская гостиница Соломона, под вывеской льва терзающего змею огромной величины, с надписью: «Справедливая Россия». Все нумера были заняты; поэтому нам не оставалось другого выбора, как, переехав за реку, отыскивать квартиру на Песках, у немецких колонистов...» http://tbilisi-trip.narod.ru/Tiflis1.html.

В начале ХIX в. главнокомандующий на Кавказе князь П. Цицианов решил прекратить беспорядочную застройку города. «Так как построение домов в Тифлисе производится без всякого порядка, то предписываю... впредь оных строить не позволять без особого моего осмотра», – писал он коменданту города, князю Саакадзе. Во 50-х гг. ХIХ в. благоустройство тифлисских улиц и площадей начало переходить на качественно новый уровень: был намечен план будущих улиц; cвоё развитие получила закладка городских скверов; появились первые небольшие, изящные городские фонтаны. Была заложена изначальная трапециевидная форма площади, которая сохранилась по сей день. Овраг был засыпан; место ристалища, где по воскресным дням шла интенсивная торговля, было выровнено; строились тротуары, вдоль которых высаживались деревья; появилась булыжная мостовая; площадь начала освещаться фонарями; в середине площади было воздвигнуто огромное здание караван-сарая, который простоял до очередной реконструкции площади почти век (1934). В путеводителе по Тифлису (1913) писали: «На Эриванской площади около караван-сарая Тамамшева раскинулся небольшой сквер, в котором поставлен бюст Пушкина. Сквер хотя и устроен недавно, но хорошо разросся. В нём можно получить минеральные воды, кефир и молоко...» Этот «Новый сад» (1885) сегодня известен как Пушкинский сквер. Рядом с этим местом находился дом, в котором останавливался А.С. Пушкин (1829). Отсюда название сквера и расположенной рядом улицы. Бюст появился по инициативе тифлисского полицмейстера Л.А.Россинского, который предоставил в Городскую управу собранные им по подписке 2 тысячи 281 руб. 05 коп.. Предложение было рассмотрено и одобрено Городской думой (30 апреля 1890). Утвержденный в Петербурге проект памятника был поручен свободному польскому художнику и скульптору Феликсу Ходоровичу, выполнявшему многие общественные и частные заказы в Тифлисе, и по соглашению с Городской думой должен был быть готов к 19 октября 1891 г.. Отливка из бронзы была произведена на заводе К.Ф.Верфеля в Петербурге, пьедестал выполнен из алгетского красного и серого камня, работы мастерской Винченцо Пиладжи в Тифлисе. Ф.Ходорович планировал написать на пьедестале полное имя поэта и несколько строк из его стихотворения, но пьедестал оказался небольшим, так что пришлось написать лаконично «А.С.Пушкин». Работы были выполнены в срок. Общая сумма, затраченная на сооружение памятника, составила 2.236 рублей. На открытии 25 мая 1892 г. были произнесены торжественные речи, отслужена краткая панихида по усопшему поэту и выступил объединенный оркестр мужских гимназий. В конце церемонии учащимся городских училищ раздали книги с сочинениями А.С.Пушкина. Во время нескольких реконструкций Эриванской площади памятник менял своё место в пределах сквера, пока не был установлен напротив нынешнего Государственного музея искусств Грузии, где и стоит по сей день. Ф. Ходорович выполнил для города в том же реалистическом стиле ещё один заказ – бюст Н.В.Гоголю, установленный в Александровском саду (1903).

Тбилиси стал 24-ым городом Российской империи, где появился электрический трамвай. К 1918 г. по Эриванской площади проходило несколько основных маршрутов: № 1 (Красный круг или фонарь), № 2 (Белый круг или фонарь), № 3 (Жёлтый круг или фонарь), № 4 (Синий круг или фонарь), № 5 (Коричневый круг или фонарь), № 9(Синий круг. или зелен. фонарь). Количество вагонов выросло до 556 (439 двухконных и 117 одноконных). Тариф был от 3 до 5 и 10 копеек. Возникший в виде конки (1883) тбилисский трамвай прекратил своё сущестование 4 декабря 2006 г. (после ликвидации трамвая в Тбилиси трамваев в Грузии не осталось).

 

Трамвай на Эриванской площади 1904 г.

 

Городская дума на Эриванской площади

 

Карван сарай на Эриванской площади

На Эриванской площади произошло одно из самых дерзких эксов в истории партии большевиков – знаменитое вооруженное ограбление тифлисскими боевиками во главе с Камо кареты казначейства при перевозке денег из почты в Тифлисское отделение Государственного банка. 26 (13 по старому стилю) июня 1907, примерно в 10 часов 30 минут, кассир Тифлисского филиала Государственного банка Курдюмов и счетовод Головня забрали на Тифлисской центральной почтовой станции два тюка, набитых ассигнациями на сумму около 250 тысяч рублей. Сев в фаэтон, они направились в банк. Впереди и сзади них гарцевали по два казака, следом катил второй фаэтон с охранником банка и тремя солдатами, замыкали колонну три конвойных казака. В других свидетельствах утверждается, что конвой состоял из 7– 8 человек.   Маршрут инкассаторов проходил через Сололакскую улицу и Эриванскую площадь, где располагался штаб Кавказского военного округа. Считалось, что дорога под окнами военного штаба безопасна.   Почти одновременно с экипажами инкассаторов на площади появились еще 2 фаэтона. В одном сидел мужчина в офицерской форме (это был Камо), в другом две дамы. Фаэтон с «офицером» преградил путь экипажам с деньгами.    Сразу после экспроприации заведующий особым отделом полковник Бабушкин телеграфировал из Тифлиса в петербургский Департамент Полиции: «Сегодня в 11 утра в Тифлисе на Эриванской площади транспорт казначейства в 350 тысяч был осыпан семью бомбами и обстрелян с углов из револьверов, убито два городовых, смертельно ранены три казака, ранены два казака, один стрелок, из публики ранены 16, похищенные деньги за исключением мешка с девятью тысячами изъятых из обращения, пока не разысканы, обыски, аресты производятся, все возможные аресты приняты». Нелегальный «Тифлисский комитет Российской социал-демократической рабочей партии» осудил преступление, поскольку считал, что «всеобщее хищничество, всеобщий разбой» оправдывают в глазах общества репрессии правительства. Но это была точка зрения меньшевиков, которая лишь дезориентировала следователей.

Площадь неоднократно переименовывалсь. В средние века  её называли Караван-сарай (Гостиничная площадь). В течение XIX в. (с 1827 г. до революции) она носила имя царского наместника генерала И. Паскевича графа Эриванского (получившего это имя после взятия русскими войсками под его командованием города–крепости Эреван). В советское время после присоединения Грузии к СССР побывала побывала она и площадью имени Лаврентия Берия, и площадью Ленина с установленным (1956) в центре бронзовым памятником в честь главного вождя революции. После объявления Грузии о своей независимости при Звиаде Гамсахурдиа стала называться площадью Свободы (груз. «тависуплебис моэдани») и на месте памятника Ленину некоторое время был фонтан. Сегодня на Площади Свободы находится 4-х звёздочный (118 номеров) отель «Кортъярд», а вместо памятника Ленину установлен созданный Зурабом Церетели 40-метровый монумент Св. Георгия (23 ноября 2006 г.), который был доставлен самолетом «Ан-124»: монумент практически невозможно ни сломать, ни повредить, поскольку он изготовлен из титана, скульптура местами покрыта золотом, вес композиции составляет около 27 тонн. Церетели работал над монументом 2 года.

Источники: 1. Эдуард Радзинский. Трилогия « Апокалипсис от Кобы» «Иосиф Сталин. Начало» Астрель 2012, АСТ 2012. 2. Вас. Аксенов. «Любовь к электричеству» в серии «Пламенные революционеры»: повесть о Леониде Красине. М.: Эксмо (2008). 3.Театральная энциклопедия. Гл. ред. П. А. Марков. Т. 4 – М.: Советская энциклопедия, Нежин –Сярев, 1965. 4. Вл. Головин. «Головинский проспект» Изд.ООО «Фаворит» Тбилиси, 2009. 5.И. Ениколопов. «Грибоедов в Грузии». Изд. «Заря Востока», Тбилиси 1954.

Сайты: 1. Алик Шлагбаум. «Ограбление в Тифлисе, 1907 год»: http://www.proza.ru/2008/06/25/368. 2. Виктор Притула. Мемуарный роман «Пол Пот. Роман с судьбой»: Большое ограбление банка на площади Ленина (Эриванской) http://artofwar.ru/p/pritula_w_i/text_0410.shtml. 3. «Площадь Свободы» см.газета «Вечерний Тбилиси» № 28 от 12–14 апреля 2006 г.: http://tbilisi-trip.narod.ru/plSvob.html. 4. Старотбилисские названия «Страничка прошлаго.Тифлис» http://meskhi.net/tiflis/tiflis.htm. 5. «Возвращение... Эриванская площадь. Караван-Сарай и Новый сад»: http://aidatiflis7.livejournal.com/13581.html. 6.Статья Википедии: http://ru.wikipedia.org/wiki/Площадь_Свободы_(Тбилиси)

8* Сиони (სიონი) – один из главных в Грузинской церкви храмов в историческом центре г. Тбилиси на берегу реки Куры назван в честь Сионской горы и освящён в честь Успения Пресвятой Богородицы. Основание храма приписывается Вахтангу I Горгасалу, но более вероятно, что инициатором строительства в конце VI в. был куропалат Гурам I (здесь же, вероятно, и похороненный). Эта первоначальная церковь была снесена арабами после учреждения эмирита. В 1112 г. Давид IV Строитель, освободив Тбилиси от арабов, возвёл в городе новый Кафедральный собор, который не раз подвергался разрушениям и восстановлению. Особенно значительные работы потребовались после нашествия Джелал ад-Дин Манкбурны и землетрясения (1668). Собор сильно пострадал от нашествия Ага-Мухаммед-хана (1795) – были сожжены деревянные хоры и иконостас, фрески покрылись копотью и сажей, но вскоре собор был снова восстановлен. Минай Медичи писал (1817), что «он обширный и великолепный, разрисован внутри картинами из Библии». После реставрации (1980–1983) Сиони сохранил свой средневековый облик, однако, в результате землетрясений и перестроек современное здание храма состоит из фрагментов, относящихся к совершенно разным эпохам. В интерьере сохранились фрески русского художника Г.Г. Гагарина. Первое место среди реликвий, хранящихся в храме, занимает древний крест Святой Нины, христианской просветительницы Грузии, которая почитается в лике равноапостольных. В 2004 г. здесь находилась кафедра патриарха грузинской церкви католикоса, которая была перенесена в свежепостроенный Цминда Самеба (Собор Святой Троицы).

  Фото Димы Ломидзе

Источник: 1. Анчабадзе Ю. Д., Волкова Н. Г. Старый Тбилиси.– М., 1990 (стр.50). 2. R.P. Mikheil Tarchnisvili. Die Legende der heiligen Nino und die Geschichte des georgischen Nationalsbewustseins. – Byzantinische Zeitschrift, N 40, 1940 (стр. 40-75). Сайт: Фото см. http://allcastle.info/asia/georgia/004

9* Фамилия Кейль (Keil) имеет в фонетической транскрипции с немецкого на русский язык также написание Кайль – одна из наиболее распротранённых в Германии: занимает по статистике 272 место среди 500 000 фамилий (более 5% жителей в Баден-Вюрттемберге). В период с 1841 по 1945 гг. Кейль обитали также в Польше (Zdunska Wola), куда они переселились предположительно из Reichenberg/Böhmen (Liberec), где фамилия имело иное написание: Kajl, Kayl . Во Франции фамилия Keil встречается в департаменте Bas-Rhin, в США – в штатах Иллиноис и Индиана (с 1880).

Другие представители:

Альфредо Кейль (Alfredo Keil, 03.07.1850, Лиссабон – 04.10.1907, Гамбург) – португальский поэт, композитор, художник, коллекционер немецкого происхождения (родители – выходцы из Германии), автор мелодии государственного гимна Португалии; получил образование  в Германии – учился в Нюрнберге и Мюнхене у Каульбаха. Автор симфонической и танцевальной музыки, фортепианных и вокальных сочинений, нескольких опер («Дона Бранка» по одноименной поэме Алмейды-Гаррета и др.), принадлежащих к португальской музыкальной классике. Его кисти принадлежат около 2 000 картин, в основном пейзажей. Большая экспозиция полотен была представлена в Королевской академии изящных искусств Португалии (1910). Один из парков Лиссабона, неподалеку от проспекта Свободы, назван его именем, где ему поставлен памятник.

Генрих Кейль (Heinrich Keil, 1822–1894 ) – немецкий филолог, профессор в Эрлангене и в Галле. Напечатал критические издания «Grammatici latini», «Plinii Secundi Epistolae», «Catonis de agricultura liber», «Varronis rerum rusticarum libri III» (1882–84, 1889–91).

10* Марья (Мариам) Андреевна Кейль (Колобова) (02.12.1885 – 27.11.1956 г.Тбилиси) похоронена на старом Кукийском православном кладбище рядом с церквью, поверх фамильного склепа, где покоится её муж. По свидетельству Национального Архива Исторического Архива Грузии церковные книги о метрических записях немецкой колонии Екатеринофельд не сохранились. В домашнем архиве сохранился оригинал свидетельства о венчании Марьи Андреевны Кейль и Петра Ивановича Колобова в Тифлисской Феодосивской церкви от 26 сентября 1921 г., а также завещание Петра Ивановича Колобова от 10 октября 1922 г. на имя его жены урождённой Мариам Кейль (свидетелями были и руку приложили Владимир Ильич Байрашевский и Иван Вячеславович Слушко-Цяпинский).

Источник: 1. Церковные книги из Синодальной конторы Грузии: фонд 489, опись 12, дело 2556, актовая запись №20 о церковном бракосочетании Колобова Петра и Кейль Марии в 1921 г.

11* Петр Петрович Колобов (18 ноября 1922, г. Тбилиси – 19.02.2000 г. Москва) крещён в церкви Александра Невского (на Кукиа), прах покоится на кладбище Донского монастыря в Москве.

12* Панина Галина Сергеевна (08.05.1921 (1922, 1923) – 21.12.1988, г. Тбилиси) похоронена на старом Кукийском православном кладбище рядом с церквью. При жизни неоднократно меняла дату своего рождения.

 

Паниныграфский и дворянский род, восходящий к половине XVI в., когда имеется сообщение о героической гибели Василия Панина во время походов 1530 г.. Трое других Паниных служили как рынды (камер-пажи)при дворе царя Иоанна Грозного Грозного, а ещё двое Паниных упомянуты в качестве свидетелей на 3-й свадьбе царя в 1572 г. (на Анне Колтовской?) Никита Федорович Панин нёс фонарь перед государем, был воеводой в Карачеве, Ржеве, Валуйках, полковым воеводой в Пронске. Меньшой брат Петр дьяконом. Иван Иванович Панин воеводой в Пелыме и Саранске, думный дворянин (с 1675). Василий Никитич Панин был воеводой в походе против Стеньки Разина, думным дворянином и воеводой в Севске. Есть ещё 2 рода Паниных позднейшего происхождения. Род Паниных, разделившийся на 3 ветви, внесён в V и VI части родословных книг Владимирской, Московской, Смоленской, Калужской и Тверской губерний.

 

Согласно данным о родоначальниках русских фамилий (см. «Ономастикон» Веселовского): Захар и Устим Федоровичи, 1578 г., Коломна; Панины, вторая половина XVI в.. Фамилия произошла от уменьшительных форм имён Павел, Пантелеймон и относится к старинным русским фамилиям.

 

Описание герба: В щите, имеющем голубое поле, изображены друг над другом два серебряных кита, разделённых горизонтальной золотой полосой. На щит положена обыкновенная графская корона, на которую поставлены три турнирных шлема. Средний из них коронован и держит на себе чёрного двуглавого обра с двумя золотыми коронами. Шлем с правой стороны украшен страусиными перьями, с левой дворянской короной. Намёт голубого цвета, подложенный серебром.Герб внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, часть 2, 2-е отделение, стр. 138. Паниных, графов Т. I, 1798, 25. Герб рода графов Паниных внесен в Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, Часть 1, 1-е отделение, стр. 25:http://gerbovnik.ru/arms/25.html.

Другие представители рода Паниных:

Иван Васильевич Панин (16731736) генерал-поручик, сенатор, отец Никиты Ивановича (17181783) и Петра Ивановича (17211789). Отставной генерал-поручик, живший в уездном селении Калужской губернии, своих сыновей Петра и Никиту обучал по-домашнему, особо заботясь об их нравственном воспитании. Петр Иванович был сыном Ивана Васильевича от брака с А.В.Эверлаковой, племянницей светлейшего князя А.Д. Меньшикова. Сын Петра Ивановича Никита Петрович (17701837) граф, русский дипломат. Виктор Никитич (18011874) русский государственный деятель, сын Никиты Петровича.

Никита Иванович Панин (1718–1783) – граф, генерал-майор, вице-канцлер (1799), русский дипломат при Екатерине II возглавлял Коллегию иностранных дел и вёл дипломатические дела России в течение18 лет; посол в Берлине (1797) с поручением действовать в интересах сближения с Францией, однако, заклятый враг всяких республик, считал такую задачу «постыдным делом» и вопреки инструкциям тайно налаживал коалицию против революционной Франции. Павел I, называвший П. «римлянином», уволил его от службы и сослал в Московскую губернию (1800) за то, что он уклонялся подписать ноту, в которой факты изложены были неверно. П. был одним из организаторов заговора, приведшего к убийству императора. По вступлении на престол Александра I был вызван из ссылки и занял прежний пост вице-канцлера, но через семь месяцев оставил службу.

Пётр Иванович Панин (1721, с. Везовка Калужской губ. – 15.04.1789, Москва) – граф (1767), генерал-аншеф (1762), сенатор. Начал службу в 14 лет в лейб-гвардии Измайловском полку; за ошибку во время караульной службы навлек на себя гнев Анны Ивановны, отдав честь императрице ружьём, причем монархине показалось, что в тот момент его лицо передернула ухмылка; был переведён в армию Б.К. Миниха в Крым (1736), но проявив отвагу и бесстрашие, был возвращен в гвардию после участия во взятииПерекопа и Бахчисарая (1740); участвовал в войнах с турками (1768-1774), шведами под начальством фельдмаршала П.П. Ласси (1742) и Семилетней войне (1756–1763); отличился при Грос-Егерсдорфе и Кнерсдорфе; был командирован в Стокгольм для поздравления короля Адольфа-Фридриха со вступлением на престол (1751); за сражение при Грос-Егерсдорфе (1757 г.) как "бессменно находившийся во всех наиопаснейших местах" награжден орденом святого Александра Невского; после взятия Берлина (1760) управлял Восточной Пруссией и начальствовал над русскими сухопутными и морскими силами в Померании и Голштинии в звании Кенигсбергского генерал-губернатора; участвовал в работе специально созданной военной комиссии, занимавшейся реорганизацией русской армии, системы её управления и снабжения: при осаде Бендер впервые с успехом употребил усиленный горн, первым ввёл в русскую армию стрелковые отряды легкой пехоты (егерей) и конную артиллерию, написал «полковничью инструкцию». В день своей коронации (1762) Екатерина II наградила его золотой, украшенной бриллиантами шпагой. Обладая прямым характером, высказывал своё мнение, не взирая на авторитеты: однажды во время заседания Сената П. заспорил с генерал-прокурором А.Вяземским, который заявил: «Вы забываете, что я, по изречению Петра Великого, есть око государево». – «Нет, - ответил Петр Иванович, - вы не око, а бельмо государево».

Во время русско-турецкой войны (1768–1774), командуя Второй армией, взял крепость Бендеры (1770); во время осады этой крепости успел переговорами склонить татар признать власть России; содействовал ускорению сдачи крепости Аккерман; воспрепятствовал крымским татарам производить набеги на южные границы России, расположив войска на зимних квартирах между Бугом и Азовским морем; был награжден орденом Св. Георгия 1-й степени. В 1772 г. граф П.И.Панин единственный из знатных лиц прибыл на похороны своего бывшего начальника в период Семилетней войны генерал-фельдмаршала П.Салтыкова, умершего в опале: в парадной генеральской форме и с обнаженным оружием он встал на часы у гроба и добился от московских властей организации похорон с надлежащими почестями. Был дружен с великим князем Павлом и вызвал гнев Екатерины II критикой её политики: считая его «первым врагом», «себе персональным оскорбителем» и «дерзким болтуном», императрица приказала установить за ним надзор. Но когда пламя Пугачевского восстания перекинулось на правобережье Волги во второй половине июля 1774 г. и стало приближаться к границам Московской губернии, угрожая Москве, встревоженная императрица вынуждена была согласиться на предложение канцлера Н.И.Панина о назначении его брата, опального генерал-аншефа, командующим карательными войсками (генерал-поручик Ф.Ф.Щербатов был изгнан с этого поста 22 июля). Указом от 29 июля Екатерина II наделила П. чрезвычайными полномочиями «в пресечении бунта и восстановлении внутреннего порядка в губерниях Оренбургской, Казанской и Нижегородской», поручив командование над всеми войсками против Емельяна Пугачева. Во всех трёх подвластных ему губерниях П. установил режим диктатуры и, по собственному его признанию, за неполные шесть месяцев приговорил к смертной казни 324 пугачевца (многие из захваченных в плен подверглись жестоким экзекуциям и увечьям); производил в Симбирске следствие над Пугачевым, допрашивая его в течение пяти дней 2-6 октября 1774 г. вместе с шефом секретных комиссий генерал-майором П.С.Потёмкиным, и был назначен судьей на проходивший в Москве судебный процесс над Пугачевым и ближайшими его сподвижниками. (Из допроса Пугачева в Симбирске) Панин: «Как же смел ты, вор, назваться государем?» Пугачев: «Я не ворон. Я воронёнок. А ворон-то ещё летает!» Панин, заметив, что дерзость Пугачева поразила толпившийся народ, ударил самозванца по лицу до крови и вырвал у него клок бороды. Современники признавали в Панине «чуждое всякого пристрастия сердце», чувство собственного достоинства. Он был гуманным для своего времени человеком: возмущался пыткой, произволом помещиков и притеснением раскольников, но при этом был чужд ложной сентиментальности и при необходимости обладал «непотрясаемой твердостью». За свои действия был удостоен от императрицы ордена святого Андрея Первозванного и меча, украшенного алмазами. Был дважды женат: от первого брака с Анной Алексеевной Татищевой он имел 17 детей, умерших при его жизни; от второго брака с фрейлиной Марьей Родионовной Вейдель имел пятерых детей, из которых пережили отца только двое, сын Никита и дочь Софья.

