16 июня 2019  06:52 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Виталий Бет



Былое 


Что происходит с текстом не понять: 
Ты не рифмуешься, любя, со словом «радость». 
Мне приходилось много раз тебя терять, 
Но в голове, сейчас, лишь грязь и гадость. 
Словно тебя стираю на листе, 
Опять пишу, и, вновь, стираю, 
Не те слова, и ощущения не те, 
Я, окончательно, тебя теряю. 



Дожди, с утра и до утра. 
Прощаясь, со двора уходит осень. 
Где так недавно, очумевшая от счастья, детвора 
Жгла листья, позабыв, что на часах давно за «восемь». 
В последнюю неделю ноября, 
Промокший, со стаканом водки, 
Теплом спиртов себя бодря, 
Тону в круговороте стен, 
Под треск искрящей электропроводки. 



Мой телефон молчит, не отвечает трое суток, Ты ровно столько же звонишь сама, 
Пари – опережение среди подстреляных дуплетом уток, 
Или огонь на поражение по тем кто выжил из ума. 
Я знаю каждую твою приманку. 
Манипуляция – не просто, грех или вина, 
Поэтому, игра в молчанку, 
Обледенение, холодная война. 



Есть музыка в стихах, 
Пусть не слышна она в начальной строчке, 
Прислушайся, найдешь наверняка, 
Она, ведь, в каждой запятой и точке. 
Звучание словестных нот 
Не менее многогранно, 
В нем слышно все: и как душа поет, 
И как от боли ноет рана. 



На полотно небес 
Не уловимыми мазками времени 
Ложиться ночь 
Всё затихает, 
Замирает постепенно, 
Вся суета покорно исчезает прочь. 
Всё подчиняется невольно 
Спокойному вторжению ночи, 
Всё в ожидании молчит завороженно. 
Ночь раскрывает таинства свои. 



Ты ощущение тепла, 
Ты ощущенье лета. 
Пусть даже мимолётно тень легла, 
Ты ощущенье света. 
Ты ощущение весны, 
Когда в окно стучится осень. 
Спокойные цветные сны, 
Звонки, которых ожидаю очень. 
Ты ощущение красы, 
Любовью скрывшее ненастье, 
Во время праздника цветы, 
Ты то, что называют счастьем. 


Стихи не пишутся, переживаются, 
Их раны только прижигаются. 
Но как напоминает аппеляцию, 
Рубцы без права на капитуляцию. 



Весна! И снова я пою, 
Во сне летаю и не разбиваюсь, 
Весной как будто больше я тебя люблю, 
Весной без памяти в тебя влюбляюсь. 
Ничто не тяготит, ни время ни проблемы, 
Все краски вновь насыщены и не пресны, 
Как доказательство извечной теоремы: 
Вся жизнь, период от весны и до весны. 


Ты мой ангел – хранитель, 
Ты мой талисман, 
Мой приют и обитель, 
Огонек сквозь туман. 

Ты покой и надежда, 
Ты надёжный причал, 
Женщин как ты, 
Прежде, я не встречал. 

Что дожди? Что