Источники: 1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890–1907). 2. Статья Е.А. Агафоновой «Общий Гербовник дворянских о родов Всероссийской империи. К истории создания и публикации.3.А.П. Шикман. «Деятели отечественной истории.» Биографический справочник. Москва (1997). 4. О.В. Сухарева. « Кто был кто в России от Петра I до Павла I». Москва (2005). 5. Р.В. Овчинников. «Следствие и суд над Е.И.Пугачевым и его сподвижниками». М. (1995). 6. Указы Екатерины II: Именный указ, данный 29 июля 1774 г. Военной коллегии, о назначении генерала графа Панина командующим войсками, расположенными в губерниях Оренбургской, Казанской и Нижегородской. Высочайший рескрипт, данный на имя генерала графа Панина, от 9 августа 1775 г., из села Царицына. 7. Н.Ф Ковалевский. «История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. » М. 1997. 8. « Матерiалы для жизнеописанiя графа Никиты Петровича Панина.»– СПб: Тип. Императорской Академии Наук (1892). 9.  «Потемкин во время Пугачевщины. Материалы для истории Пугачевского бунта. 1774 года» Публикация Я.К. Грота . «Русская старина», 1870. – Т. 2., Изд. 3-е. – Спб., 1875. 10. А.С.Пушкин. «Пугачёвский бунт». Полное соб. соч. в 10 тт., т.IX. Глава Осьмая. См. черновые фрагменты рукописи А.С. Пушкина к «Истории Пугачева», а также использованные Пушкиным источники: архивные заготовки («Летописи» П.И.Рычкова, «Дорожная записная книжка», мемуарные записки Н.З. Повало-Швейковского, записи показаний И.И.Дмитриева, биографические справки историка Д.Н.Бантыш-Каменского и др.). 11. Панин П.И. «Наставление от предводителя Второй армии генерал-аншефа... графа Панина войску, ему врученному на предводительство в наступательные действия против войска турецкого.» – М.: Университ. тип., 1770. 12. П.С Лебедев. «Графы Никита и Петр Панины». – СПб.: тип. Д.Е.Кожевникова, 1863. 13. П.А. Гейсман, А.Н. Дубовской. «Граф Петр Иванович Панин: Исторический очерк военной и государственной деятельности.» СПб., 1897. 14. «Крестьянская война 1773–1775 гг. в России.» (Восстание Пугачева): Документы из собрания Гос. ист. музея. – М.: Наука, 1973. 15. «Георгиевские кавалеры»: Сборник в 4 т. Т. 1: 1769–1850. Сост. А.В.Шишов. – М.: Патриот, 1993, стр.51– 54. 16. И.Уханов. «Судьба полководца.» Сын Отечества.– 1993, №39, стр. 8. 17. «Кавалеры ордена святого Георгия Победоносца.» Сост. С. Григорьев, В. Захаров. – СПб.: НКПЦ «Хронограф», 1994, стр. 69–76. 18. Знаменитые россияне XVIII – XIX веков: Биографии и портреты. По изд. вел. кн. Николая Михайловича «Русские портреты XVIII и XIX столетий». Сост. Е.Ф. Петинова. – 2-е изд. СПб.: Лениздат, 1996, стр. 337–338. 19. Ю.Алексеев. «Потомству в пример: О ген.-аншефе рус. армии П.И.Панине.» Воен. знания. – 1997, №3, стр.14-15.

Сайты: 1. Русский биографический словарь (в 25 тт.) издавался Императорским Русским историческим обществом под наблюдением его председателя А.А.Половцова (1896–1918) и считается одним из самых авторитетных русских биографических источников конца XIX – начала XX вв.: http://redbow.ru/russkiy_biograficheskiy_slovar. 2. История родов русского дворянства П.Н.Петрова: http://redbow.ru/istoriya_rodov_russkogo_dvoryanstva1. 3. Гербовник Князева. – Рукописный гербовник, составленный русским геральдистом и генеалогом Анисимом Титовичем Князевым, был поднесён автором в декабре 1785 в дар императрице Екатерине II, затем рукопись поступила в библиотеку князя Потёмкина, после смерти которого вместе с другими книгами, предназначенными для Екатеринославского университета, находилась в ведомстве приказа общественного призрения. В 1798 библиотека была передана в Казанскую гимназию, затем в Казанский университет; последствии была утеряна и обнаружена только в конце XIX в. Том состоит из 77 листов, 144 страниц размером 26х35 см. и содержит 533 герба дворянских родов и архиереев: http://redbow.ru/gerbovnik_a.t.knyazeva. 4. Герб Паниных, графов Т. I, 1798, стр. 25.: Список дворянских родов, внесённых в Общий гербовник Российской империи (с указанием номера тома, года утверждения тома и номера герба) – свод гербов российского дворянства – был учреждён указом императора императора Павла I от 20 января 1797.,  согласно которому: 1. Все гербы, в гербовник внесённые, оставить навсегда непременными так, чтобы без особливого нашего, или преемников наших повеления, ничто ни под каким видом из оных не исключалось и вновь в оные не было ничего прибавляемо. 2. Каждому дворянину того рода, коего герб находится в гербовнике [...] выдавать на пергаменте за скрепою точные копии с герба оного рода и с описания при том находящегося. 3. В случаях, в коих нужда будет кому-либо доказывать дворянское своей семьи достоинство, принимать вернейшим доказательством онаго сей составленный по повелению нашему общий дворянских родов гербовник, который и хранить в нашем Сенате. Всего (1797–1917) было сформировано и Высочайше утверждено 20 частей (томов) ОГ; в т.н. XXI том вошли также гербы, утвержденные Сенатом при Временном правительстве (1917). Первые 10 частей ОГ были изданы до 1918 г. с черно-белыми иллюстрациями гербов, а части II и XI опубликованы с оригинальными цветными иллюстрациями (2009). Только части I–XI доступны для всеобщего сведения. Оставшиеся части XII–XXI хранятся в единственном экземпляре в Российском Государственном Историческом Архиве (РГИА) в Санкт-Петербурге: http://redbow.ru/obschiy_gerbovnik. 5. Графы: Murawiew, Panin, Wrangel cм. Алфавитный список дворянских родов Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний:http://redbow.ru/alfavitnyy_spisok_ dvoryanskih_rodov22. 6. «Большая энциклопедия русского народа»: http://www.rusinst.ru.7. Биографический Указатель: www.hrono.ru/biograf/bio_p/panin_pi.php. 8. «Потемкин во время Пугачевщины.  Материалы для истории Пугачевского бунта. 1774 года.» Репринты старинных книг. Дореволюционные книги и периодика. http://www.bibliotekar.ru/reprint-120/index.htm.9. «Материалы для жизнеописания графа Никиты Петровича Панина».По поручению внучки Н. П. Панина, княгини М. А. Мещерской, А. Г. Брикнер с 1886 г. начал собирать и публиковать материалы для биографии графа. Последний седьмой том материалов посвящён частной жизни Панина с 1802 г. до его кончины (1837): здесь собраны сведения о путешествии графа в Финляндию в 1802 г.; о путешествии по Европе и окончательной опале (1802–1804); об участии в устройстве ополчения в Смоленской губернии (1806 – 1807); о деле с Ростопчиным (1813–1814); о жизни в Дугине (1816–1837), а также различные письма и записки. Большая часть документов написана по-французски.http://runivers.ru/lib/book4553/54869. 10. «Ономастикон» Веселовского:http://www.rodstvo.ru/rus/index.htm.11. ХРОНОС. Редактор Вячеслав Румянцев. Панины. http://wiki-linki.ru/Category/965420.

13* ФамилияКолобовы значится в Списке дворянских родов, внесённых в Родословные книги Дворянских Депутатских собраний губерний, наместничеств и областей Российской империи. I. Европейская часть Российской империи. Впервые упоминается в исторических хрониках в связи с гибелью царевича Дмитрия в Угличе (см. Р.Г. Скрынников. Россия накануне «смутного времени». 2-ое изд. «Мысль». Москва, 1985, стр. 7879): <> «15 (25) мая 1591 г. царевич играл «в тычку», причём компанию ему составляли жильцы Петруша Колобов и Важен Тучков – сыновья постельницы и кормилицы, состоявших при особе царицы, а также Иван Красенский и Гриша Козловский. Царевича опекали мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова и постельница Марья Колобова.» Постельничими обычно назначались близкие к царю бояре. Постельничий – старинная должность придворного, в обязанности которого входило следить за чистотой, убранством и сохранностью царской постели. При вступлении в должность постельничий присягал хранить государеву постель от колдовства и волшебства. Постельничьи ведали спальниками и всеми людьми, служившими при государевой спальне. Некоторое количество детей дворян, детей боярских, стряпчих и стольников должны были всегда жить в Москве и быть готовы к службе и войне: «жильцы» считались охранным войском, но использовались для различных поручений, например, развозить государевы грамоты (указы) и были связывающим звеном между чинами московскими и городовыми, городовой служилый человек (обыкновенно из выбора), попавший в жильцы, открывал если не для себя, то во всяком случае для своего потомства возможность сделать завидную для городового служилого человека карьеру. Из жильцов производились в стряпчие, воеводы в небольшие города, становщики, головы в дворянские сотни, знаменьщики. Жильцы получали в поместье от 350 до 1000 четвертей земли, и денежный оклад от 10 до 82 рублей в год. Размер поместья и оклада зависел от заслуг. Жильцы располагались только в Москве (Жилецкие списки) в других городах их не было. Некий Никифор Колобов упоминается также в связи с описанием цвета парадной формы стрелецкого полка: жёлтый кафтан с петлицами тёмномалинового цвета, с тёмномалиновым и светлозелёным подбоем; шапка тёмносерая; красные сапоги.

Согласно данным о родоначальниках русских фамилий (см. «Ономастикон» Веселовского) первое упоминание относится к концу XV началу XVI вв.: Колоб (Колобовы) Перепечин, начало XVI в.. Дети Алабыш и Леваш Колобовы, 1550 г., Новгород, получили поместья под Москвой. Алабыш Колобов получил поместье под Москвой (1550). Леваш Колобов сын Перепечин, помещик, г. Москва (1550).

Другие представители:

Колобов, Никифор Ивановичполковник стрелецкий (1678), воевода в Тюмени (1684), искоренитель раскола в Сибири.Колобов, Валентин Александрович генерал-майор артиллерии († 24.04. 1866).

Колобов, Евгений Владимирович(19.01.1946, г. Ленинград 15.06.2003) дирижер, лауреат премий «Овация», «Триумф», «Золотая маска», народный артист Российской Федерации (1983); окончил Хоровое училище при Ленинградской капелле им. Глинки, Уральскую консерваторию (г. Свердловск, ныне Екатеринбург); гл. дирижер Свердловского театра оперы и балета (19741981); Ленинградского театра оперы и балета (ныне Мариинский театр) (19811987); художественный руководитель и гл. дирижер Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве (19881991); руководитель и гл. дирижер Московского муниципального театра «Новая опера» (19912003); поставил оперы «Петр I», «Сила судьбы», «Борис Годунов», «Мария Стюарт», «Евгений Онегин»,«Пират» Беллини, «Мария Стюарт» Доницетти, «Валли» Каталано и др., балеты. Дирижировал в США, Канаде, Франции, Японии.

Источники: 1. Р.Г. Скрынников. Россия накануне «смутного времени». 2-ое изд. «Мысль». Москва, 1985, стр. 7879. 2. «Бархатная книга» родословная книга наиболее знатных княжеских, боярских и дворянских фамилий России составлена (1687) в связи с отменой (1682) местничества и после прекращения составления разрядных книг. В Бархатную книгу включены: Государев родословец (15551556), состоящий преимущественно из родословных записей Рюриковичей и Гедиминовичей, а также материалы за вторую половину XVIXVII вв. из родословных росписей, поданных представителями этих фамилий (16821687).

 

Сайты: 1. «Бархатная книга» http://redbow.ru/barhatnaya_knigа.2. Список фамилий, утвержденных в дворянском достоинстве (17251841): http://redbow.ru/istochniki. 3.«Ономастикон» Веселовского:http://www.rodstvo.ru/rus/index.htm. 4.Ваталий Панин:http://vipanin.narod.ru/history/hystory.html.5. Большая биографическая энциклопедия (2009): http://enc-dic.com/enc_biography.

14*Пётр Иванович Колобов (06.03. 1858, г. Вильно, Литва – 16.08. 1924, г. Тбилиси) похоронен в фамильном склепе на старом православном Кукийском кладбище рядом с церквью.

15*Дерптский Университет, или Юрьевский (18931918) эст. Tartu Ülikool (с 1918), нем. Universität Dorpat (1802 1893) в Тарту (Эстония) основан шведским королём Густавом II Адольфом на территории Ливонии под именем Academia Gustaviana (1632) второй университет Швеции (после Уппсальского) и входит в ассоциацию университетов Европы Утрехтская сеть. Первым ректором Академии король Густав II Адольф назначил своего учителя и наставника, генерал-губернатора Ливонии, Ингрии и Карелии Юхана Шютте. С момента своего основания до 1710 г. официальным языком университета был шведский язык, постепенно оттесняемый немецким в силу преобладания прибалтийских немцев, занявших практически все преподавательские и студенческие позиции. После присоединения Эстляндии к России в XVIII в. не действовал, но был вновь открыт Александром I как чисто немецкий университет на территории Российской империи (1802). В настоящее время преподавание в университете ведётся на эстонском и английском языках; филологические дисциплины преподаются на изучаемых языках (в том числе на русском). Главный корпус Тартуского университета построен по проекту архитектора Иоганна Вильгельма Краузе на месте бывшей Мариинской церкви (18041809) и является одним один из ярчайших образцов классической архитектуры в Эстонии.

Источники: Сайты:1. «Славянская энциклопедия. XVII век». М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004. 2.Universitas Gustaviana: http://www.ut.ee/ru.3.Познавательный портал о городе Тарту на русском языке: http://www.dorpat.ru.

 

Дерпт (ныне Тарту, эст. Tartu) второй по величине город Эстонии и одновременно старейший один из древнейших городов Прибалтики, который упоминается впервые в «Повести временных лет». Часть населения, жившего на территории Ливонии, платила дань великому князю Руси Владимиру Святославичу. Великий князь Ярослав Мудрый, покорив жившие там часть чудских племён, построил в их земле крепость Юрьев (по своему христианскому имени) как опорный пункт для дальнейшей экспансии (1030). В XXI вв. был известен как поселение древних эстов Tarpatu, хотя постоянное городище на этом месте датируется уже V в.. 1500 лет назад древняя эстонская крепость Тарбату стояла над пойменными берегами реки Эмайыги (Омже), в 30 км от её впадения в Чудское озеро. В средние века, во времена крестового похода Ливонского ордена, Тарбату становится центром епископата св. Петра и Павла, получив немецкое название Дерпт. Эпоха епископского владычества оставила Тарту городской герб в виде щита и величественные руины Кафедрального собора на холме Тоомемяги.

 

16*Виленский учебный округ  (административный центр город Вильно) территориальная единица управления учебными заведениями ведомства Министерства народного просвещения, охватывавшая несколько губерний на западе Российской империи на территории современных Белоруссии, Литвы, Украины и Латвии (18031832, 18501917).

Вильня – жмуд. Vilnius, польск. Wilno; бел. Вiльня; исторические название Вильня, Вильна, Вильно; официальное русское название Вильна (до 1939); современное название Вильнюс. Древняя столица Великого Княжества Литовского, Руского, Прусского, Мазовецкого, Жмудского, Киевского, Волынского, Подольского, Подляшского, Лифляндского, Смоленского, Черниговского. Город древних литвинов и тех народностей, которые кровными узами связаны с этим древним народом: литовцев и белорусов, руских и поляков, евреев, немцев и многих других. Бывшая столица Литовской Республики и столица современной Литвы, расположена на юго-востоке страны у слияния рек Вильни (Вильняле, Vilnele) и Вилии (Нерис, Neris) на границе с Беларусью. Административный центр Виленского района и Виленского уезда, центр Виленского архиепископата римско-католической церкви и Литовско-Виленской епархии Русской православной церкви. Знаменит своим историческим центром – Старым городом, который является одним из крупнейших в Восточной Европе (360 га) и внесён ЮНЕСКО (1994) в Список всемирного культурного наследия (World Heritage List). Решением Европарламента Вильня и Линц были объявлены культурными столицами Европы (2009). Были определены литовский, польские, русские, еврейские, немецкие объекты истории, культуры, архитектуры и т.п., которые внесены в реестр историко-культурного наследия. В 1323 г. великий князь Гедимин перенёс столицу Великого Княжества Литовского из Новогрудка в Вильно и с этих пор Вильня становиться столичным градом. Однако, само поселение известно с гораздо более раннего времени. Уже в XI в. на месте современного Вильнюса существовало поселение Кривичей. Башня Гедемина (то что осталось от укреплений Верхнего замка) расположена в самом центре города на Замковой горе и является символом города. Башня, на крыше башни расположена смотровая площадка. Недалеко от Замковой горы расположена Ратушная площадь, пройдя от неё по улице Островоротной (Aušros Vartų gatvė - Аушро́с Ва́рту) путник подходит к Острой браме это сохранившиеся ворота городской стены с часовней Матери Божией Остробрамской. В городе находиться более 40 костёлов построеных в различных архитектурных стилях (готика, ренессанс, барокко, классицизм), большое количество православных церквей, а также синагог. Комплекс Виленского университета до сих пор расположен в зданиях в которых он и был основан. Стефаном Баторием (1579). Для любителей литературы интересны места посвящённые памяти Адама Мицкевича.


Источнки: Сайты: 1. Город Вильня! Горад Вiльня. Великолитва. Официальный сайт литвинов: http://www.litvania.org/belarus/vilna.html. 2. Вильня. Краткое описание современного Вильнюса, а также истории: http://www.h-t.by/vilnya.html.

17*Барон Егор Петрович фон Врангель(25.02.1800 – 08.01.1873, г. Дерпт) – полное остзейское имя Георг Отто Антон барон фон Врангель дома Лагена, принадлежал семье, которая ведёт свою родословную от старинного германского (по другой версии датского), а затем шведского дворянского рода. Поступил на службу юнкером; поручик Нарвского гусарского полка; ротмистр л.-гв. Гусарского полка (1829); полковник Александрийского гусарского полка (1831); генерал-лейтенант; директор Петровского Полтавского кадетского корпуса (18491856) прибыл в Полтаву с Кавказа; попечитель Виленского учебного округа (18561857). Участвовал во встрече А.С.Пушкина на почтовой станции в Могилеве и на квартире у А.П. Распопова (6 августа 1824). Жена Каролина Анетта Генриеттафон Швебс (7 апреля 1811 † 7 апреля 1869, Дерпт). Поженились в Гатчине 20 марта 1835 г. У них было 8 детей: 4 сына и 4 дочери.

Старший брат Фердинанд Петрович Врангель (29.12.1796 – 25.05.1870) – полное остзейское имя Фердинанд Фридрих Георг Людвиг барон фон Врангель дома Лагена, мореплаватель, адмирал, Георгиевский кавалер и почётный член Петербургской Академии Наук, один из учредителей Русского географического общества (1845); его имя носит остров Врангеля в северном Ледовитом океане, а также др. географические объекты в Северном Ледовитом и Тихом океане.

В написании Wrangel (нем. Wrangel,Wrangell) фамилия значится в Балтийском гербовнике, который был издан герольдмейстером шведского двора Карлом Арвидом фон Клингспором (1882). Герб российских Врангелей с девизом «Rumpo non Plecto!» («Погибаю, но не сдаюсь») и «Frangas, non flectes» («Сломишь, но не согнёшь»). Фамилия Wrangell Estland указана в генеалогическом справочнике балтийского дворянства в четырех томах, который был издан Николаем фон Эссеном (1929–1935). Сборник включает родословные росписи 352 родов дворян Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний. Отдельно выделены дворянские роды с острова Эзель (Лифляндская губерния).Некоторые российские Врангели относятся к «люденгофско-эллистферской» по названию владений (нем. Ludenhof und Ellistfer [Elstfer]) ветви рода, которая была матрикулирована в Ливонии и Эстляндии и ведёт свое происхождение от полковника по имени Герман, получившего от шведской королевы Христины титул барона Врангеля «аф» [или в немецкой версии «цу»] Люденгофа (1753). Правнучка Абрама Петровича Ганнибала (1696-1781) Дарья Траубенберг (1807-1851) вышла замуж за барона Егора Ермолаевича Врангеля (1803-1868) – его полное имя Ханс Георг Герман барон фон Врангель дома Люденгоф.

Имя Врангелейизвестно в Европе с XII в., а в России – с XVIII в., когда многие представители этого рыцарского рода верой и правдой начали служить Российской империи. На рубеже XIX–ХХ вв. в России насчитывалось почти 40 ветвей этого древнего рода.Врангеливнесли существенный вклад не только в военную науку Европы и России (более 30 генералов, 7 адмиралов и 11 фельдмаршалов), но и в развитие российской цивилизации.

Однако, фамилия Врангель прочно держится в сознании рядом с известной политической фигурой времён Гражданской войны: Пётр Николаевич Врангель (15 (27).08. 1878, г. Новоалександровск, Ковенская губерния, Российская империя – 25.04.1928 г., г. Брюссель, Бельгия)  происходил из дома ТольсбургЭллистфер старинной дворянской семьи, которая ведёт свою родословную с начала XIII в., выходец из петербургской интеллигенции; барон, русский военачальник, Георгиевский кавалер, участник Русско-японской и Первой мировой войн, генерального штаба генерал-лейтенант (1918); один из главных руководителей Белого движения в годы Гражданской войны (1918–1920); главнокомандующий русской армии в Крыму и Польше (1920). 22 марта 1920 г. прибыл в Севастополь на английском корабле «Император Индии» и вступил в командование, но в сентябре врангелевцы были разбиты красными под Каховкой. Получил прозвище «чёрный барон» за свою традиционную (с сентября 1918) повседневную форму одежды – чёрную казачью черкеску с газырями. В эмиграции основал и возглавил Российский общевоинский союз (РОВС 1924); переехал с семьей из Королевства сербов, хорватов и словенцев в Бельгию (1927), где работал инженером в одной из брюссельских фирм. По версии дочери был отравлен палочкой Коха своим бывшим денщиком и агентом НКВД, через 10 дней после посещения которого скоропостижно скончался от туберкулеза сильнейшей и острейшей формы, которым никогда ранее не болел. 

Отдалённый родственник П.Н. Врангеля – барон Александ Евстафьевич Врангель  (1804, г. Ревель –1880, г. С.-Петербург), генерал от инфантерии, пленил Шамиля. Младший брат Петра Николаевича – Николай из-за слабости здоровья не смог закончить реального училища, получил домашнее образование и стал одним из самых деятельных «организаторов» культурной жизни имперской столицы начала XX в. Организовал в 1902 г. выставку русской портретной живописи за 150 лет в здании петербургской Академии наук, в том же году под его редакцией издан каталог этой выставки, охватившей период с 1700 по 1850 гг.; поступил на службу в Императорский Эрмитаж (1906), где находился при галерее Драгоценностей, хотя причислен был к Картинной галерее, – самая значительная художественная выставка была организована им к 200-летию со дня рождения М.В. Ломоносова «Ломоносов и Елизаветинское время» (1912); участвовал в журнале «Старые годы», где занимался поисками и сохранением русской старины и в котором опубликовал 47 сообщений и 23 статьи; редактировал художественный и литературный журнал «Апполон» (с 1912); в годы Первой мировой войны работал в Красном кресте; похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. Их мать Мария Дмитриевна Дементьева-Майкова (1856–1944)  прожила всю Гражданскую войну в Петрограде под своей фамилией. После того, как её сын стал главнокомандующим Вооруженных Сил Юга России, друзья помогли ей переехать в беженское общежитие, где она прописалась как «вдова Веронелли», однако, на работу в советский музей продолжала ходить под своей настоящей фамилией. В октябре 1920 г. при помощи савинковцев друзья устроили ей побег в Финдляндию.

С 2008 г. в Петербурге проводится акция «Венок Врангелю», посвященная памяти историка русского искусства, организатора художественных выставок и секретаря «Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины» барона Николая Николаевича Врангеля (1880-1915). Акция проводится 28 июня на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в день памяти барона Н.Н. Врангеля, у его возрожденной могилы (2004). В Международный день памятников и исторических мест 18 апреля 2009 г. было создано Санкт-Петербургское общество изучения и сохранения наследия Врангелей (краткое название «Наследие Врангелей»). Обществу принадлежит инициатива проведения «Врангевских дней» в Санкт-Петербурге, акции «Венок Врангелю» и фотовыставок.

Источники: 1. Essen, von, N. Genealogisches Handbuch der baltischen Ritterschaften. Görlitz, 1929-1935. 2. Балтийский гербовник К.А.Клингспора.  – Klingspor C.A. Baltisches wappenbuch. Stockholm, 1882. 3. Павловский И. Ф. «Исторический очерк Петровского Полтавского Кадетского Корпуса». Полтава. –1890. 4. И. Павловский «Русская Старина» –1896 г. стр. 725. «Военная Быль» – Сентябрь 1952, № 3, Париж. 5. С. Бертенсон. Барон Врангель в «Обществе защиты» и на войне. В сб.: «Венок Врангелю от Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины». Петроград, 1916. стр. 36. 6. Евгений Овечкин. Наследие Врангелей на Псковской земле. – Газета «Псковская губерния» № 44 (465) 18-24 ноября 2009. 7. А. С. Пушкин. Собрание сочинений в десяти томах. Т. 9. Письма. Записки. 1815–1830. М., 1962.

Сайты:1. Портрет –В.: ГПБ. Фото http://monarchy.ucoz.net/photo/fotografii/vrangel_egor_petrovich_general_lejtenant/18-0-1716. 2. Genealogisches Handbuch der baltischen Ritterschaften. Görlitz, 1930. S.596: http://personen.digitale-sammlungen.de/baltlex/Blatt_ bsb00000558, 00561.html. 3. Балтийский гербовник К.А.Клингспора.  – Klingspor C.A. Baltisches wappenbuch. Stockholm, 1882: http://redbow.ru/baltiyskiy_gerbovnik_k.a.klingspora. 4. Сайт историка С. Вл. Волкова http://swolkov.org/map.htm. 4.Барон Карл Врангель-Рокассовский. Перед бурей. Настоящая картина жизни в России перед коммунистической революцией 1917 года. Изд. типографией Лигуре 1978, Вентимилья, Италия. http://zarubezhom.com/wrangell1.htm.5. Онлайн библиотека «Царское село»: Тимченко-Рубан Иван Романович. Из воспоминаний о прожитом. (Посвящается товарищам по Павловскому и сослуживцам по Петровскому Полтавскому кадетским корпусам); 6. ВРАНГЕЛИАНА-1: Иллюстрации к I-ой части книги В.Черкасова-Георгиевского «Генерал П.Н.Врангель»на сайте МЕЧ и ТРОСТЬ:http://apologetika.eu. 7. В. Черкасов-Георгиевский. Статья к мемуарному сборнику баронов Врангелей «Погибаю, но не сдаюсь!» на сайте Русского Общевоинского Союза: http://rovs.atropos.spb.ru/index.php?view=publication&mode=text&id=230. 8. Герб российских Врангелей на сайте http://sovet.geraldika.ru/article/27917. 9. Ирина Гуржиева. «След эпохи врангелей.» – Блог министра культуры Ростовской области. http://mkro.donland.ru/Default.aspx?pageid=103638. 10. Академический проект Н.Н.Врангеля «История Императорской Академии художеств за 150 лет» на сайте «Наше наследие». Публикация и комментарии И.А.Золотинкиной. http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/6908.php. 11. Сайт «Общества некрополистов» http://funeral-spb.narod.ru/necropols/nikolskoe/tombs/vrangel/vrangel.html.

18* князь Александр Прохорович Ширинский-Шихматов (Ширинский-Шахматов)– (1822– 14.04.1884, село Архангельское Можайского уезда Московской губернии) – государственный деятель, сенатор, президент МОИП (1867–1872). Начал службу на Черноморском флоте, затем перешел в Министерство народного просвещения, инспектор над частными учебными заведениями (1851), директор 3-й московской гимназии (1854–1857), попечитель Виленского (1857–1864), Киевского (1864–1867), Московского (1867–1874) учебных округов; товарищ Министра народного просвещения (1874–1880); сенатор (1876); cтатский (1858), тайный советник (1868); почетный мировой судья Вяземского уезда (1869); президент Императорского московского общества испытателей природы (1867–1872). Будучи деятельным сотрудником графа M. H. Муравьёва, трудился над распространением русских начал в Северо-Западном крае. Лучшим средством борьбы с польским влиянием считал открытие в крае возможно большего числа народных русских школ – говорил, что «эти училища нравственно и умственно поднимут угнетенный шляхтой русский народ и будут величайшим благодеянием для края». В течение одного года, несмотря на скудно отпускаемые средства, им было открыто более 100 народных школ, составлены проекты дирекции народных училищ, открыта первая в России учительская семинария в местечке Молодечне Виленской губернии. Его перу принадлежат: «Биография Лукьянатова» (рассказ, «Отечественные Записки», 1852); «Искусство и художники в Москве» («Русский Инвалид», 1858, № 56 и отдельно, СПб., 1858). В бытность его попечителем Московского учебного округа открылись 4-я женская гимназия на Поварской улице (1870) и Московские высшие женские курсы (1872). В московских частных учебных заведениях по ходатайству их содержателей были учреждены две стипендии имени А.П.Ширинского-Шихматова (1875). Первый почётный гражданин города Иваново-Вознесенск. Жена Екатерина Павловна (урожд Березникова).

Сын Андрей АлександровичШиринский-Шихматов (10.01.1868 – 02.02.1927) – общественный деятель, коллекционер, археолог, знаток церковных древностей, писатель, путешественник, исследователь Севера, собаковод и охотник-медвежатник. Образование получил в Императорском училище правоведения и службу начал в 1892 г. по линии Министерства внутренних дел. Был причислен к канцелярии обер-прокурора Св. Синода (1898), прокурор Московской синодальной конторы и сенатор (1903–1904),  обер-прокурор Св. Синода (1906), присутствующий член Государственного Совета (с 1907 г.), Вышневолоцкий уездный предводитель дворянства. В 1908 г. был назначен Эстляндским вице-губернатором, а в марте 1909-го перемещен на ту же должность в Симбирскую губернию. Государственую деятельность совмещал с охотничьими путешествиями, результатом чего стал «Альбом северных собак», выпущенный в 1895 г. (сборник фотоснимков с классификацией пород, составленной впервые). Публиковал литературные рассказы в журнале «Охотник». Известный заводчик английских сеттеров и зверовых лаек, разработал стандарты лаек. После революции помимо судейства, преподавал на Московских курсах охотоведения имени С.Т. Аксакова. А.А. Ширинский-Шихматов был авторитетнейшим знатоком медвежьих охот, автором книги «По медвежьим следам» (1900 г.). Конструктор пули для гладкоствольного охотничьего оружия, носящей его имя, и механической медвежьей рогатины.

В квартире на Московской улице в доме Лютеранской церкви вместе с женой Людмилой Карловной, дочерью миллионера, железнодорожного деятеля К.Ф. фон-Мекк и Н.Ф.фон-Мекк, мецената и друга композитора Чайковского, устраивал приемы для официальных лиц и поклонников старины. Имение князя Андрея Александровича Ширинского-Шихматова усадьба Островки находится недалеко от станции Академическая на железной дороге Москва–Санкт-Петербург на восточном берегу большого озера Имоложье. На южном берегу небольшого залива расположен усадебный дом и старый парк, а на некотором расстоянии от дома и парка, в лесу около дороги на Боровно, – усадебная церковь. На берегу живописного озера Ширинский-Шихматов проводил раскопки обнаруженных поблизости курганов XI-XII вв. (в 1903 г. более 80 погребений в Фёдовском грунтовом могильнике), начатые в конце XIX – начале XX вв. в Вышневолоцком уезде князем П.А. Путятиным, В.И. Каменским и И.А. Тихомировым. Все найденные предметы были переданы им в музей Тверской губернской ученой архивной комиссии (ТГУАК), одного из первых и самых известных в России обществ по изучению старины, почётным членом которой он являлся. Среди пожертвований князя была уникальная коллекция икон, включая икону XII в. Успенья Божьей Матери, для которой в Островках и была построена (1901–1904) особая церковь. Она была заложена 22 июня 1901 г. в присутствии тверского и кашинского архиепископа Димитрия (Самбикина) и тверского губернатора князя Н.Д. Голицына и торжественно освящена 1 декабря 1904 г. как «первый художественный храм-музей церковных древностей, удивляющий знатоков богатством своих редкостных коллекций». Академик Б.С. Соколов вспоминает легенду о том, что церковь подземным ходом была связана через залив озера Имоложье с винным погребом князя. В 1904 г. рядом с имением на берегу одного из рукавов озера Имоложье Н.К. Рерих открыл так называемый Лялинский городок и в последующие годы продолжал в этой местности археологические исследования, синхронизируя их всякий раз с новыми данными из раскопок князя А.А. Ширинского-Шихматова.  С 1900 по 1907 гг. имение Островки носило статус «временно-заповедного» из-за великолепных коллекций произведений искусства и церковных древностей. Кроме этого, в усадьбе находились большая библиотека и богатейший архив. В 1906 г. в музее была устроена «отдельная комната для помещения предметов, пожертвованных князем А.А. Ширинским-Шихматовым». В ней хранились иконы, предметы церковного обихода: медные кресты, образки, складни, клейма, железные вериги, резные деревянные фигуры, резные царские врата, карнизы к царским вратам и т. д.. Имение и окрестные усадьбы часто посещали известные художники, учёные, военные, духовные лица и общественные деятели, такие, как К.Н. Манзей, Н.С. Таганцев, М.В. Нестеров, Н.К. Рерих, Е.И. Столица, В.А. Беклемишев, протоиерей Иоанн Кронштадтский (И.И. Сергиев), священник Н.А. Синицын, князья П.А. и Н.С. Путятины, С.Б. Соколов, В.Е. Грум-Гржимайло и многие другие. Какое-то время в имении располагалось «убежище увечных воинов». В 30-х годах XX в. церковь Успения Божией Матери была взорвана, бывший в ней музей разграблен. От княжеской усадьбы остались главный дом с оранжереей и флигелем (домовой церковью), два жилых флигеля, хозяйственный флигель, пейзажный парк с прудом и курганами XI–XII вв..

Ширинские-Шихматовы – старинный княжеский род, записанный в V часть родословной книги Смоленской губернии и ведущий начало от беев Ширинских, которые имели обширные владения по реке Волге и затем были завоевателями Крыма. Здесь они до конца XVIII века были «знаменитейшими и сильнейшими из всех» и «составляли в народном собрании первейшую степень».     Один из беев татрский князь Кинбар Ширинских выехал в Россию при великом князе Иоанне Васильевиче III и считается родоначальником рода Ширинских; потомки правнука его Шихмата (во священном крещении Василия) Келядемаевича (начало XVI в.) стали называться Ширинскими-Шихматовыми. Сын его Иван Васильевич – известный боевой воевода XVI в..   В 1556 г. во время поражения Девлет-Гирея И.В. Шереметевым взято было в плен в числе трофеев и знамя Ширинских мурз; в 1572 г. при набеге того же Девлет-Гирея были убиты трое мурз Ширинских; в 1594 г. Ширинский мурза Иши-Махмет приезжал в Москву в качестве крымского посла; в 1622 г. во время набега крымского хана Махмет-Гирея на Комарницкую волость взят в плен Ширинский мурза Котлуш. Некоторые из Ширинских в XVI в. приняли православие. Так, упоминается в шведском походе 1549 г. князь Пантелеймон Иванович Ширинский; в 1630 г. значится в числе ярославских дворян князь Иван Лукич Ширинский. Князья Иван Сунгалеевич, Федор Арасланович, Петр, Михаил и Андрей Бибкаевичи были стольниками Петра I (1702).  В 1784 г. Мехметши-бею Ширинскому Потемкин назначил ежегодное жалование в 2000 рублей, императрица Екатерина II повелела избирать губернских предводителей дворянства Тавриды из рода Ширинских. Род князей Ширинских-Шихматовых окончательно утвержден прав. Сенатом в княжеском достоинстве в 1836 г.; герб внесен в X часть Общего Гербовника. Есть еще два дворянских рода Ширинских, записанных во II и III части родословных книг Таврической и Ярославской губерний. При Высочайшем утверждении родового герба Шихматовых за ними было признано право на особый венец княжеского типа, который состоит из чалмообразной (с пером наверху) шапки, вставленной в подобие геральдической «древней царской» короны. На пуговице этот уникальный венец был замещен стандартной российской княжеской шапкой.

Есть несколько версии происхождения фамилии: от прозвища Ширин, которое восходит к прилагательному «широкий», означавшему в древнерусском языке «могучий, широкоплечий», поскольку одно из первых упоминаний этого прозвища в письменных источниках относится к первой половине XVII в.: в «Ономастиконе» С.Б. Веселовского (1627); cогласно другой, менее правдоподобной версии, фамилия происходит от восточного женского имени Ширин, что в переводе означает «сладкая». Это имя носили героини легендарных поэм узбекских поэтов Низами («Хосров и Ширин») и Навои («Фархад и Ширин»).

Источники:Сайты: 1.К. А. Залесский. Биографический словарь. 2000. 2. «Словарь русских фамилий». («Ономастикон»). 3. Энциплопедия Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890 - 1916): http://www.brocgaus.ru/text/113/364.htm. 4. Форум «Сиреневый бульвар». Князь Андрей Ширинский-Шахматов: http://www.tram11.ru/kr/kar07/kar6.html. 5. Форум «Сиреневый бульвар». Усадьба Островки (2007): http://www.tram11.ru/kr/kar07/kar013.html. 5.Большая биграфическая энциклопедия: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography.

19*ФамилияГельмерсен, или Хельмерсен(нем. Helmersen, von Hellmersen) ведёт своё происхождение от прусских баронов и впервые упоминается в исторических хрониках Ливонии. В написании Helmersen значится в Балтийском гербовнике (1882), который был издан герольдмейстером шведского двора Карлом Арвидом фон Клингспором. Изображение гербов исполнены профессором А.М.Гильдебрандтом: 133 листа таблиц с гербами отпечатаны в виде цветных хромолитографий с использованием золотой и серебряной краски. В таблицах воспроизведено 798 гербов дворян Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний. Фамилия Helmersen – Livland указана в генеалогическом справочнике балтийского дворянства в четырёх томах, который был издан (19291935) Николаем фон Эссеном и включает родословные росписи 352 родов дворян Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний. Отдельно выделены дворянские роды с острова Эзель (Лифляндская губерния). Ливония или Лифляндия (лат. Livonia, нем. Livland, лив. Līvõmō, эст. Liivimaa, латыш. Livonija  «Земля ливов»)  историческая область в северной Прибалтики. Названа германскими рыцарями-крестносцами по имени одного из проживавших в то время на этой территории финно-угорских племён «ливов». Территория исторической области в целом соответствует территории современных Латвийской и Эстонской республик.

Из истории купли продажи Гавензее: 29 ноября 1660 г. королева Ядвига Элеоноры передало в пользование ассистентрату Johann фон Хельмерсену. С 1683 г. им владели братья оберст- лейтенант Магнус, капитан Иоханн и Клаудинс Готтхард фон Хельмерсен, чей сын капитан Магнус фон Хельмерсен продал Gawensee 12 сентября 1759 г. за 8 500 талеров альб. барону Reinhold Johann Weugden, который владел им до 1768 г., после чего перешло в собственность c

1780 г. ландрату Вагнусу фон Хельмерсену (Landrath Wagnus von Helmersen). Некая Катарина Елизабет (Catharina Elisabeth), род. 21 июля 1713 г., обручилась 22 февраля 1740 г. с окружным комиссаром Магнусом Иоханном фон Кампенхаузеном (Kreiskomissar Magnus Johann von Campenhasen), который скончался 28 февраля 1756 г., оставив после себя единственную дочь, которая вышла замуж (обручилась) с Зeмельным судьей Бенедиктом фон Хельмерсеном (Landrichter Benedict von Helmersen).

Источнки: 1. Reinhold Johann Magnus von Helmersen: «Abhandlungen aus dem Gebiete des Livländischen Adelsrechts.» 27. Dez. 2011 (Dorpat, 1832). 2. Helmersen (Hellmersen) Datei: Ritters Ortslexikon 1895 Band 1 A-K.djvu  Seite 805. 3. Николай фон Эссен. «Генеалогический справочник балтийского дворянства» в 4 томах: 4. Балтийский гербовник К.А.Клингспора. Klingspor C.A. Baltisches wappenbuch. Stockholm, 1882.

Сайты: 1. Helmersen (Hellmersen) http://wiki-de.genealogy.net/w/index.php?title=Datei:Ritters_Ortslexikon_1895_Band_1_A-K.djvu&page=808. 2. Генеологический справочник Балтии: http://redbow.ru/genealogicheskiy_spravochnik_baltiy. 3. Балтийский гербовник К.А.Клингспора: http://redbow.ru/baltiyskiy_gerbovnik_k.a.klingspora.

20*Иван Егорыч КолобовИсточник: Сайт: 1. См. Центральный Государственный Исторический Архив Республики Грузии (ЦГИА) «Кавказский Календарь» 1880 г., стр.125 (ЦГИА). 2. Книга «Кавказский Адрес-Календарь» 1878 г., стр. 112–113, 118–119,123–124, 132, 88).

21*Сохранилось постановление местного суда о передаче дома моему отцу как единственному наследнику, но более мне ничего не было известно о сёстрах Садлуцких, пока однажды из российского небытия не материализовалась моя четвероюдная сестраНаталья Сергеевна Стрелецкая (в замужествеЛевицкая).

Фамилия Садлуцки(пол. Sadłucki) относится к шляхетскому гербу Prawdzic и берёт своё начало в XVIII в. от названия местности Садлуки (Эльблонг, Миколаево Поморское) местечко в Польше под названием Sadłuki букву «с» приобрело в то время, когда Польша была территорией Восточной Пруссии и стало звучать как Sadłucki. Фамилия Садлуцкий значится в Книге-подлиннике Каспера Несецкого о Польских гербах. В восстании Костюшко принимал участие некий Томаш Садлуцкий, а также другие Садлуцкие, в частности, Леопольд Садлуцкий, эмигрировавший затем во Францию. Садлуцкий Антон Фаддеевич участник Отечественной войны 1812 г. В роду было много военных, чиновников, владельцы поместий и просто обывателей. Однофамильцев у Садлуцких быть не может, поскольку польские фамилии, оканчивающиеся на – цкий или – ский образовались от названий местностей, где проживала группа людей, связанных семейными узами. Фамилии такого типа широко представлены в ономастике восточных, западных и южных славян. В истории России известно несколько дворянских родов Садлуцкийых

 

Валентина Осиповна (Иосифовна) Садлуцкая, дочь Луизы Карловны Нерво,(умерла в 1921 г., г. Тбилиси)была замужем за Владимиром Андреевичем Полторацким, который служил в Тифлисском юнкерском училище, в Первую мировую войну воевал на Турецком фронте, после Октябрьской революции эмигрировал сначала во Францию, а потом в Югославию (похоронен в г.Загреб, 1942).

Полторацкие – дворянский род, происходящий от Федора Филиповича Полторацкого, бывшего соборным протоиереем в Соснице (земли Черниговского полка) Гетманской Украины. Один из его сыновей Марк Фёдорович (17291795)певец (баритон), первым из славян был зачислен (1750) в итальянскую оперную группу, где выступал под именем «Марко Портурацкий»; был произведён в полковники (1754) и получил потомственное дворянство (1763) за ревностное служение руководителем придворной певческой капеллы при императрицах Елизавете Петровне и Екатерине II в знак этого на гербе изображена арфа; был женат на дочери богатого купца Шемякина, но овдовел и взял в жёны дочь небогатах дворян Агафоклею Александровну Шишкову (17271822), когда ей не было ещё и 15 лет, которая не только родила ему 22 ребёнка, но и «умело распоряжалась громадным богатством и большим хозяйством, держа в ежовых руковицах челядь, всю родню и всех уже переженившихся детей». Красивая, умная и даровитая, наделённая железным характером и необычайной деловитостью, она завела винокуренные и др. заводы, держа на откупе почти всю Тверскую губернию, оставив после себя значительное состояние в 4 000 душ. Анна Перовна Керн(урождённая Полторацкая) вспоминает, что её бабушка не умела ни читать, ни писать, но вместе с тем была «умна и распорядительна».

Дочь Елизавета (1768–1838) стала супругой Алексея Николаевича Оленина (1763–1843),президента Академии художеств и директора Императорской Публичной библиотеки в Санкт-Петербурге, чья дочь Анна Алексеевна Андро де Ланжерон известна как адресат многих строф Пушкинского «Онегина» и покровительница молодым талантам Польши.

Другие представители рода Полторацких:

Алексей Маркович (1759–1843), тверской губернский предводитель дворянства. Дмитрий Маркович (1761–1818) – известный коннозаводчик, владелец усадьбы Авчурино. Фёдор Маркович (1764–1858) – владелец мебельной, бумажной и суконной фабрик, сахарного и винокуренного заводов в слободе Чернянка Курской губернии. Александр Маркович (1766–1839) – управляющий Петербургским монетным двором. Константин Маркович (1782–1858) – генерал-лейтенант, участник Наполеоновских войн, губернатор Ярославской губернии. Владимир Алексеевич П. (1828–1889) – русский генерал, участник Кавказских и Туркестанских походов и русско-турецкой войны (1877–1878). Владимир Александрович (1830–1886) – генерал, картограф, губернатор Семипалатинской области, участник Кавказских войн и Туркестанских походов.

Род Полторацких внесён во II и III части родословных книг Тверской, Калужской, Курской, Пензенской, Санкт-Петербургской и Тамбовской губерний (Гербовник, II, 142). Герб см. Часть 2 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 142.


 

 

Уткина дача на Охте: усадебный дом мызы Оккервиль был построен в 1790-х гг. по проекту Н.А.Львова. Хозяйство включало также ледники, подвалы, конюшни, сараи и сеновалы, оранжереи, теплицы и парники, большой фруктовый сад с яблоневыми и вишнёвыми деревьями. Цветы и яблоки с мызы Оккервиль попадали в продажу. Вдоль Охты на восток тянулся пейзажный сад. Кроме мызы Оккервиль Полторацким принадлежало соседнее имение Косая Гора с каменным винным заводом и скотным двором, располагавшееся вверх по течению реки Оккервиль.

 

Полторацкиебыли очень состоятельны семья владела имениями Уткина дача (получена в качестве награды за участие в оперных постановках), Авчурино, Грузины (входит в «Пушкинское кольцо Верхневолжья»), Красное, Косая Гора, Истье. Но впоследствии семья обеднела. Отец Владимира АндреевичаАндрей Александрович Полторацкий, работал воспитателем в Воронежском военном корпусе, получал небольшое жалование, так что его сыновьям Владимиру и Виктору в детстве зимой приходилось гулять по очереди, у них было одно пальтишко на двоих. К началу XX в. большинство родственников зарабатывали на жизнь наемным трудом или военной службой. Владимир и Виктор Полторацкие приехали служить в Тифлис в Мингрельский полк, рано женились, но их жены не ладили между собой, поэтому семьями они не общались. Виктор Андреевич (†1911 году) не успел вырастить своих двух сыновей Виктора, Николая и дочь Татьяну. Жена его Зинаида Петровна позднее вышла замуж за армянина, известного в городе врача Рубена Абгаровича Бекзадяна, который очень её любил и помогал воспитывать детей.

 

Дочь Валентины Осиповны и Владимира Андреевича Елена Владимировна Полторацкая (19021994) прожила удивительно интересную жизнь: онаосталась с матерью и братом Борисом в Тифлисе, где успела закончить гимназию и получила специальность стенографистки; несколько раз была замужем; вместе с дочерью от первого брака Натальей Сергеевной Стрелецкой переехала в Ленинград (1931), преподавала в сельскохозяйственном институте, но вскоре вернулась в Тбилиси, стенографировала научные конференции, выступления писателей, поэтов; позднее занимала должность заместителя министра пищевой промышленности Грузии. В 1937 г. над Еленой Владимировной нависла угроза ареста, когда был репрессирован её начальник, председатель Госплана Грузии Николай Семенович Илюшин. И хотя судьба помиловала ЕленуВладимировну, но мужа её в том же году арестовали. Сергей Николаевич Стрелецкий (его предок был священником Стрелецкой церкви в Москве) был расстрелян по приговору Особой комиссии НКВД и Прокуратуры СССР (22 января 1938 г.), словно предчувствуя это, он говорил, что погибнет в 37 году, как его любимый поэт Пушкин.

Елена Владимировна приходилась прапраправнучкой Павлу Марковичу Полторацкому, с сыном которого Алексеем Павловичем А.С.Пушкин встречался в Петербурге и Кишиневе, но прадедом её был другой сын Павла Марковича – Александр Павлович Полторацкий, который служил начальником Петрозаводского пушечного завода. Один из братьев Пётр Маркович Полторацкий был отцом А.П.Керн, известной в истории по роли в жизни А.С.Пушкина.

Дочь Елены Владимировны и внучкаВалентины Осиповны Садлуцкойи Владимира Андреевича ПолторацкогоНаталья Сергеевнаприходилась прапраправнучатой племянницей Анне Керн и Анне Олениной. Всю свою жизнь Наталья Сергеевна писала семейную хронику: работая библиотекарем, она переписывалсь со многими архивами и музеями А.С. Пушкина, с учеными-литературоведами и писателями, и помогала матери в поиске материалов. В одном из кавказских журналов XIX в. они отыскали публикацию дневника генерала-майора Владимира Алексеевича Полторацкого, участника Кавказских войн, сына Алексея Марковича и Варвары Дмитриевны Полторацких, у которых бывал А.С. Пушкин, как это следует из дневниковых записей А.А. Олениной. Пространные выдержки из дневника, озаглавленного автором «Воспоминания», были напечатаны также в журнале «Исторический вестник» за 1893 г. Вероятно, Л.Н. Толстой в работе над повестью «Хаджи-Мурат» (18961904) использовал этот материал и поэтому оставил подлинную фамилию героя. Елена Владимировна подготовила статью в духе Андронникова с описанием своих поисков, но работа так и не была опубликована и, к сожалению, затерялась. Наталья Сергеевна работала в Тбилиси заведующей архивом Госплана Грузии, в библиотеке Грузинской республиканской конторы Госбанка, в Тбилисском филиале музея В.И. Ленина, водила экскурсии по родному городу и Гори, где родился И.В. Сталин, позднее после переезда к мужу в Ленинград стала со временем заведующей детской библиотекой Василеостровского района и сумела превратить библиотеку в методический центр по обмену опытом работы для библиотек не только всего Ленинграда, но и страны (в помещении библиотеки проводились уроки внеклассного чтения, устраивались встречи с детскими писателями и другими интересными людьми; была разработана оригинальная игровая методика ознакомления ребят с устройством библиотек и способами подбора нужной библиографии; ежегодно в большом кинотеатре устраивались праздники детской книги, куда приглашались дети, участвовавшие в литературных играх и конкурсах, и авторы вручали им призы, свои книги с автографами).

Источники:1. А.С. Пушкин в Подмосковье и Москве. Материалы ВИ Пушкинской конференции 13-14 октября 2001г.: Александр Михайлович Рязанов, Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина. Изд. Государственный историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина, 2002 г. 2. Егорова Е.Н. Очарование пушкинских мест. - Москва: Дом печати «Столичный бизнес»: МП «Информационный центр», 2003. 3.Л. Третьякова. Российские богини. Изограф, 1996. Стр. 218. 4.А. Пьянов. «Берег, милый для меня»: Пушкинские места Верхневолжья. Московский рабочий, 1974. Стр. 116. 5. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А Ефрона:в 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Сайты: 1. Елена Николаевна Егорова.. «В гостях у родственницы Анны Керн.»: http://www.proza.ru/2008/08/28/523. 2.Полторацкие: ru.wikipedia.org/wiki/Полторацкие. 3. Уткина дача: http://walkspb.ru/zd/utkin2.html.

22*Рихард (Ричард) Карл Карлович Зоммер (нем. Richard Karl Sommer,18661939)живописец, акварелист, участник обществ: Санкт-Петербургское Общество русских акварелистов (1907-1917), Санкт-Петербургское общество художников (с1914 Петроградское общество художников), Тифлисское общество изящных искусств и др., один из основателей Тифлисского общества изящных искусств. Вольнослушателем Императорской Академии художеств был удостоен ряда больших поощрительных медалей и закончил обучение со званием классного художника 3-й степени (18841893). Работал в Средней Азии (1890 –начало 1900-х), Армении, Азербайджане и Грузии (1912–1917). Первый учитель выдающегося грузинского художника ХХ в. Ладо Гудиашвили. Автор многочисленных живописных произведений и ряда графических работ в основном жанрово-этнографического характера: портреты-типы, бытовые и батальные сцены, виды памятников архитектуры. С 1894 г. работы экспонировались на выставках «Санкт-Петербургского общества художников», позднее на ежегодных Осенних выставках и выставках «Общества русских акварелистов» (ОРА). Произведения Зоммера находятся в собраниях Государственного Русского музея, Омского областного музея изобразительных искусств, Тульского областного художественного музея, Государственного музея искусств Азербайджана (Баку), Музея истории культуры и искусства Узбекистана (Самарканд), Республиканского художественного музея Северной Осетии, музея искусств Узбекистана (Ташкент), Государственного музея искусств Грузии (Тбилиси), в частных коллекциях.

23* Отец матери – Сергей Михайлович Панин ( род. 05.07.1896, г. Санкт-Петербург) – закончил 10 классов (1915) и Кавалерийское училище (1916) в г. С.-Петербурге; командирские курсы усовершенствования комсостава (1930); служил начальником погранзаставы (1923–1928); командиром дивизиона войск ОГПУ (1929–1936); командиром кавалерийской дивизии 38-го кавалерийского полка (1941–1942) и начальником штаба (1942–1944) в Великую Отечественную войну, – был дважды ранен: на Украине под деревней Карга (1942) и в Крыму на Турецком валу (1943); награждён орденами «Красного знамени» и «Красной Звезды», медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией», наградным оружием и золотыми часами; вышел в отставку в звании подполковника (1945); заведовал военной кафедрой Бухарского педагогического института. Имел двух детей: дочь Галину (1921) и сына Олега ( 1919). Умер и похоронен в Тбилиси.

24* Раиса Николаевная Муравьёва – Чернявская (30.01.1895 г. Тбилиси – 14.07.1966, г. Тбилиси) – вела свой род от «польской ветви» Муравьёвых. Муравьёвы – известный с XV в. графский и дворянский род, внесён в V и VI части родословных книг Владимирской, Новгородской, Пензенской, Петроградской и Тульской губерний. Происходит от рязанского сына боярского Василия Алановского, дети которого, Есип Пуща и Иван Муравей, переведены были (1488) на поместья в Новгород и стали родоначальниками: Есип – Пущиных, Иван – Муравьёвых. Иван Никитич М. был сожжён шведами при взятии Новгорода (1611). Муравей – символ трудолюбия, организованности, корпоративности. Крепкий хозяин на селе получал это прозвище именно за эти качества, в то же время муравей – существо крошечное, ловкое, кусачее, а значит и человека, отличающегося быстротой реакции, маленьким ростом, особой подвижностью, вредным характером тоже дразнили «муравей».

Григорий Никитич М. был воеводою в Ладоге (1625–1626); подполковник Ерофей Федорович М. убит в турецкую войну (1739); сын его Николай Ерофеевич (1724–1770) – генерал-инженер и сенатор; Никита Артамонович (1721–1799) – сенатор; его племянник Иван Матвеевич унаследовал от матери фамилию Апостол, однако, со смертью старшего сына Матвея (1886) фамилия Муравьёв-Апостол перешла в род Коробьиных. Из самой младшей линии Муравьёвых происходил Назарий Степанович (1737–1806) – архангельский губернатор; его сын Николай Назарович (1775–1845) – писатель, археолог; старший сын которого государственный деятель Николай НиколаевичМуравьёв-Амурский был возведён в графское достоинство Российской империи (1852); второй сын Валериан (1811–1869) – псковский губернатор, сенатор; из сыновей последнего Николай был министром юстиции; Валериан (род. 1861) унаследовал (1882) титул дяди, графа Муравьёва-Амурского. 

Описание герба: В золотом четверочастном щите в первой и четвёртой частях, в золотом поле, по короне, из которой выходят положенные крестообразно меч и стрела, а во второй и третьей - по черному орлу, с распростёртыми крыльями и с венком в клюве. Такой же вылетающий до половины орел в нашлемнике. Намёт на щите золотой, подложен чёрным. Герб внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, часть 2, 2-е отделение, стр. 138. Герб рода Муравьевых внесен в часть 1 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 59:http://gerbovnik.ru/arms/59.html 

Другие представители рода Муравьёвых:

Декабристы, учредители первой тайной политической организации декабристов «Союза Спасения» в 1816–1817 гг.. (по уставу 1817 название «Общество истинных и верных сынов отечества»): Александр Николаевич Муравьёв (1792–1864) – автор «Конституции» Никита Михайлович Муравьёв (1795–1843) – член «Союза Спасения», «Союза Благоденствия» и Южного общества Матвей Иванович Муравьев-Апостол (1793–1886) – член «Союза Спасения», «Союза Благоденствия», Южного общества и руководитель восстания Черниговского полка Сергей Иванович Муравьёв-Апостол (1796–1826). Корнет кавалергардского полка Александр Михайлович Муравьёв (1802–1853) – принадлежал к Северному обществу, был отнесён следственной комиссией к четвертому разряду участников восстания на Сенатской площади 14 декабря и присуждён Верховным уголовным судом к ссылке на каторжные работы.

Николай НиколаевичМуравьёв– общественный деятель, основатель Московского учебного заведения для колонновожатых, женат на Александре Михайловне Мордвиновой. Их дети: Александр Николаевич Муравьёв (1792–1864) – декабрист. Андрей Николаевич Муравьёв (1806–1874) – духовный писатель (жена Пелагея Васильевна Шереметева была сестрой жены декабриста И.Д.Якушина). Николай Николаевич Муравьёв-Карский (1794–1866) – государственный деятель. Михаил Николааевич Муравьёв Виленский (1796–1866)  – государственный деятель.

Николай Николаевич Муравьёв-Карский(14.07.1794, г. Санкт-Петербург – 23.10.1866, погребен у восточной стороны Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря) – государственный деятель, путешественник, автор воспоминаний, генерал от инфантерии, принимал участие в войнах (1812–1814), в военных действиях против персиян (1826–1827) и турок (1828–1829); по окончании турецкой войны из-за несогласий с графом Паскевичем был назначен состоять при генерал-фельдмаршале И.И. Дибиче; участвовал в экспедиции против джаробелоканских лезгин; один из главных сподвижников Дибича и Паскевича во время польской компании (1831); начальник русского отряда, посланного на Босфор в помощь султану против паши египетского Мегмета-Али (1833); наместник Кавказа и главнокомандующий Отдельным кавказским корпусом (1854); взял Карс (1855); однако, неосторожное распоряжение, сделанное в покоренной Чечне и доставившее, по замечанию императора Александра II, «истинное удовольствие Шамилю», привело к отстранению от должности, с сохранением лишь звания члена Государственного Совета: за прямолинейность и резкость характера имел множество врагов, в том числе и состоявшего при нём на Кавказе в качестве начальника штаба князя Барятинского; во многом подражая Суворову, был строг к самому себе и столь же строг к подчиненным, на награды скуп, считая, что исполнение служащими своего долга не есть что-либо особенное. Командовал Эриванским 13-ым лейб-гренадерским полком, Кавказской гренадерской резервной бригадой, 24-ой пехотной дивизией, 5-ым армейским корпусом, Гренадерским корпусом. Награды: Орден Святой Анны 4-й степени (1812), Орден Святого Владимира 4-й степени (1813), Орден Святой Анны 2-й степени (1814), Орден Святого Владимира 3-й степени (1822), Орден Святого Георгия 4-й степени (1828) Орден Святого Георгия 3-й степени (1829), Орден Святой Анны 1-й степени (1830), Орден Святого Владимира 2-й степени (1830), Орден Белого Орла (1835), Орден Святого Александра Невского (1850), Орден Святого Георгия 2-й степени (1855); золотая шпага с надписью «За храбрость» за Ахалцых (1829), польский знак «Virtuti miitari» 2-й степени за штурм Вашавы (1832). Последние годы жизни проживал большею частью в имении Скорняково (Архангельское) Задонского уезда Воронежской губернии (ныне Липецкая область). 

Сочинения Н.Н.Муравьёва: «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах.» (М., 1822; переведен на французский, английский и немецкий языки). По смерти М., зятем его, Г.А. Чертковым, напечатаны весьма обширные дневники его: «Турция и Египет в 1832 и 33 годах». (М., 1869; печ. с рукописи, сокращенной автором для цензуры 1858; полное издание вышло 18701874); «Русские на Босфоре в 1833 году.» (М., 1869 часть предыдущего сочинения, печ. с полной рукописи); «Война за Кавказом в 1855 году» (Санкт-Петербург, 1876). Записки М. напечатаны его дочерью, А.Н. Соколовой, в «Русском Архиве» 18851893. См. «Акты, изданные кавказской археографической комиссией» (т. XI, Тифлис, 1888); статьи Берже http://www.rulex.ru/01020345.htm («Русская Старина», 1873, т. VIII); Бороздина («Исторический Вестник», 1890. т. XXXIX); Зиссерман («Русский Архив», 1892, т. I- II).

Михаил Николааевич Муравьёв Виленский(1 (12) октября 1796, г. Москва 29 августа (10 сентября) 1866, г. Санкт-Петерург, Лазаревское кладбище Александро-Невской лавры) государственный деятель, возведён в графское Российской империи достоинство с почётным наименованием Виленский и вручением ордена Андрея Первозванного (1865); основатель Московского общества математиков, почётный член Российской Академии наук (1857); участник Отечественной войны 1812 года (во время Бородинского сражения был ранен на батарее Н.Н. Раевского), участник заграничных походов русской армии (18131814); во время сильного голода в Смоленской губернии организовал в Рославльском уезде помощь голодающим; член декабристских «Союза спасения» и «Союза благоденствия» (был арестован по делу декабристов в Москве (1826), содержался в Военно-сухопутном госпитале и Петропавловской крепости в Петербурге, но освобождён с оправдательным аттестатом; генерал от инфантерии (1863), командующий войсками Виленского военного округа, главный начальник Витебской и Могилёвской губерний, наделённый чрезвычайными полномочиями, решительно и жестоко подавил восстание (не считая убитых в сражениях с оружием в руках, 128 человек было казнено, 972 сослано на каторгу, 1427 отправлено в Сибирь). Прозвище «Муравьёв-вешатель» получил благодаря историческому анекдоту, согласно которому после назначения его на должность губернатора Гродненской губернии (1831) ответил на вопрос, не родственник ли он повешенному декабристу Муравьёву-Апостолу, что происходит не из тех Муравьёвых, которых вешают, а из тех, которые сами вешают. Широко известен был его девиз касательно польских земель и польского языка http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/16734: «Что не доделал русский штык  доделает русская школа». Проводил политику радикальной русификации Северо-западного края, включающую запреты на периодическую печать и театральные постановки на польском языке, использование польского языка в общественных местах, запреты на государственную службу для лиц католического вероисповедания, привлечение повышенными окладами чиновников, педагогов, священников из внутренних губерний России. По его инициативе была перестроена в «русско-византийском стиле» древняя Никольская церковь (в архитектурном облике которой до того сохранялись черты готики и барокко), заново отстроены из руин Пречистенский собор и Пятницкая церковь в Вильне, храмы в Литве и Белоруссии. Для доказательства исконно русского и православного характера края по инициативе Муравьёва была учреждена Виленская комиссия для разбора и издания древних актов (1864). По инициативе Помпея Батюшкова и Антонины Блудовой петербургская аристократия собирала подписи под приветственным адресом по случаю вручения М. Н. Муравьёву, успешно подавившему польское восстание, иконы Архистратига Михаила. Губернатор Петербурга А.А.Суворов отказался, назвав публично Муравьёва «людоедом». Ответ последовал от Ф.И.Тютчева в виде язвительного стихотворения («Гуманный внук воинственного деда…»).

Ф.И.Тютчев. Его сиятельству А.А. Суворову. (12 ноября 1863 )


Гуманный внук воинственного деда,
Простите нам, наш симпатичный князь,
Что русского честим мы людоеда,
Мы, русские, Европы не спросясь!..

Как извинить пред вами эту смелость?
Как оправдать сочувствие к тому,
Кто отстоял и спас России целость,
Всем жертвуя призванью своему

Кто всю ответственность, весь труд и бремя
Взял на себя в отчаянной борьбе —
И бедное, замученное племя,
Воздвигнув к жизни, вынес на себе?..

Кто, избранный для всех крамол мишенью,
Стал и стоит, спокоен, невредим —
Назло врагам — их лжи и озлобленью,
Назло — увы — и пошлостям родным.

Так будь и нам позорною уликой
Письмо к нему от нас, его друзей!
Но нам сдается, князь, ваш дед великий
Его скрепил бы подписью своей.


Резиденцией Муравьёвув Вильне служил генерал-губернаторский (бывший епископский дворец). Перед дворцом (1898) был воздвигнут памятник Муравьёву (эвакуирован 1915). В части дворцового ансамбля Кордегардии действовал Музей М. Н. Муравьёва, открытый к 100-летию со дня рождения и 40-летию со дня смерти (с 1906).

Дети М.Н.Муравьёва: Николай Михайлович(18201869) генерал-майор, Вятский, Рязанский и Ковенский губернатор;Леонид Михайлович(18211881) герольдмейстер;Василий Михайлович(18241848),Софья Михайловна(18331880), замужем за полковником Кавалергардского полка, егермейстером С.С. Шереметевым.Внук граф Владимир Леонидович– художник. Внук и старший сын Николая Михайловича от брака с Людмилой Михайловной ПозенМихаил Николаевич Муравьёв(18451900) дипломат.

Николай НиколаевичМуравьёв-Амурский(11 (23) августа 1809, г.Санкт-Петербург 18 (30) ноября 1881, Париж, Франция) граф, генерал-адъютант, военный гебернатор Тулы, генерал-гебернатор Восточной Сибири окончил курс в Пажеском корпусе, служил в гвардии, принимал участие в Кавказской войне, Русско-турецкой войне (1828–1829) и в военных действиях против поляков (1831).

Граф Михаил Николаевич Муравьёв(17.04.184508.06.1900, г. Санкт-Петербург)учился в Полтавской гимназии, посещал лекции в Гейдельбергском университете; камер-юнкер Высочайшего Двора (1868); гофмейстер (с 1896); старший секретарь миссии в Стокгольме (1873); секретарь миссии в Гааге (1874); первый секретарь российского посольства в Париже при после Н.А. Орлове (1880—1889); советник посольства в Берлине при после П.А. Шувалове (18891893); чрезвычайный посланник и полномочный министр в Копенгагене (1893—1897); министр иностранных дел (1897–1900). Когда началось Ихэтуаньское восстание в Китае, М. в записке императору, представленной 17.06.1900, высказался в пользу осторожного поведения России, чтобы избежать ухудшения отношений с Китаем. В период руководства М. внешней политикой расширились связи России с другими государствами. Был удостоен высших российских орденов до ордена Белого Орла включительно. От брака с княжной Софьей Николаевной Гагариной (18481879)имел сына, графа Николая Михайловича(1874–1934), камер-юнкера, и дочь, графиню Софью Николаевну (18731901), замужем за дипломатом княземА.В. Дабижа.

Николай Валерианович Муравьёв (1850–1908) государственный деятель. Был записан в Пажеский корпус, однако, учился в 3-й Московской гимназии, которую окончил с золотой медалью; поступил на юридический факультет Петербургского университета, но оставил учебу и отправился за границу, где самостоятельно изучал юридические науки; блестяще выдержал экзамен на степень кандидата права на юридическом факультете Петербургского университета (1870); в Московском университете выдержал экзамен на степень магистра (1874) и стал читать лекции по курсу уголовного судопроизводства; приобрел репутацию блестящего судебного оратора; прокурор Ярославского окружного суда; товарищ прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты; прокурор в Особом присутствии Сената по делу о цареубийстве 1 марта 1881; прокурор Петербургской (18811884) и Московской судебной палаты (18841891), обер-прокурор уголовного кассационного департамента (1891), государственный секретарь 1892, министр юстиции ( января 18941905), до самой смерти посол в Италии, в Риме. Удостоен ряда высших российских орденов, до ордена Св. Александра Невского включительно. Был женат трижды: на Александре Викторовне Муромцевой; на Екатерине Васильевне Слепцовой (развед.) и на Евгении Ивановне Бронниковой.

Николай Константинович Муравьёв(21 марта (02 апреля) 1870, г. Москва – 31 декабря 1936, г. Москва) – российский юрист, адвокат и общественный деятель России, любимый ученик Ф.Н.Плевако, член так называемой «московской пятёрки» адвокатов; изучал медицину и право в Московском и Казанском университетах (1890-1896); присяжный поверенный; выступал защитником в основном на политических процессах; член Тверского окружного земства, московской Городской думы (1916); после Февральской Революции 1917 г. назначен 4 марта Временным правительством председателем Чрезвычайной Следственной Комиссии.

Толчком к выступлению Л.Н.Толстого против смертнойказни могла послужить встреча с Муравьёвым, который утром 12 мая 1908 приехал в Ясную Поляну и имел продолжительную беседу с писателем. На следующий день Толстой написал: «Не могу молчать». Впоследствии Муравьёв составил духовное завещание писателя, которое тот подписал 1 ноября 1909 (ГМТ, АНМ-8474/1-39, 41 ед. хр., 1890-е гг. – 1916). По словам жены писателя Д.Л. АндрееваАллы «Даниил читал всю ночь над его [Муравьёва] гробом Евангелие... Как раз в это время явились с ордером на арест Николая Константиновича и обыск в квартире. Гроб с телом покойного стоял на его письменном столе, Даниил продолжал читать, не останавливаясь ни на минуту, а пришедшие выдёргивали ящики письменного стола прямо из-под гроба и уносили бумаги».

Источники: 1. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. 2. М.В. Муравьев. "Муравьевы." (Ревель, 1893). 3. П.В. Долгоруков. Российская родословная книга. Ч. IIV. Санкт-Петербург, типография Э. Веймара (1854, 1855, 1856), типография III Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии (1857). 4. В.В. Руммель, В.В Голубцов. «Родословный сборник русских дворянских фамилий.» Т. III. Санкт-Петербург, издание А.С. Суворина. 1886, 1887. 5. Родословная книга князей и дворян российских ("Бархатная книга"). Ч. I-II. М., 1787. Издание Н.И. Новикова. 6. П.Н. Петров. «История родов русского дворянства.» Т. 12. СПб., 18851886 (переиздание в 2-х т., Москва, 1991). 7. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Санкт-Петербург.: Брокгауз-Ефрон. 1890-1907. 8. М. М. Носко. «Виленский генерал-губернатор М.Н.Муравьев и православное храмостроительство в Белоруссии». 9. Бендин А.Ю., к.и.н. Граф М.Н.Муравьёв Виленский и национальное пробуждение белорусского народа в 60-е годы ХIХ в.. http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/662006 - cite_ref-1 10. С.В. Лебедев. «Муравьев Михаил Николаевич». Большая энциклопедия русского народа. Институт Русской Цивилизации. Проверено 5 августа 2008 г.. 11. «Энциклопедия русских фамилий. Тайны происхождения и значения.» Ведина Т.Ф., М.: АСТ, 2008.). 12. Николай Константинович Муравьёв: См. ГМТ, АНМ-8474/1-39, 41 ед. хр., 1890-е гг. – 1916.

Сайты: 1. Графы: Murawiew, Panin, Wrangel cм. Алфавитный список дворянских родов Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний: http://redbow.ru/alfavitnyy_spisok_dvoryanskih_rodov22. 2. Графские роды. Муравьёвы: http://wiki-linki.ru/Category/1460346. 3. Муравьевы дворянский и графский род: http://russia-today.narod.ru/past/fam.htm. 4. Список лиц История родов русского дворянства П.Н.Петрова: http://redbow.ru/istoriya_rodov_russkogo_dvoryanstva. 5. Гербовник Князева. – Рукописный гербовник, составленный русским геральдистом и генеалогом Анисимом Титовичем Князевым, был поднесён автором в декабре 1785 г. в дар императрице Екатерине II, затем рукопись поступила в библиотеку князя Потёмкина, после смерти которого вместе с другими книгами, предназначенными для Екатеринославского университета, находилась в ведомстве приказа общественного призрения. В 1798 г. библиотека была передана в Казанскую гимназию, затем в Казанский университет; последствии была утеряна и обнаружена только в конце XIX в. Том состоит из 77 листов, 144 страниц размером 26х35 см. и содержит 533 герба дворянских родов и архиереев: http://redbow.ru/gerbovnik_a.t.knyazeva. 6. Михаил Николаевич Муравьёв(18451900): http://rusdiplomats.narod.ru/ambassadors/muravev-mn.html4. 7. Муравьевых, Т. I, 1798, 59 Муравьевых, графов Т. XVI, 1901: http://redbow.ru/obschiy_gerbovnik.

25*Сохранилось свидетельство о регистрациибрака Раисы Николаевны под фамилией её матери Чернявской (Чернявская – Цицианова) с Константином Николаевичем Цициановым№ 317 от 1936 г., выданное отделом ЗАГСа Управления Народного Комиссариата Внутренних Дел ЗСФСР по ССРГ г.Тбилиси. Константин (Костя) Цицианов погиб на фронте в Великую Отечественную войну.

Марья Александровна Чернявская (1877 г. Маршанск, уездный город Моршанск Тамбовского наместничества (с 1796 г. Тамбовская губерния) 1965 г. Тбилиси)мать Раисы Николаевны Муравьёвой была единственным из 13 выжившим ребёнком в своей семье. Брат, который родился после неё, эмигрировал во Францию ещё до революции.

Село Морша 90 км к северу от г. Тамбова существовало ещё в XVI в. 16 сентября 1779 г. по именному указу Екатерины II Морша преобразована в г. Моршанск, ставший уездным и центром хлебной торговли на реке Цне с пристаней грузы на баржах отправлялись по рекам Мокше, Оке, Волге и далее по речным системам в Петербург, Рыбинск, Гтжний Новгород, Москву, Муром (за год из Моршанска вывозили до 14 млн пудов различных грузов: хлеб, муку, сало, кожу, скот, пеньку, махорку)

Чернявские(польск.Czerniawski) – польский шляхетский (дворянский) род. Историки сходятся на том, что этот древний род процветал в Польше ещё во времена языческих монархов. Польская геральдика имеет ряд особенностей, которые кардинальным образом отличают её от других геральдических систем – это чрезвычайно простой состав и тот факт, что каждый герб имеет своё название и используется не отдельным родом, а десятками, а иногда и сотнями фамилий. В польской геральдике герб не имеет неразрывной связи с личностью владельца. В лексикон польского дворянства вошло такое понятие, как «гербовое родство», когда семьи, не состоявшие в генетическом родстве, объединялись под одним гербом. Герб рода Чернявских назывался «герб Ястржембец» (II, 148) – впервые упоминается в 1319 г. и объединяет 1108 родов, некоторые из которых включены в Общий гербовник дворянских родов Всеросийской империи, начатый в 1797 г. (том XIV 11.04.1890 г.)

Источник:См. Список дворянских родов, внесённых в Гербовник дворянских родов Царства Польского: Verzeichnis «Der polnische Adel und seine Familien» @Werner Zurek & Cunow Martin. (178)Jastrzębiec:Czerniawskihttp://polnischer-adel.online-wappenrolle.eu/verzeichnis-stammwappen-wappengenossen.html

Другие представители рода Чернявских:

 Андрей Гаврилович Чернявский (1867–1937) – действительный статский советник (СС), гражданский Тифлисский вице-губернатор (21.12.1905–10.05.1911), Тифлисский губернатор (10.05.1911–1914), Вятский губернатор (1914–1915), Минский губернатор (1915–1916), Екатеринославский губернатор (1916–1917), последний Киевский губернатор – с приходом на Украину белогвардейской Добровольческой армии Антона Деникина (1919). Учился в Новороссийском университете (Одесса), служебную карьеру начинал в Чернигове.Кроме царских наград губернатор имел командорский знак ордена Альбрехта (Саксония) и персидский орден Льва и Солнца. Владимир Головин в книге «Головинский проспект» посветил «Прогулку шестую» семье Андрея Чернявского, который прибыл в Грузию (1904) после «не очень высоких чиновничьих должностей в Бессарабии», получив пост правителя губернской канцелярии и уездного предводителя дворянства в Статистическом Управлении. Вл. Головин повествует о головокружительной карьере вице-губернатора Тифлисской губрении, о его доверительном отношении к людям на примере «увольнительной» для Камо, которого Чернявский, будучи попечителем Тюремного совета, отпускает из Метехской тюрьмы на сутки «для устройства семейных дел», когда в честь 300–летия Дома Романовых (1913) знаменитому революционеру и злейшему государственному преступнику казнь была заменена пожизенной катаргой. Овдовев после первого брака, Андрей Гаврилович женился вторично, у него было четверо детей. Старший сын Николай со временем стал известным в Тифлисе поэтом, увлекавшимся футуризмом (подписывался на грузинский манер Колау Чернявский). После революции экс-губернатор, несмотря на свои демократические взгляды, высокую культуры и мораль, оказывается с «волчьим билетом» в числе классовых врагов революции, без права работать, вынужден тайком подрабатывать, переписывая либретто для Оперного театра, и позднее (1937) был арестован органами НКВД, приговорён к лагерям на 10 лет без права переписки, но как стало известно через 20 лет, был расстрелян на третий день после ареста, когда отказался стать стукачом.

Николай Родионович Чернявский – действительный статский советник – с детьми Николаем и Мариею Определением Правительствующего Сената от 24.11.1880 признаны в потомственном дворянском достоинстве, с правом на внесение в III часть дворянской родословной книги.Герб Чернявского внесен в Часть 14 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 92.

Андрей Александрович Ч. († 1929 г.  Москва, после 9-летнего тюремного заключения) – коллежский советник; прокурор Либавского окружного суда, управляющий делами Особого комитета по борьбе с немецким засильем

 Терентий Илларионович Ч. (1875, Гродненская губ.) – пострижен в мантию, позднее посвящен в диакона; служил в церкви Высоцкого монастыря в Серпухове; арестован как «активный участник Серпуховского филиала контрреволюционной монархической церковной организации ИПЦ» ( 4 декабря 1930), приговорен к 5 годам ИТЛ (18 февраля 1931) и отправлен в лагерь.

 Источники: Сайты: 1. Михаил Кальницкий, специально для «Комсомольской Правды» (КП) в Украине от 09.08.2012. «Последний губернатор»:http://kp.ua/daily/090812/350757/. 2. Вл. Головин. «Головинский проспект: Прогулка шестая». стр. 217 – 225. Изд.ООО «Фаворит» Тбилиси, 2009.3. Гербовник дворянских родов Царства Польского. – Варшава, 1853.Чернявские герба Ястршембец (II, 148): http://redbow.ru/gerbovnik_dvoryanskih_rodov_carstva. 4. Дворянские роды, утвержденные в Царстве Польском в 1836–1867 гг. Алфавитный список дворянских родов Тверской губернии: http://redbow.ru/alfavitnyy_spisok_dvoryanskih_rodov11. 5. CZERNIANSKI h. Rola CZERNIAWSKI h. Jastrzebiec: http://redbow.ru/dvoryanskie_rody,_utverzhdennye_v_c.6. Рубрика «Вятские:война и мир» VIDEO www.gtrk-vyatka .

26* Цициановы, Цицишвиили(груз. ციციშვილი, рус. Цициановы)– древнейший грузинский княжеский род из Картли записан в V ч. род. кн. Тифлисской и Московской губерний и значится в Списке родов, признанных в Тавадском (княжеском) и Азнаурском (дворянском) достоинствах по Грузии. Фамилия князей Цициановых по свидетельству Коллегии Иностранных Дел от Азиатского Департамента «считает происхождение своего достоинства за 400 лет», которая по женской линии находится в родстве с грузинскими царями. Первоначально род именовался Панаскертели, потом Цици-Швили. Захарий Панаскетели был возведён грузинскою царицею Тамарою Великою (1184–1211) в достоинство князя. Потомок его, Така Панаскетели, пристав таоский, разбил 60-тысячное турецкое войско (1302), напавшее на Грузию. Княжна Сити-Хатун Панаскетели была супругою царя Вахтанга IV; племянник её, Цици Панаскетели, был главнокомандующим грузинскими войсками в последних годах XV в., и по его имени потомки его стали называться Цици-Швили (т. е. сыновья Цици). Многие из них занимали в Грузии важнейшие должности и прославились в битвах. Дочь Нодара Цици-Швили была за царем имеретинским Арчилом. Сын Цици, Заза Цицицшвили-Панаскертели, был первым носителем фамилии. Иоанэ Багратиони пишет, что Зазу Панскертели царь «… переселил в Картли и пожаловал деревни Мдзовретского ущелья, а отделившейся ветви пожаловал деревни Ничбисского ущелья и поселил там.» Впоследствии род был разделён на несколько ветвей. По местоположению их владений их разделяют на «верхних» и «нижних» Цицишвили. Некоторые представители обеих ветвей рода переселились в Россию (1724) в свите Вахтанга VI, царя карталинского и кахетинского, где получили фамилию Цициановы и приняли российское подданство. Цицишвили (Цициановы) значится в списке карталинских князей, приложенном к Георгиевскому трактату (1783). Князь Павел Дмитриевич Ц. (1754–1806) генерал от инфантерии, один из покорителей Закавказья. Михаил Дмитриевич Ц. (1767–1841) – директор экспедиции для строений в Москве (1812), сенатор. Последний грузинский царь Георгий был женат на княжне Марте Георгиевне Цициановой.

Описание герба:Щит разделён на четыре части, из коих в первой в голубом поле диагонально с правого нижнего угла свёрнутое знамя красного цвета и над оным в правую сторону виден ездок с конем, скучущий на белом коне. Во второй в золотом поле щит. В третьей в золотом же поле находится голубая полоса, означенная диагонально с левого верхнего угла, на которой по середине видна литера S. В четвёртой части в голубом поле золотой рог изобилия. Щит покрыт мантиею и шапкою, принадлежащими Княжескому достоинству. См. П. Долгорукий, «Российская родословная книга» (т. II). Герб князей Цициановых (по ходатайству русской ветви этого рода) Высочайше утверждён Императором Павлом I (22 октября 1800 г.) и внесён в часть 5 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, (стр. 7).

 Источник: 1. В. P-в. Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон. Энциклопедический Словарь. 2. Большая биографическая энциклопедия. 3. Кавказский гербовник,включающий250 300 гербов членов рода Багратиони и других княжеских фамилий Грузии, признанных в таковом достоинстве в Российской Империи. 4. П. Долгорукий, "Российская родословная книга" (т. II).

Сайты: 1. «Великие люди России»: http://greatrussianpeople.ru/info13705.html. 2. Лебедев П.С. Князь Павел Дмитриевич Цицианов. Русская старина, 1890.– Т. 66. № 4., стр. 140-148. http://mikv1.narod.ru/text/Lebed_RS90T66N4.htm. 3. Общий гербовник дворянских родов Российской империи – свод гербов российских дворянских родов, учреждённый указом императора Павла I от 20 января 1797 г. включает свыше 3 000 родовых и несколько десятков личных гербов. Часть 5, стр 7: http://www.wisdomcode.info/ru;http://www.wisdomcode.ru/biography/about/40613.html. 4.Российское дворянство. Грузия: Список родов признанных в Тавадском (княжеском) и Азнаурском (дворянском) достоинствах по Грузии (князья Цициановы): http://goldarms.narod.ru/georgia.htm.

27*Учебное заведение Святой Нины для благородных девиц в Тифлисестало вторым женским учебным заведением после Закавказского Девичьего Института Императора Николая I (официальное наименование), открытие которого по положению об учреждениях Императрицы Марии состоялось 23 марта 1840 г. в Тифлисе на углу Ермоловской и Ново-Бебутовской(ул. Ново-Бебутовская № 10).

В Закавказский Девичий институт, в составе 7 классов с годичным курсом, «принимались дочери всех лиц, необложенных подушечным окладом – русских и иностранцев. Плата за полное содержание 300 рублей в год, за музыку особо 70 рублей» здесь изучали французский язык, историю, географию, математику, естественные науки, рисование, черчение, чистописание, пение, русский и грузинский языки, рукоделие и танцы. В 7 классах учились 6 детей по 6 уроков. При поступлении в институт девушки проходили испытания по 8 предметам: Закону Божьему, русскому языку и словесности, французскому языку, истории, математике, географии, естествознанию, педагогике. Начальница – баронесса Анна Николаевна Тизенгаузен, член совета по назначению наместника Его Императорского Величества на Кавказе, камергер Высочайшего Двора, действительный статский советник (ДСС) Ермингельд Николаевич Панов. После назначения великого князя Михаила Николаевича (младшего сына императора Николая I) наместником на Кавказе (1862), до переезда семьи в Санкт-Петербург (1881) в связи с назначением супруга председателем Государственного совета, попечительницей Закавказского девичьего института состояла его жена, великая княгиня Ольга Фёдоровна (Цецилия-Августа), дочь великого герцога Баденского Леопольда, которая «прошла школу спартанского воспитания, по духу того времени в Германии...». По постановлению Закавказского комиссариата от 30 декабря 1917 г. наименование «императора Николая 1-го» было отменено. С начала 1917/18 уч.г. при Институте был открыт общеобразовательный 8 класс. Ликвидирован в 1918 г..

История учебного заведения Святой Нинысвязано с именемсупруги светлейшего князя Михаила Семёновича Воронцова, назначенного царём на должность наместника Кавказа, княгини Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой (Браницкой). Кавказскому наместнику приходилось решать непростые задачи, как обустроить в хозяйственном и культурном отношении эту окраину России, к тому же военные действия в горах тоже требовали постоянного внимания (Кавказская война закончилась только через 20 лет). Так что решить проблему учебных заведений во вверенном ему крае, когда богатые семьи вынуждены были отправлять своих дочек учиться в столичные институты Москвы и Санкт-Петербурга, он перепоручил своей жене. По его просьбе княгини Елизавета Ксаверьевна, красавица и умница, добрейшего характера человек, взяла на себя заботы о распространении образования среди местных женщин. Она организовала в Тифлисе, где была резиденция наместника, Женское благотворительное общество во имя Святой Равноапостольской Нины (1846),которое стало «серьезным рассадником просвещения среди местного населения и сущим благодеянием для людей малого достатка». Она же стала инициатором основания при нём женского учебного заведения Св. Нины «для воспитания и образования молодого женского поколения»– грузинский вариант Смольного Института благородных девиц. «Кавказский календарь» свидетельствует, что оно было открыто 5 мая (3 сентября) 1846 г.. Освещение нового здания заведения Св. Нины состоялось 2 октября 1883 г., которое было выстроено в районе Сололаки в верхней части города на ул. Ермоловская №13 (ныне ул.Читадзе), по пути к нижней станции фуникулера, и отличалось от всех домов, расположенных на этой улице, своим красно-кирпичным, профилированным фасадом, громадными окнами, охваченными белыми полуарками, и обвивающими все здание узловатыми и змееподобными, столетними глициниями, доходящими до крыши над третьим этажом; в двух симметричных фасадных изломах перед зданием стояли могучие тутовые деревья; во дворе был разбит чудесный сад, мало уступающий «ботаническому саду» города. Всё это создавало особый климат в заведении Св. Нины, которое было идеальным местом для взращивания талантов у благородных девиц, позволяя вырабатывать у них умение держаться, особый вкус в выборе одежды, всего внешнего облика, отмеченого врожденным благородством. Управляющий делами заведения Св.Нины – Николай Викторович Прокопе. Начальница заведения – Замятина Екатерина Яковлевна (1913). Председатетель педагогического совета – действительный статский советник (ДСС) Иван Афанасьевич Крупенников.Кроме преподавателей и администрации, священника и врача, в штате этого заведения были лазаретная дама, костелянша, письмоводительница, закройщица, швеи, гардеробная дама, чулочница, пепиньерка. Всего учащихся – 421 (1901). Из них 204 – русские, 142 – грузины, 62 – армяне, 4 – татары, 4 – горцы, 5 – другие национальности. Учениц в 1906 г. – 393.

 

Исходя из информации, почерпнутой мной из доверительных бесед с сотрудниками Центрального Государственного Исторического Архива Республики Грузии (ЦГИА) и Государственной Публичной Библиотеки, я пришла к выводу, что фонды неоднократно подвергались «зачистке». Так что даже если по спискам в фондах имеются в наличие папки с документами Института благородных девиц Св. Нины г.Тифлиса, то это вовсе необязательно, что в них присутствуют какие либо документы, в частности, это касается всего «до-грузинского» периода существования этого учебного заведения, то есть до периода, когда преподавание уже велось на грузинском языке.

Источники:1. ВоспоминанияЕлизаветы Ивановны Де-Витте, главной надзирательницы Тифлисской вел. кн. Ольги Федоровны и Ковенской женских гимназий: Де-Витте Е. И. «Из воспоминаний начальницы женской гимназий. 18751904 г. В 3-х ч. Ч. 1-2.» Тифлис и К-а. 18751897 г. Почаев, тип. Почаево-Успенской лавры, 1908, 188 с. (К истории женских гимназий в России). После загл.: Е. В. Описание ч. 3 см. в т. 4 наст. изд.  2.   Путеводитель по Тифлису 1895 г., стр. 95. 3. О.Г. Иващенова. Церковь Святой равнопрестольной кнгини Ольги на Михайловской даче: Великий князь Михаил Николаевич (18321909) и великая княгиня Ольга Федоровна (1839-1891). 4. «Кавказский календарь» (1901). 5. Путеводитель по Тифлису (подъ общей редакціей М. А. Джабара): Закавказскій девичій институтъ Императора Николая I Ново-Бебутовская, 10. Тлф. 265. Заведеніе Св. Нины Ермоловская, 13. Тлф. 161. Фотографии Заведения св.Нины (Института благородных девиц).

Сайты: 1. Артур Прокопчук. «Грузинская рапсодия in blue»:http://lib.rus.ec/b/369514/read. 2. « Возвращение... Женские учебные заведения. Очерки Аиды по Тифлису»: http://aidatiflis7.livejournal.com/29454.html. 3. Справочник (часть 2): «Тифлис и его окрестности» http://tiflis.clan.su/publ/5-1-0-15. 4. Путеводитель по Тифлису составленъ подъ общей редакціей М. А. Джабара (1913): http://burusi.wordpress.com/history/old-tbilisi;http://meskhi.net/tiflis/director.htm.

28*«АЛЛА ВЕРДИ»Кавказская застольная песня: слова графа В.А.Соллогуба, музыка князей Вано и Сандро, обработка В.Н. Мантулина. «... В 1871 году Государь, в сопровождении своих Августейших сыновей Наследника Цесаревича Александра Александровича и Великого Князя Владимира Александровича посетил Кавказ. Разумеется, по этому случаю во всем крае устраивались празднования и увеселения. Когда я приехал в Кутаис, жена тамошнего военного губернатора графиня О-В. Левашева обратилась ко мне с просьбой устроить в Кутаисе торжественный праздник в честь Царственного Гостя. У меня тотчас же родилась мысль возобновить в малом виде то, что я видел в Каире в 1869 году по случаю открытия Суэцкого канала, придав празднику местный колорит джигитовку, лезгинку, русские хороводы и т. д.. К назначенному дню все оказалось готовым и обещало быть интересным, но проливной дождь, увы, помешал осуществлению этих приготовлений. Зато 2-я часть праздника, то есть живые картины и бал, вполне удались. К этому случаю я, как всегда, должен был написать стихи. Мне не удалось прочесть их, как предполагалось, Государю, в присутствии ликующего народа, но, узнав от графа А. Адлерберга о том, что я написал стихотворение, Государь, с обычной своей благосклонностью, позвал меня в одну из примыкавших к танцевальному залу гостиных и, в присутствии двух-трех приближенных, заставил меня прочесть стихи. Вот они. Сколько помнится, они нигде не были напечатаны.» 

Источник: Сайт:ПОБЕДА.RU Алла-верды.Синодальный Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с

Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. Copyright 1985 г. Valentin N. Mantulin. "Кубанец", Нью-Йорк, ноябрь 1981 № 40:http://www.pobeda.ru/content/view/7099/174/

29*Мария Иосифовна Перини ( итал. Maria Perini) 1873, Турин – 1939, Ницца) – грузинская балерина и балетмейстер итальянского происхождения. Окончила балетную школу Королевского театра оперы и балета в Турине (1890), где отработала в труппе всего один сезон и поступила ведущей солисткой в балет Тифлисской оперы (1891–1907); выступала на сценах Царицына, Саратова, Астрахани, а также эпизодически с концертами после ухода из состава труппы вплоть до 1916. Перини основала первую в Грузии балетную школу (1916), первоначально на частных началах, а позднее работавшую при Тбилисской опере (1920). Учениками Перини были выдающиеся грузинские танцовщики – в том числе Вахтанг Чабукиана и Нина Рамишвили. В 1935 Перини была отстранена от руководства школой и некоторое время руководила её филиалом. После ареста и гибели мужа, художника Генрика Гринечского, Перини покинула Советский Союз (1937). 

30*В начале XIX в. между основным руслом реки Куры и её левым рукавом существовал остров. В 20-х годах рукав обмелел и высох, наспех укрепленная набережная (бывшее дно реки) была застроена, и район между Метехским мостом и мостом Бараташвили стали называть Песками(грузинское наименование Рике). В 70-х главная улица получила название Песковской и была переименована (1911) в улицу 19 февраля, а затем в улицу Хетагурова. Находясь в самой низменной части города, в непосредственной близости от реки, район постоянно страдал от наводнений: при самом крупном наводнении XIX в. (1837) уровень воды в реке повысился до 7 м выше ординара; при наводнении 15 (3) мая 1896 г. на 6 м выше ординара и доходил на Песковской улице до 3 м, на Дессимоновской площади на Песках до 4 м, так что пострадало 300 домов и лавок, а продукты жителям верхних этажей доставлялись на лодках. В 60-х гг. прошлого века в связи с реконструкцией этой части города старая застройка была снесена. Дом, куда судьба забросила сестёр Раису Николаевну и Ольгу Николаевну Муравьёвых, вместе с их парализованной матерью Марьей Александровной Чернявской, стоял в конце улицы Петрици номер 30 (паралелльно ниже улицы Песковской) – по иронии судьбы – под Цициановским подъёмом, ныне имени Бараташвили, был заселён квартирантами и принадлежал семье молокан Болотиных, позже перешёл в государственное ведомстве. Улица Петрици на Песках запечетлена на картинах Елены Ахвледиани.


Пески во время наводнения (1893)


Пески и улица Петрици на картинах Елены Ахвледиани


Источник: Сайт:1. Альбом «Старый Тбилиси», составитель Тамаз Георгиевич Герсамия. Изд-во «Сабчота Сакартвело» Тбилиси 1984. 2. Пески: http://revaz2002.narod.ru/Tbilisi-names/peski.htm. 3. Пески и улица Петрици на картинах Елены Ахвледиани: http://www.mirkavkaza.ru/kultura/psg/Akhvlediani 

31* Констинтин Сергеевич Герасимов (1924–1996) – выдающийся литературовед, библиофил, сонетолог, поэт, эрудит-энциклопедист педагог, профессор Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили – был широко известен в научном мире и по праву считался одним из ведущих специалистов в области теории и истории сонета, истории книги. Международный культурно-просветительский Союз «Русский клуб» (Грузия, г. Тбилиси) при поддержке Фонда «Русский мир» (Россия) осуществил издание художественно-документального сборника «Возвращение» в издательстве "Ситква" ("Слово"), в который вошли большей частью ранее не публиковавшиеся материалы из архива К.С.Герасимова – поэтические произведения (стихотворения, стихотворные циклы, поэмы), записные книжки, научные статьи, а также воспоминания ряда его коллег и учеников, некоторые из которых ныне являются гордостью филологической науки. 20 сентября 2011 г. в Пушкинской гостиной Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова и 19 октября 2011 г. в  Малом зале Тбилисского русского драматического театра им. А. С. Грибоедова состоялась презентация художественно-документального сборника «Возвращение». Московскую презентацию провёл президент МКПС «Русский клуб», заслуженный деятель искусств РФ Николай Свентицкий. Среди участников – народный артист России, доктор филологии Святослав Бэлза, профессор МГУ Олег Клинг, профессор МГУ Сергей Кормилов, профессор МГУ Марклен Конурбаев, профессор СПбГУ Татьяна Кошемчук и др. В Тбилиси на суд общественности издание представили авторы-составители сборника – литературовед, магистр филологии Нина Зардалишвили и писатель, доктор филологии Владимир Саришвили. Издание книги «Возвращение» осенил своим благословением Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II: «15 лет назад, в возрасте 72 лет от нас ушел выдающийся ученый, библиофил, поэт, профессор Константин Герасимов. Он воспитал целую плеяду поколений учеников и оставил глубокий след в деле изучения русской литературы и истории книги. К. Герасимов занимался педагогической деятельностью и в Тбилисской Духовной Академии и Семинарии, и не случайно значительная часть его уникальной личной библиотеки впоследствии была передана в дар именно этим учебным заведениям. Константин Сергеевич принадлежит к высокому рангу тех избранных, чья жизнь продолжается в этом мире и после кончины и для многих является примером добра и милосердия.Да охранит Господь его бессмертную душу и да упокоит её в сонме праведных».

Источники:Сайты: 1.«Константин Герасимов. Возвращение.» Тбилиси, издательство "Ситква" ("Слово"), 2011г. 2.Международный культурно-просветительский Союз «Русский Клуб»: «Константин Сергеевич Герасимов. Возвращение»: http://www.gerasimov.ge.

32*Рохов-Козбелевскиесм. Дворянские роды, внесённые в Новую родословную книгу Российского дворянского Собрания Кат. Д Часть 8 НРК). Барон фон Анатолий Георгиевич Рохов-Козбелевский был не только Предводителем Межнационального Дворянского Собрания Грузии и Членом Совета Объединённого Дворянства, но и прекрасно эрудированным учёным, инженером-практиком, автором интересной монографии «Этюды вечности. Введение в генезис мироздания». Издатель «Едиториал» УРСС (1997), в которой он основываясь на своём непосредственном знакомстве с геологическими проблемами на Кавказе, в Средней Азии и в Афганистане изложил своё мнение об ошибочности или несовершенстве основных научных положений тектоники структур земной коры с выходом на космологические вопросы. Ключевые слова: геологические гипотезы, кайнозойская тектоника, глобальная геомеханика, физические модели, ретроспективные реконструкции (геология). Помню его расчёты землетрясений в Калифорнии.

33*В «Балладе о Востоке и Западе» английского писателя Джозефа Редьярда Киплинга (18651936) говорится о том, что несмотря на различия цивилизаций, людей могут объединять сильные чувства и такие общечеловеческие ценности, как любовь, честь, мужество. Это рассказ об одном индийским разбойнике, враждовавшем с белыми людьми, который вступает в английскую армию и становится боевым товарищем английского офицера. (перевод Е. Г. Полонской)

0, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с Mест они не сойдут. Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень Суд. Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род, Если сильный с сильным лицом к лицу У края земли встаёт?

Источник: Сайт:http://www.bibliotekar.ru/encSlov/8/24.htm.

34*Пушкинский мемориалв доме А. О. Смирновой-Россет в Тбилиси (на улице Галактиона Табидзе, 20) стал центром собраний и тесного общения русской и грузинской интеллигенции. Здесь хранится одно из лучших мемориальных собраний эпохи Пушкина и Гоголя вне России. Волнующий образ «черноокой Россетти» Александры Смирновой-Россет со знаменитого портрета Винтергальтера возникает перед теми, кто переступит порог музея. Роль этой фрейлины двух русских императриц, особы, приближённой к императору, бывшей адресатом А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, В. А. Жуковского, Н. В. Гоголя, И.А.Крылова, И.С.Тургенева, М.С.Щепкина, М.И.Глинки, К.П.Брюллова трудно переоценить. В этом доме Илья Чавчавадзе отмечал 100-летие А. С. Пушкина, здесь бывали А. Рубинштейн, П. Чайковский, Н. Николадзе, Д. Эристави, Т. Табидзе, М. Горький и многие др.. По семейным преданиям однажды в дверь её парижской квартиры постучал Оноре де Бальзак, но когда Александре Осиповне передали его визитку, она распорядилась: «Гоните его в шею. Надоели мне эти знаменитости». В её жизни были Адам Мицкевич, Проспер Мериме, Александр Дюма, Ференц Лист. Она брала уроки музыки у ученицы Бетховена мадам Гирт, училась живописи у многих именитых европейских художников. На страницах периодики XIX-XX вв. рассыпана колоссальная переписка Александры Осиповны.

Бабушкой А. О. Смирновой-Россет была княжна Кетеван Цицишвили. В Грузию в конце XIX в. принадлежавшие ей вещи перевёз из Петербурга её сын,  ботаник М. Н. Смирнов, названный позже за свои фундаментальные исследования природы Кавказа Смирновым-Кавказским. В 70-х годах XX в. в доме по инициативе правнука А. О. Смирновой-Россет М. Г. Смирнова был создан Пушкинский мемориал  при «Кавказском Доме» литературных взаимосвязей, проводившем большую музейную, просветительскую, издательскую работу. Перед смертью Михаил Смирнов и его мать Евгения Владимировна подготовили завещание, датированное 4 декабря 1984 г., согласно которому всё семейное собрание передавалось Грузинской ССР в лице Главной редакционной Коллегии по художественному переводу и литературным взаимосвязям при Союзе писателей Грузии, с  непременным условием, что дом и хранящиеся в нём мемориальные вещи продолжат свою музейную жизнь в родовом доме на ул. Галактиона Табидзе. По статье 549-й Гражданского кодекса Грузинской ССР на Коллегию возлагалось выполнение взятых на себя обязательств как на наследника по завещанию, что строго соблюдалось, пока был жив её руководитель Отар Нодия.

В 1991 г. группа российских литераторов обратилась к первому президенту Грузии Звиаду Гамсахурдиа с просьбой сохранить Пушкинский мемориал. Гамсахурдиа посетил музей и несколько раз повторил, что «конечно, должен быть музей». В мае 1991 г. был создан «Центр культурных взаимосвязей – Пушкинский мемориал», предусматривающий шесть с половиной штатных единиц в музее, расширялась сфера деятельности и по инициативе Отара Нодия было создано Пушкинское общество. После смерти О. Нодия (1993) сотрудница Главной редакционной коллегии Наира Гелашвили добилась создания на базе дома Смирновых «Центра исследования культур и общественного мышления народов Кавказа», а в январе 1994 г. коллектив выбрал её директором этого учреждения. В мае того же года был создан Центр культурных взаимосвязей Грузии «Кавказский дом», из названия которого исчезло упоминание Пушкинского мемориала, так что стало непонятно, где заканчивается «Кавказский дом» и начинается Музей Смирновых. Пушкинский мемориал оказался частью славянского отдела «Кавказского дома» без юридического статуса. Выведенный из юридического поля Грузии, он попал в крайне затруднительное положение. В 1999 г. Наира Гелашвили создала общественную организацию «Кавказский дом», название которой практически полностью совпадало с названием государственной организации, что постоянно вызывало путаницу. Однако, благодаря этой инициативе Наира Гелашвили сумела найти на Западе инвесторов и начать реконструкцию здания (1998), где к тому времени проживали 3 семьи, 2 были выселены мэрией, и их площадь стала государственной. Последнюю семью выселило частное лицо, после чего площадь в 58 кв. м оказывается в собственности дочери Наиры Гелашвили, Анны Маргвелашвили. Сегодня большая часть здания принадлежит государству, за исключением тех самых 58 кв. м. на первом этаже. В газете АиФ («Аргументы и факты») № 12 (289) от 19 марта 2008 г. в Тбилиси было опубликовано «Обращение российской интеллигенции к президенту Грузии.» Приказ №497 о создании Музея Смирновых президент Грузии Михаил Саакашвили подписал 14 июля. Так, спустя четверть века после кончины последних представителей знаменитой фамилии, уникальный Пушкинский мемориал обрёл юридический статус и принял первых посетителей после полуторагодичной паузы.

Источники:Сайты: 1. «Обращение российской интеллигенции к президенту Грузии.» АиФ (Аргументы и факты). Тбилиси, 12 (289) 19 марта 2008: http://gazeta.aif.ru/_/online/tbilisi/289/16_01; 2. ЭХО КАВКАЗА. «Кавказский дом» может остаться без крыши. http://www.ekhokavkaza.com/content/article/2112533.html. 3. Инна Безирганова. «Головинский проспект»: http://www.georgianpress.ru/tbilisi-week/societys/46-dramaticheskaya-rokirovka.html. 4. История «Кавказского Дома» (на груз., анг.):http://www.caucasianhouse.ge/en/about/history. 5. Журнал «Русский Клуб»: «Найти в Закавказье музей Смирновых-Россет– Это чудо!» № 6, 2009: http://russianclub.ge/components/com_jooget/file/n41%286%29.pdf. 7. Union "The Centre for Cultural Relations – Caucasian: http://www.caucasianhouse.ge/en/about/board

35*Виолетта Ильинична Гаспаришвили(род.27 февраля 1931 г.) – заслуженный учитель Грузии, Отличник просвещения СССР, трудовой стаж более 40 лет в школе и Министерстве образования Грузии, Лауреат серебряной медали ВДНХ за представление республики на ВДНХ. Основные книги: «Литературно-музыкальные композиции (вечера в школе)», «Новые имена в курсе русской литературы». Учебник для грузинских школ (2 издания) с методическими рекомендациями «Русский язык IX» (2002) Сборники: «На школьной сцене», «Заглянуть в глаза сказке», «Чему мы учим на уроках литературы», ежегодный выпуск «Что показала олимпиада».

36*Владимир Николаевич Соколов(18.04 1928, г. Лихославль Тверской области – 24.01. 1997 г. Москва, Новокунцевское кладбище) – замечательный русский советский поэт–лирик, эссеист, переводчик; окончил Литературный институт (1947–1952) семинар поэта Василия Казина. Кавалер редчайшего болгарского ордена Кирилла и Мефодия (Болгария 1977), лауреат Госуларственной премии СССР (1983), международной премии имени Н. Вапцарова (1989), первый лауреат Государственной премии России им. А. С. Пушкина (1995), Международной Лермонтовской премии (1996), награжден многими государственными наградами СССР и Российской Федерации. Первая книга стихов «Утро в пути» (1953). После смерти поэта, увидели свет книги «Неповторимый венец» (1999) и «Белые ветки России» (2000). В г.Лихославле (2002) его именем названа Центральная районная библиотека, возле которой установлен памятный камень поэту. Премьера документального фильма «Я был поэтом на земле. Владимир Соколов» (Россия, 2008) состоялась на телеканале «Культура» на следующий день после 80-летия со дня рождения Вл.Соколова.

* * *

Упаси меня от серебра

И от золота свыше заслуги.

Я не знал и не знаю добра

Драгоценнее ливня и вьюги.

 

Им не надо, чтоб я был иной,

Чтоб иначе глядел год от года.

Дай своей промерцать сединой

Посреди золотого народа.

Это страшно – всю жизнь ускользать,

Убегать, уходить от ответа.

Быть единственным – а написать

Совершенно другого поэта

(1973)

Источники: Сайты: 1. Владимир Соколов «Шедевры русской лирики»: http://rulitbox.ru/sokolov_index.html. 2. Вольтеровское кресло: Владимир Соколов «Всё у меня о России...»:Поэтический альманах «45-ая параллель» №24 (264): http://www.45parallel.net/vladimir_sokolov. 3. Письма Владимира Соколова к родным (1946-1951). «У меня в этом году две весны»: http://vkuzmin.blogspot.com/2000/08/blog-post.html. 4.Марина Соколова (сестра поэта), член Союза писателей России, «Там, где обрываются все дороги...»: http://vkuzmin.blogspot.com/1997/01/blog-post.html. 5.«Могилы ушедших поэтов» http://poets-necropol.narod.ru/sokolov-vn.html.


 

37*Евгений Дмитриевич Лебков (02.08.1928 Брянская область, деревня Нечаево – 11.01.2005 Приморский край, г.Партизанск) – брянский по рождению и дальневосточный по жизни поэт, прозаик, публицист, автор 17 книг стихов и прозы.

Я не сбежал из дому в путешествия,
И не сгорел мой каменный приют,
Я получил счастливые известия
Из тех времен, которые придут.

Ничто там не потравлено, не выбито,
И птицы отдыхают от тревог,
Заботливо ухожены и вымыты
Рогульки тропок и стволы дорог.

Дороги разветвленные деревья
Меня укрыли облачной листвой,
И слышу я, как пролетает время,
Шурша своей невидимой волной.

И новый век, как скрытное цунами,
Из новых молний крутит вензеля,
И под моими древними ногами
Поскрипывает новая земля.

Он же «сахалинский леший», «директор Тихого океана», член Союза писателей СССР (1967), Заслуженный лесовод РСФСР (1968), Почетный житель г. Партизанска (2002). Восстанавливал леса на Сахалине и Курилах, почти 30 лет сражался с бюрократической системой Министерства Лесного хозяйства, чтобы сосны с Брянщины «победили океанские туманы, пробились макушками к солнцу» на сахалинской земле. Возглавлял и был душой литературно-музыкального клуба «Россияне» при библиотеке посёлкаУглекаменск в Приморье, где проходили авторские встречи с поэтами края, читательские конференции; наставник Литературного объединения «Родник» г. Партизанска; редактировал выпуски литературно-музыкального ежемесячника «Лукоморье», поэтического сборника «Живое облако», активно содействовал изданию альманаха «Сихотэ-Олимп». Стихи Л. переведены на болг., иврит, идиш, латыш., литов., эст. языки. Всё его творчество пронизано любовью к России, Партизанску и поселку Углекаменску, в котором он прожил около 20 лет. В 2006 в дни празднования 110 летия г. Партизанска состоялось открытие памятника на его могиле.

Источники: Сайты:1.Е. Д. Лебков. Биобиблиографический указатель. Владивосток, 1998 (предисловие Б. Мисюка).http://old.pgpb.ru/cd/primor/writers/leb.htm. 

38*Мазурин Георгий Александрович (1923 г. Цулукидзе, Грузия – 1974 г.Тбилиси) – художник, поэт, переводчик. Учился в Тбилисской Академии художеств на факультете живописи; окончил Высшие литературные курсы в Москве (1962); в качестве редактора Издательства переводной художественной литературы (1952–1960) редактировал в основном книги грузинских поэтов и писателей; работал в редакции журнала «Литературная Грузия» (с 1962), где долгие годы заниимал должность заместителя главного редактора; автор нескольких поэтических сборников; член Союза писателей СССР; руководил русской секцией Союза писателей ГССР. Жена – Марина Гельви, прозаик, автор книг (сборник рассказов) СПМ: повесть-хроника «Там, где папа ловил черепах» (1986) и «Высокое и голубое».

 

39* Бебутов Гарегин Владимирович(1904 с.Каджори, Грузия – 1987 г. Курган, Россия) – делегат Первого Всесоюзного съезда писателей в Москве от Закавказья (1934); редактор армянской республиканской газеты «Коммунист» (19471956); до выхода на пенсию старший редактор издательства художественной литературы в Тбилиси ( 1956 – 1964); член Союза писателей СССР (1969); избирался депутатом Верховного Совета Армении, членом ЦК Компартии Грузии; участник Великой Отечественной войны. В 1928 г. исследует неопубликованное письмо Льва Николаевича Толстого к Хаджи-Мурату; книга «Гимназические годы Владимира Маяковского» была переиздана 5 раз (1955–1984); написал более 200 статей о русской, армянской и грузинской литературе; воспоминания «Два эпизода» о пребывании Сергея Есенина на Кавказе; высказал свою версию о прототипе «дальней северянки» в статье о создании С. Есениным стихотворения «Шаганэ ты моя, Шаганэ…».

40*Из воспоминаний о Георгии Мазурине «Упавшая звездочка» Архимандрита Рафаила (Карелина):

«...» «... Я помню, как мой знакомый Георгий Мазурин, художник и поэт, еще задолго до моего монашеского пострига, однажды сказал мне в откровенной беседе: “Я учился в художественной академии, и тогда пришла мне мысль, что лица людей надо писать, употребляя зеленую краску. Меня обвинили сюрреализме и исключили из академии. Теперь я думаю, как нарисовать картину звездного неба; я хочу это сделать, хочу найти цвета, но у меня ничего не получается. Обычный темный фон и желтые точки от золотистого до кровавого цвета – это не ночное небо, а скорее жуки, которые копошатся в черноземе. Я пробовал рисовать небо багряным цветом, а звезды зеленым, но это вызывало какое-то чувство тревоги, - как будто смотришь на агонию больного: багряный цвет поглощал звезды, и казался заревом пожара. Я пробовал применить принцип негатива, написал фон золотистым цветом, а звезды черным, но вышло еще хуже: когда посмотрел на рисунок, то показалось, что огромные стаи ворон кружатся над землей. Решился я на другое: одухотворить звезды и написать их похожими на человеческие лица, и опять неудача, - я увидел перед собой парад отрубленных голов. Тогда я попробовал изобразить звезды в виде светящихся многоугольников, но это оказалось холодной абстракцией, какой-то геометрической игрой воображения. У меня нет денег, чтобы купить несколько холстов, и я стираю одну картину, чтобы написать на ее месте другую. Затем я подумал изобразить звезды с длинными заостренными лучами, которые пронизывали бы всю картину, но получилась какая-то сеть, подобная паутине. Затем я хотел изобразить звезды как вспышки электричества на стыке двух проводов, и опять вышло не то: это были не звезды, а искры бенгальских огней, которых зажигают дети на елке. Я решил изобразить звезды в движении, начертав их траектории в виде пересекающихся эллипсов разных цветов, но на картине вышло оперение каких-то сказочных птиц. Я так и не нашел красок для бесконечного. Я стер последний рисунок, загрунтовал холст, и теперь хочу нарисовать какой нибудь пейзаж для продажи”.

Прошло много лет. Я принял монашество. Наши пути разошлись. Затем я случайно встретился с ним на проспекте Руставели – этой главной артерии столицы. Мазурин шел со своими друзьями, наверно поэтами. Увидев меня, он подошел ко мне, протянул руку и заговорил так, как будто мы находились не в шумном потоке людей, а где - то наедине. После нескольких, ничего не значащих вопросов он сказал: “Я тяжело болен, перенес два инфаркта, и, наверное, третий будет для меня смертельным. Я думаю, что ты хочешь спросить меня, остался я таким же безбожником, как прежде, или поверил в Бога? Но пока отложим этот вопрос, я хочу сказать тебе о другом. Последнее время меня преследует мысль, которую я не могу отогнать: что находится за пределами видимого мира, там, – выше звезд. Я думаю, что не верю в Бога, но иногда мне кажется, что обманываю сам себя; я ловлю себя на том, что часто в разговоре стал произносить слово “Бог”, - почему, не знаю сам”. Я ответил: “Потому что звездное небо стало для тебя встречей с тайной”. Прошло время. Я узнал о смерти Георгия Мазурина из некролога, напечатанного от имени Союза писателей Грузии. Там были слова: “Он ушел от нас, но с нами остались его стихи и полотна”. Я подумал: нет, он унес с собой от вас еще нечто сокровенное - предчувствие тайны вечности, о которой забыли вы. Нашел ли он ответ на роковой вопрос, - что находится выше звезд, - об этом знает только его последний спутник – ангел смерти. Может быть, в тот вечер, когда умер Мазурин, какой нибудь ребенок смотрел на небо и видел, как упала звездочка, блеснув и исчезнув во тьме.»

41* Из книги Станислава Куняева «Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории.»

Вы летчик и боксер,

любовник балерины,

защитник, так сказать,

прохожих и витрин.

Вас выпестовал сброд родного Воронцова.

Все верили:

из Вас получится бандит.

Все думали:

почет и власть Вам предстоит,

но погубило Вас

бессмысленное слово.

О поэте и художнике Гоге Мазурине рассказывали, что после войны он на каком-то боксерском турнире местного масштаба встретился с великим боксером тех времен Николаем Королевым. Но так как их в тяжелом весе было лишь двое, то, когда они оба вышли на ринг, Мазурин, сделав пару движений перчатками, рухнул на пол перед чемпионом Советского Союза, который не задел его ни единым взмахом. Судья, как и положено, довел счет до десяти, и в результате Мазурин занял в тяжелом весе второе место после великого Королева, получил почетную грамоту, какой-то приз и, что самое главное долгие годы ореол этой славы мерцал над его головой.

А что касается строки Алиханова «любовник балерин», то мазуринский роман с немолодой, но знаменитой балериной Верой Цигнадзе протекал на моих глазах, когда она приходила в гости к Фейгиным со своим «бойфрендом» и молчаливо проводила вечера за столом, выбирая из вазы тонкими пальцами спелые виноградины и выслушивая тосты в свою честь. Она приглашала нас в грузинский театр оперы и балета, и я в конце концов написал по просьбе Мазурина стихотворенье, прославляющее Веру в роковой роли несчастной Жизели.

Танцуй, Жизель! Танцуй, пока с тобою

 любимый твой! Очерчивай круги,

взлетай над ошарашенной толпою

физическим законам вопреки.

Последний круг. Не будет поворота

обратно в мир. Уносит навсегда

тебя, Жизель, предчувствие полета

в пространство,

в зал,

на сцену,

в никуда.

Кроме «бессмысленного слова» и романов с балеринами Гоги Мазурин увлекся еще одним пагубным проектом: он решил стать знаменитым живописцем и нарисовал темперой на картоне несколько десятков картин, разоблачающих сталинские преступления. Пирамиды черепов, наподобие верещагинских, колонны арестантов, шествующих из лагерных ворот, вышки с охранниками, собаки-овчарки на снегу, тулупы конвойных со всем этим модным джентльменским набором плакатных ужасов Мазурин отправился в Москву и даже добился выставки то ли в Доме литераторов, то ли на Кузнецком мосту. О выставке что-то лестное было сказано по вражескому «Голосу Америки». Выставку посетил сам Константин Симонов. Шестикратный лауреат Сталинской премии прошелся по ней с трубкой в зубах, одобрительно покачал головой и исчез. На этом попытка Мазурина ухватить за хвост жар-птицу славы закончилась. Опечаленный Мазурин вернулся со своими картонками в родную Грузию. Я встретил его в Москве перед отъездом сильно пьяного в баре Дома литераторов. Крупный, телесный, с лицом и подбородком, как будто вырубленными из смуглого камня, с гривой черных, жестких, словно конская грива, волос, с манерами неутомимого брачного афериста, он захотел в хрущевскую эпоху задолго до Тенгиза Абуладзе с его «Покаянием» разыграть антисталинскую карту. Но столько тогда появилось игроков более талантливых, более изощренных, нежели этот тифлисский провинциал! Недоумение было написано на его лице: как же так? Вроде приняла его либеральная Москва с распростертыми объятьями и вдруг охладела? Может быть, потому, что картон материал не для вечности, и писать на нем все равно, что на заборе? Мы выпили по рюмке и попрощались без лишних слов, я не стал ему говорить, что его «окна РОСТА» всегда были мне не по душе. Зачем сыпать соль на раны?

А все-таки человек он был незаурядный, послевоенный, простонародный. И не случайно его облик всплыл сегодня в моей стариковской памяти. Может быть, мы с Сергеем Алихановым последние в этом мире, кто помнит о том, что в наше время жил на белом свете обаятельный enfant terrible, тифлисский кинто, незадачливый поэт и художник Гоги Мазурин. В алихановском «Плаче» его выставочная эпопея изображена таким образом:

Мазурин! Два часа американский голос

угрюмую Россию просвещал,

с глушилками его волна боролась,

картинам Вашим на сыром картоне

он славу и бесстрашье предвещал.

И Вы свернули в трубочки картины

и канули из выспренной Москвы.

Да, многих прокормило ремесло.

Поэзия загнала в гроб немногих.

К числу забытых, жалких и убогих

принадлежал Мазурин. Но сожгло

его нутро отнюдь не вдохновенье.

Он бросил в воды мутные забвенья

две книжки неотесанных стихов.

В них изобилье очень сильных слов.

Он там кричал, в экстаз входил и в раж

и к вечности стремился приобщиться,

а после долго бегал к продавщицам,

скупая в магазинах весь тираж.

Каюсь, что я не читал этих книжек, потому что мы с ним после его неудавшейся попытки завоевать Москву больше не встречались. И что потом стало с его картинами на «сыром картоне», я не знаю. И не знаю, где и когда он был похоронен после своего последнего инфаркта. Но об этом знает Сергей Алиханов.

Мазурин!

Где-то там под зеленью густой

под праведной, под теплою землей

лежите с миром Вы.

Крест осеняет Вас,

корнями тянутся к Вам сильные растенья,

 вас посещало в жизни вдохновенье,

Бог миловал, но все-таки не спас.

Последняя строчка, видимо, навеяна Алиханову гениальной лермонтовской эпитафией «На смерть князя Одоевского», умершего в Абхазии: «но свет не пощадил, но Бог не спас…» «Я человек холодного ума»,писал о себе Алиханов, юный очевидец тифлисской жизни тех лет. И он был прав.>>

Источники:Сайт: 1. Составитель: Евгений Евтушенко. «Строфы века. Антология русской поэзиию» Издательство: Полифакт. Серия: Итоги века. Взгляд из России. ISBN 5-89356-006-X; 1999 г. 2. Станислав Куняев «Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории.»: http://lib.rus.ec/b/352899/read.

42*Александр Петрович Межиров(1923, Замоскворечье 22.05.2009, Нью-Йорк, госпиталь Манхэттена, похоронен в семейной могиле Межировых на Переделкинском кладбище) русский поэт и переводчик, член Союза Писателей СССР (1946), автор знаменитых строчек «Коммунисты, вперёд!». Евгений Евтушенко был исключен из Литинститута за прочтение на публичном шельмовании первого антибюрократического романа «Не хлебом единым» Владимира Дудинцева найденные на поле боя в документах убитого юноши никому ещё не известное новое стихотворение Александра Межирова «Артиллерия бьёт по своим». Профессор кафедры литературного мастерства Литературного института им. Горького (с 1996), где он вёл поэтический семинар на Высших литературных курсах (ВЛК), лауреат государственной премии ССР (1986); лауреат Государственной премии Грузинской ССР (1987); лауреат премии имени Важа Пшавелы независимого СП Грузии (1999). Издал более 50-ти книг. «Я – не поэт, я – стихотворец. Поэт это – Тютчев», – говорил он:

Мне подражать легко, мой стих расхожий, Прямолинейный и почти прямой, И не богат нюансами, и все же, И вопреки всему, он только мой.

Межиров ушёл на фронт со школьной скамьи, после ранения и контузии уволился из армии в звании младшего лейтенанта. После войны учился в Литературном институте им. М.Горького, но не закончил его. Участвовал в занятиях литературного объединения И.Л. Сельвинского, поддерживал дружеские отношения с С.С.Наровчатовым. 25 января 1988 г. на Ленинградском шоссе сбил машиной актера Юрия Гребенщикова, который умер через 3 месяца в больнице. По командировке Иностранной Комиссии СП (через 4 года после трагедии) он уехал в США (1992), где принял принял предложение Русского Отделения Портлендского Университета соседнего штата Орегон читать лекции по истории русской литературы, получив визу, которая дается Соединенными Штатами «Выдающимся Деятелям Науки и Искусства».  Также готовил передачи о русских поэтах на русском радио Нью-Йорка. Был удостоен награды Президента Соединенных Штатов Америки У.Клинтона, которая была вручена ему в Белом Доме. (1994). Текст: Награда Президента Соединенных Штатов Александру П. Межирову «Проникнутая духом партнерства и взаимопомощи, благодарная Нация никогда не забудет Ваш несравненный личный вклад и жертвенность, проявленную во Второй Мировой Войне». Белый Дом.27 сентября, 1994.Уильям Клинтон. Урну с прахом покойного привезла из США дочь поэта, поэт и искусствовед, Зоя Межирова-Дженкинс.

Источники: Сайты: 1. Александр Межиров. «И в эмиграции играю. И доиграю до конца.»: www.port-folio.org/2011/part8.html. 2. Интервью «Литературной газете» Зои Межировой-Дженкинс, дочери поэта Александра Межирова. «ЛГ» №21, 26 мая 2010:  www.lgz.ru/article/12759. 3. В. Казак . Лексикон русской литературы XX века(Lexikon der russischen Literatur ab 1917) М.: РИК «Культура», 1996. 4. Михаил Синельников. «Стих расхожий». Журнал «Дружба народов» № 5, 2011. 5. Евг. Евтушенко. «Артиллерия бьёт по своим: В Россию возвращаются стихи Межирова» «Новая газета» № 35 от 19 мая 2005. 6. Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, «Полифакт» 1995. 7. Татьяна Чеброва. Эпоха: «Артиллерия бьет по своим…» Газета «Бульвар Гордона» № 22 (214), 02 июня 2009. 8. Михаил Этельзон. Вольтеровское кресло: Александр Межиров «От Синявских болот до Гудзона». Поэтический альманах «45-я Параллель» № 4 (244) http://45parallel.net/aleksandr_mezhirov.

43* Сергей Иванович Алиханов(род. 29.09.1947, г. Тбилиси) поэт, прозаик, эссеист и переводчик. Окончил Грузинский институт физкультуры, мастер спорта, в прошлом чемпион СССР по волейболу среди юношей. Член Союза писателей СССР  и Член Литфонда России (1988), член Международного Содружества Писательских Союзов, член Союза писателей России, Академик Российской Академии Естественных наук (2001), вице-президент отделения литературы РАЕН, член песенной комиссии Союза Композиторов России. Стихи печатались и печатаются в журналах «Новый мир», «Знамя», «Юность», «Мы», «Москва», «Наш современник», в американском «Новом журнале», в израильском журнале «22», в альманахах «Поэзия», «День поэзии», в газетах «МК», «Новая газета», «Неделя» и др. Вышли книги стихов: «Голубиный шум» («Советский писатель», 1980 г), «Долгая осень», стихи и стихотворные переводы («Мерани», 1987), «Лен лежит» («Советский писатель», 1989), «Блаженство бега», однотомник («Известия», 1992). На слова Сергея Алиханова написаны сотни эстрадных песен и вышло множество пластинок, компакт-дисков и кассетных альбомов («На высоком берегу, на крутом», «Лунная дорожка» музыка Юрия Антонова, «По ниточке, по ниточке ходить я не желаю» музыка Вл. Шаинского). Песня в исполнении Димы Билана «Ты должна рядом быть» признана лучшей песней 2005 года, песни «Я так хотел», «Ночь без тебя», «Не скучай, бедный ангел» возглавляют российские музыкальные чарты. Творчеству Сергея Алиханова канал РТР (студия «Лад») посвятил часовой фильм, который неоднократно показывался по центральным каналам. Стихи вошли в поэтические антологии ХХ века («Строфы века-1» и «Строфы века-2»), переведены на иностранные языки. По повести «Клубничное время» студией Ren-ТV снят 14-серийный фильм «Игры в подкидного». Повесть «Свистишь-престиж», роман «Оленька, Живчик и туз» опубликованы в журнале «Континент». Роман «Гон» вышел в издательстве «Книжная палата» (2000) и переиздан в издательстве АСТ (2001). На сотнях сайтов Интернета стихотворные подборки, романы, статьи и песни Сергея Алиханова.

«Мне нравится в Алиханове то, что он отдает все силы самой тяжелой борьбе борьбе с самим собой, чтобы добраться до слова синонима чувства.» Евгений Евтушенко ("Комсомольская правда")

Источники: Сайты: 1. Александр Росляков. «Последний поэт». См. газета «Завтра» № 5(35) 3-03-2000: http://zavtra.ru/denlit/035/71.html

44* Александр (Шура) Семенович Цыбулевский, Alexandr Tsubylevskiy (1928, Ростов – 1975, Тбилиси) – легендарный русско-грузинский поэт и прозаик. Цыбулевские родом из Одессы. Дед Яков был нэпман, имел часовую мастерскую, были наемные работники, из-за чего поступать в вуз  в Одессе его дети не могли. В двухлетнем возрасте родители перевезли его из Ростова в Грузию, которую он считал своей духовной родиной. Шура был старшеклассником, когда его арестовали за недонесение на подпольную студенческую группу «Смерть Берии» (следователи заменили его нейтральным «Молодая Грузия»). Мягкий по характеру Шура никогда не был подпольщиком, а был просто влюблен в девушку Эллу Маркман («Коммунэллу»). В середине 50-х он освободился по амнистии из заключения в Рустави, где ему пришлось отсидеть 8 лет (1955). Несколько раз пытался поступить в Литературный институт в Москве, но его не приняли. Учился в Тбилиссском университете на филфаке вместе с Булатом Окуджава и будущим автором романа «Дата Туташхиа» Чабуа Амирэджиби, получившего свой первый срок по тому же делу грузинских националистов. Заведовал фотограмметрической лабораторией Института востоковедения АН Грузии (1961–1975) . Увлекался фотоискусством: в Тбилиси состоялись две выставки его фоторабот. Вадим Ковда вспоминает: <> «Не писал текстов для песен, не сидел в президиумах. Он был похож на персонаж фильма Иоселиани «Жил певчий дрозд»... В его личности была какая-то особенность, но не харизма, так как он был не лидер, как Евтушенко. Шура был начальником фотолаборатории Института востоковедения Академии наук, ездил по Грузии и однажды заехал в какой-то городок, в старинный парк, увидел дупло и сообразил, что лет 200 назад оно было ниже. Он не поленился, залез рукой в это дупло и вытащил грузинскую поэму 17 века. О нем писали газеты. Я неожиданно открываю «Литературку», а там статья Симона Чиковани о Шуре... Но это поразительно, что человек сообразил, что надо влезть на дерево и сунуть руку в дупло. На какой-то период он стал национальным героем Грузии!» Первая подборка его стихотворений была опубликована в «Литературной газете». В Тбилиси был издан поэтический сборник «Что сторожат ночные сторожа» (1967, редактор Е. Евтушенко, вступительная статья С. Чиковани). Стихи и проза Цыбулевского публиковались в альманахе «Дом под чинарами» (Тбилиси, 1969, 1970, 1972, 1974, 1975). В Тбилиси вышла главная книга – сборник стихов и прозы «Владелец шарманки» (1973); в конце 1960-х гг. работал над диссертацией об А.Блоке, защитил диссертацию «Переводы поэм Важа Пшавела О.Мандельштамом, Б.Пастернаком, М. Цветаевой, Н. Заболоцким» (издана отдельной книгой «Русские переводы поэм Важа Пшавела», Тбилиси, 1974)

 

Из воспоминаний Эдуард Елигулашвили «Русско-грузинский поэт»:

«Я с нежностью вспоминаю сегодня об одном нешироко, но прочно легендарном русско-грузинском поэте – Александре Цыбулевском. В двухлетнем возрасте, в 1930 году, родители перевезли его из Ростова в Тифлис, который он считал своей духовной родиной. Здесь все называли его Шурой. Годы шли, он седел и сутулился, а глаза оставались юношескими, любознательными и доверчивыми. Хотя он знал, что доверчивость может дорого обойтись.

Я познакомился с Шурой в Тбилиси в середине пятидесятых, как только он освободился из заключения в Рустави, где отсидел восемь лет за недонесение на подпольную студенческую группу «Смерть Берии» (следователи не решились занести в дело это крамольное название и заменили его нейтральным – «Молодая Грузия»). По своему мягкому характеру Шура никаким серьезным подпольщиком быть не мог. Кажется, ему просто нравилась очень милая независимая девушка, тоже идеалистка, Элла Маркман, помышлявшая о спасении завоеваний революции от бюрократов. Друзья называли ее Коммунэллой.

В старом Тбилиси, в районе Сололаки, была улица, носившая в незапамятные времена имя Петра Первого. На этой улице жил Булат Окуджава, но самым знаменитым был здесь не он, а «уличный король» Чабуа Амирэджиби – самый настоящий князь из древнего рода, восходящего, по слухам, к Великому Моурави. Однако родословная не помогла ему спастись от 25-летнего срока за участие в другой подпольной группе – «Белый орел». Несколько раз Чабуа бежал, по поддельным документам сделался директором завода в Белоруссии, снова был арестован, наконец реабилитирован и после романа «Дата Туташхиа» прижизненно стал национальным классиком. Приключения автора превзошли приключения героя его романа – кавказского Робин Гуда.

Булат, вернувшийся с фронта после ранения, сблизился с Шурой, когда они учились на филфаке. Шура с дружеской беспощадностью раскритиковал его первые стихи, сразу уловив в них и талант, и недостаточное знание русской поэзии – и классической, и современной, читал ему чужие стихи, которыми сам был переполнен, втащил его в литературное объединение «Соломенная лампа». Булат уехал в Россию, напечатал не очень удачную книгу, но затем нашел себя в песнях и через несколько лет, влюбленный и счастливый, приехал в Тбилиси с женой Олей Арцимович.

На свадьбу в метехский духан он пригласил всего несколько человек – братьев Чиладзе, Джансуга Чарквиани и, конечно, своего первого наставника в поэзии – Шуру Цыбулевского. Впоследствии он посвятил ему одну из лучших песен – «Былое нельзя воротить, и печалиться не о чем…». Там есть строки, может быть, навеянные юношескими разговорами с Шурой: «А все-таки жаль, что кумиры нам снятся по-прежнему / и мы до сих пор всё холопами числим себя»; «А все-таки жаль – иногда над победами нашими / встают пьедесталы, которые выше побед». По-моему, в этой песне есть перекличка с одним стихотворением Шуры. У Окуджавы: «Теперь нам не надо по улицам мыкаться ощупью», а у Шуры:

Когда рассвет – сквозь ставни – тощий Перебежит трамвайный путь, Встаешь, и ласков мир на ощупь, А глубже страшно заглянуть.

Кто гений, в этом разберется вечность. Но то, что прорывы в гениальность у Цыбулевского были, – это точно. Вот, например:

Но расцепившееся слово Иным движением полно: Оно несчастием здорово И только радостью больно.

Однажды он с неожиданной для него взрывчатостью сказал мне: «А ты знаешь, ведь в Мандельштаме больше социализма, чем во всех, кто замучил Мандельштама», – и вдруг заплакал. Он тосковал по тем поэтам, с которыми у него отобрали возможность обняться.

У него была самая непрактичная по мещанским меркам жена и самый неприспособленный к деланию карьеры, девически застенчивый сын. Но я почти не встречал людей, равных им по целомудренной детской чистоте и гостеприимству. У тещи, которую все звали, как самого Шуру, только по имени – просто Женя, было лицо воплощенной сердобольности. К счастью, я успел сфотографировать ее для своей книги «Невидимые нити». Эта маленькая семья была так похожа на Шурину душу, неприспособленную, да и не желавшую приспосабливаться к грубостям и подлостям жизни.

Он был хорошим фотографом, снимал свой любимый Тбилиси, у него были выставки. Он написал литературоведческую работу о русских переводах поэм Важа Пшавелы, которого обожал. Не успевшая полностью воплотиться потенциальная гениальность Цыбулевского проступает в его статье об Александре Блоке «Живая точность тайн…», где есть, по-моему, удивительная догадка о его поэтической магии: «Кажется, нет ничего яснее блоковских стихотворений, они созданы по закону предельной ясности и простоты, и, тем не менее, в этой ясности тайна, которая, и раскрываясь, не перестает быть тайной. Ничего общего с раскрытием фокуса. Тайна тут связана с сокровенным… Может случиться и так: чем больше постигается тайна, тем больше она ею остается…»

Он перевел на русский, может быть, самого трудного для перевода маститого грузинского поэта Галактиона Табидзе. Прочтите хотя бы это:

Так лодочник у старого причала… Душа так душу, руку так рука… Я сразу вас узнал, мои начала, Река и лодка, лодка и река.

Теперь бы в лодке (это не причуда) Сто лет проспать, воспрянуть ото сна И поглядеть на мир – как и откуда Здесь воцарились солнце и луна.

А вот как перевел Цыбулевский стихи своего ровесника Мориса Поцхишвили, усыновив его на русском языке:

Последнее стихотворенье Своё – никому нарасхват! Так пулю, попав в окруженье, Себе оставляет солдат.

И солнце мое – песнопенье – Во тьму переходит, любя. Последнее стихотворенье – Последняя пуля – в себя.

Поэт, так человечно и естественно усыновляющий другую жизнь, другой язык, заслуживает того, чтобы и самому остаться усыновленным в благодарной памяти не только своего, но и другого народа, который тоже стал ему родным.»

В настоящее время в Мандельштамовском обществе готовится новое издание стихов, прозы и записных книжек Александра Цыбулевского (составители С.Злобин, П.Нерлер и А.Трейвиш). 28 апреля 2011 г. в Музее-квартире А. Белого на Арбате состоялся литературный вечер памяти Александра Цыбулевского, организованный музеем и Мандельштамовским обществом (вечер вел Павел Нерлер).

Стихотворение Евгения Евтушенко, посвященное Цыбулевскому:


К социализму были не готовы

ни Ленин, к оппонентам нетерпим,

ни интриган рябой, палач оптовый,

ни наш народ, оставшись крепостным.

Но жил в Тбилиси Шура Цыбулевский –

русско-грузинский, в сущности, поэт,

идеалист, в цинизме уцелевший,

за что и был посажен с юных лет.

 

В терроре вовсе не был он замаран,

за недонос попав по простоте

на ангела подполья – Эллу Маркман,

какую Коммунэллой звали все.

 

Он ни троцкистом не был, ни эсером,

а всенациональная душа

бессталинским была СССРом,

Пшавелой и Ахматовой дыша.

 

Когда в нем декадентские отрыжки

нашел однажды критикан-ханжа,

я спас ему изданье первой книжки

«Что сторожат ночные сторожа».

 

Когда б такие люди, словно Шура,

преподавали совесть всем в стране,

социализм бы вырос сам, без шума,

и с христианством в близкой был родне.

 

Но до сих пор есть в ком-то Гитлер, Сталин,

хотя они не тянут на вождей.

Когда соединительницей станет

политика – разлучница людей?

 

Не вымерло еще в России племя

тех, для кого Тбилиси как родной.

Как искупить все ссоры, преступленья?

Признать всю ложь ошибкой и виной.

 

Порой мудрее выпить по стакану

за разговором братским и мужским,

по Руставели жить, по Пастернаку,

а не по интриганам никаким.

 

Так что поделать с Грузией, Россией,

чтоб обойтись без ругани, войны?

Да вы бы Цыбулевского спросили –

в себе соединил он две страны.

 

Не всё решает тайная диппочта.

Живите, тайной жизни дорожа.

Есть братство и любовь.

Есть мудрость –  вот что

и сторожат ночные сторожа. 

 

Источники: Сайты: 1. Евтушенко Е. Русско-грузинский поэт. Новые известия. 2011. № 97 (10 июня). 2.Стихи: http://www.vekperevoda.com/1900/acibulevskij.htm. 2.Александр Цыбулевский. Alexandr Tsubylevskiy. Гажданство Грузия:http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/contemporary/alexandr_tsubylevskiy/index.html. 3. Вечер памяти Александра Цыбулевского в Москве. Журнал «Семь Искусств» номер 8 (21) август 2011: 4. Информация о Александре Цыбулевском http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/contemporary/alexandr_tsubylevskiy/index.html. 5.Павел Нерлер.Материал о вечере памяти А.Цыбулевского, который прошел в музее-квартире Андрея Белого на Арбатев Москве: «К нему тянулись люди». См. Журнал «Русский Клуб» http://www.rcmagazine.ge/index.php/2010-02-08-13-03-18/543-2011-09-19-13-02-23.html 6. Эдуард Елигулашвили. «Памяти Булата Окуджава». Журнал «Старое литературное обозрение» ( 2001) №1 (277): http://tbilisi-trip.narod.ru/Okudjava.html. 7. Из воспоминанийЭдуард Елигулашвили. «Русско-

грузинский поэт»: http://tbilisi-trip.narod.ru/Okudjava.html.8. Вл. Головин«Завлекают в Сололаки...»(Цыбулевский).Литературные страницы старого района. См.Журнал «Русский Клуб» http://www.rcmagazine.ge/index.php/2010-02-08-12-58-32/544-l-r.html

45*Георгий (Гиорги) Георгиевич Мaргвелашвили(19231989, г.Тбилиси) – грузинский советский публицист, литературный критик и переводчик; на протяжении долгих лет член редколлегии «Литературной Грузии», основатель и неизменный ведущий рубрики «Свидетельствует вещий знак», о тактике формирования которой он писал: «Под одним журнальным небом живут в добрососедстве самые разные – от имеющих право считаться художественным открытием до просто хороших, не без искры, если не Божьей, то пока человечьей, от вышедших из-под пера мастера – до созданий, так сказать неофитов, только-только приобщающихся к таинствам поэтического священнодействия». Окончил Лит. ин-т им. М. Горького в Москве (1948); автор работ о груз. поэтах А. Церетели, Важа Пшавела, Г. Леонидзе; создал яркие лит. портреты груз. писателей: Г. Табидзе, Т. Табидзе, П. Яшвили, С. Чиковани, И. Абашидзе, К. Лордкипанидзе, А. Мирцхулава, К. Каладзе, Г. Абашидзе, арм. писателя С. Зорьяна, азерб. писателя М. Ибрагимова; написал ряд проблемных и полемич. статей по актуальным вопросам сов. лит-ры. Под редакцией Г. Маргвелашвили в Тбилиси увидела свет составленная Константином Симоновым антология стихов 145 русских поэтов о Грузии “Если пелось про это” (1983). У Беллы Ахмадулиной есть строчки в сборнике стихов «Сны о Грузии. Грузинских женщин имена.», посвящённые памяти Георгию Маргвелашвили и Александру Цыбулевскому :


И впрямь я жила! Я летела в Тбилиси,

где Гия и Шура встречали меня.»

Я знаю, все будет: архивы, таблицы...
Жила-была Белла... потом умерла...
И впрямь я жила! Я летела в Тбилиси,
где Гия и Шура встречали меня.
 
О, длилось бы вечно, что прежде бывало:
с небес упадал солнцепек проливной,
и не было в городе этом подвала,
где Гия и Шура не пили со мной.
 
Как свечи, мерцают родимые лица.
Я плачу, и влажен мой хлеб от вина.
Нас нет, но в крутых закоулках Тифлиса
мы встретимся: Гия, и Шура, и я.
 
Счастливица, знаю, что люди другие
в другие помянут меня времена.
Спасибо! - Да тщетно: как Шура и Гия,
никто никогда не полюбит меня.


Источники: Сайты: 1. Краткая литературная энциклопедия (КЛЭ). Сетевой альманах «Еврейская старина» http://berkovich-zametki.com/Avtory/ Margvelashvili.htm. 2. «Звучащие стихи» Б.Ахмадулина: Гия и Шура ( «Я знаю, всё будет: архивы, таблицы...»):  http://politao.gondola.zamok.net/belahm.html#01belahm.

46*Михаил Юрьевич Лохвицкий (Аджук-Гирей) – (1922, Детское Село, РСФСР – 07.08.1989, Тбилиси, Грузия) – писатель, журналист, главный редактор обнинской газеты «Вперёд» (1965–1968). Перемещался по стране вместе с родителями, по местам работы своего отца-инженера, который строил Волховской ГЭС, оросительные каналы в Узбекистане, линии электропередач Закавказской железной дороги в Грузии. Семья осела в Тбилиси. Был призван в Красную Армию (1940). Через 3 месяца после начала войны попал под бомбёжку на танкере «Ялта», доставлявшем нефть в Севастополь. Был списан с корабля из-за немецкого происхождения матери Аделаиды Бурбевиц и отправлен в Саратов. Чтобы избежать возможных репрессий вошёл добровольцем в состав батальона морской пехоты; принимал участие в боевых действиях на Чёрном море. Демобилизовался в мае 1947 и поступил на филологический факультет Тбилисского государственного университета. Из-за маленькой степендии и нежелания жить на отцовскую зарплату начал работать корреспондентом газеты «Молодой ленинец», где позже возглавил отдел по работе с сельской молодёжью и где познакомился со своей будущей женой Натальей Андрониковой. В университете вместе с Булатом Окуджавой и Александром Цыбулевским создал литературное объединение «Соломенная лампа». В 1955. опубликовал первую книгу рассказов «Встречи в пути». Большую роль в становлении Михаила Лохвицкого как писателя сыграл Сергей Николаевич Сергеев-Ценский, который предсказывал ему успех в более крупной форме и которому посвящён первый роман «Неизвестный». В 1956 был принят в Союз писателей СССР. Первый успех принесли «Кортанетские рассказы» о Грузии. В 1963 вместе с семьёй переехал в Калугу, где работал редактором в калужском филиале Приокского книжного издательства. В это время сблизился с Константином Паустовским, который писал о нём: «…Вот Миша Лохвицкий, какой он светлый человек, он весь светится любовью и доброжелательностью. Когда он улыбается, жить легче и приятнее». В 1965 был назначен главным редактором обнинской газеты «Вперёд» и переехал в Обнинск. В 1968 году был исключён из КПСС и уволен с поста главного редактора за участие в похоронах диссидента Валерия Павлинчука и был вынужден уехать обратно в Тбилиси. В Тбилиси вернулся к своему старому замыслу о своих предках черкесах-шапсугах.

Дед М. Лохвичцкого, Закир Аджук-Гирей (адыг,черкес-шапсуг), в двенадцатилетнем возрасте потерял родителей, отстреливавшихся от русских войск при защите родного аула (1864). Закира и его четырнадцатилетнюю тётю, спрятанных родными в кустах, русские нашли после взятия и сожжения аула. Закир был усыновлён поручиком Иосифом Леонтьевичем Пригарем и крещён в церкви в Туапсе, при крещении получил имя Захарий, отчество и фамилию крёстного отца штабс-капитана Петра Давыдовича Лохвицкого и стал Захарием Петровичем Лохвицким. Был женат на Евгении Ивановне Шадиновой, дочери купца и мецената Ивана Шадинова и итальянской певицы Луизы Вазолли. Дед стал прототипом Закира в исторической повести М. Лохвицкого «Громовой гул» о противостоянии черкесов русским во время Кавказской войны (1860), которую высоко оценили Юрий Трифонов, Юрий Давыдов, Александр Межиров, Михаил Синельников. Долгое время повесть не пропускалась цензурой, но помогло вмешательство Константина Симонова. Повесть «Громовый гул» и её театральная постановка при жизни автора сделали М. Лохвицкого популярным и любимым на Кавказе. Продолжением «Громового гула» стал роман «Поиски богов», опубликованный после смерти. Незадолго до смерти он получил в подарок от черкесов чёрную бурку, которой накрыли мёртвого писателя.

Источник:Сайты: 1.Михаил Юрьевич Лохвицкий:http://iobninsk.ru/mikhail-yuryevich-lohvitskiy. 2. Пресса (31 января 2011) – Лохвицкий, Михаил Юрьевич. Биография. http://www.taktfuld.ru/m/s/lohvitskiy_mihail_yurevich_-_biografiya

47*УшангиРижинашвили– грузинский писатель, бывший главный редактор издатательства «Мерани» Союза писателей и Госкомиздата Грузии, директор отдела общественной дипломатии Института Социальных и Экономических Исследований.

48* Шри Ауробиндо выдающийся индийский провидец, йогин, поэт и философ, основатель интегральной йоги. Получил классическое образование в Англии, по возвращении в Индию стал одним из лидеров национально-освободительного движения, но неожиданно оставив политическую деятельность, полностью посвятил себя йоге и исследованиям человеческого сознания. Литературное наследие насчитывает 35 томов. Особое место занимает в нем шедевр мировой поэзии, эпическая поэма «Савитри», которую в Индии называют пятой Ведой. Книга французского автора Сатпрема «Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания» известна как классическое введение в мировоззрение Шри Ауробиндо.

Источники: Сайты: 1.Сатпрем. «Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания.» Пер. с фр. и англ. А.А. Шевченко, В.Г. Баранова. Санкт-Петербург СПб., 2005: http://www.lib.ru/SATPREM/satprem.txt. 2. ASTROKEY.ORG. Проект «АИТЭ» Ассоциация Изучения Трансцендентальных Энергий «Сознание за пределами Разума. Западная метафизика и йога. Шри Ауробиндо»: http://astrokey.org/publikacii/soznanie-za-predelami-razuma-zapadnaja-metafizika-i-joga-shri-aurobindo

49*Наира Гелашвили– грузинская писательница и германист, директор Центра культурных связей Грузии «Кавказский дом», автор книги «Georgien, ein Paradies in Trümmern» («Грузия – рай в развалинах») – написанной на основе бесед с Эдуардом Шеварднадзе. Naira Gelaschwili (Autor), Eduard Schewardnadse (Autor). Verlag: Aufbau Taschenbuch Verlag (Juni 1997)

 

Наира Гелашвили вышла замуж (1970) за Гиви Маргвелашвили, автора нашумевшего автобиографического романа «Капитан Вакуш» («Kapitaen Wakusch» „In Deuxilland“, 1991, „Sachsenhäuschen“, 1992), который её дружески и практически поддерживал, у них родилась дочь (1975). Немецко-грузинский писатель и философ родился (14.12.1927) в Берлине в семье грузинских эмигрантов, был депортирован после смерти отца в Грузию из немецкого концентрационного лагера Заксенхаузена, переименованный в «Спецлагерь N° 1» и ставший крупнейшим из трёх спецлагерей для интернированных лиц в советской зоне оккупации, где находился вместе с отцом. Гражданин Германии (1994) был удостоен высшей награды Германии, Федерального креста с лентой (2008). Его имя носит премия для грузинских деятелей культуры, учреждённая (2013) совместно турецким и кавказским региональным офисом dvv international и тбилисским институтом им. И.-В. Гёте за вклад в развитие грузино-немецких культурных отношений (он стал первым лауреатом этой премии).

Источники: Сайты:1. Naira Gelashvili – The Chairperson of the Board. (გელაშვილი ნაირა გამგეობის თავმჯდომარე - კავკასიური სახლი):http://www.caucasianhouse.ge/ge/about/board/gelashvili-naira-gamgeobis-tavmdjdomare. 2. Ирина Правдина. «Заметки о провинциальной жизни»: «Для тех, кто ненавидит всех грузин!» http://irinapravdina.livejournal.com/13542.html.3.Запись беседы корреспондента «Свободы» Юрия Векслера в день 80-летия со дня рождения «грузинского Сократа» Мераба Мамардашвили, с которым Гиви Маргвелашвили дружил: «Немецкий писатель Гиви Маргвелашвили вспоминает старый Берлин и Мераба Мамардашвили» http://www.svoboda.org/content/transcript/2159382.html.

50*Церковь Кашвети(церковь Святого Георгия) – православная церковь в центре столицы Грузии Тбилиси на проспекте Руставели, построена (1904–1910) по проекту тифлисского архитектора Леопольда Бильфельда, взявшего за образец средневековый собор Самтависи, на месте другой кирпичной церкви, построенной по заказу семьи Амилахвари (1753), но обветшавшей; фрески были выполнены Ладо Гудиашвили (1947), эскизы орнаментального декора стен архитектором Э.Л. Андреолетти, резьба – грузинским мастером обработки камня Н.Д.Агладзе (1874–1956). Название церкви «кашвети» происходит от грузинских слов ква («камень») и шва («рожать»). По легенде, в VI в. женщина в Тбилиси обвинила Давида Гареджийского в том, что беременна от него, и тогда Давид предсказал, что её неправота станет очевидной, когда она родит камень. После того, как это произошло, место получило название «к(в)ашвети».


 

Фото на сайте: http://www.travelgeorgia.ru/22/0/48/270

 

Источники: Сайты: 1. В.Беридзе. «Кашвети». Грузинская Советская Энциклопедия (ГСЭ), т. 10, Тбилиси, 1986, с. 495. 2. Альбом «Старый Тбилиси», составитель Тамаз Георгиевич Герсамия. Изд-во «Сабчота Сакартвело», Тбилиси 1984. 3.«Старотбилисские названия» http://www.revaz2002.narod.ru/Tbilisi-names/ 4.Интересные месте АСТРОЛЯБИЯ: http://astrolabe.su/kashueti-st-george-temple/

 

 

 

 

Свернуть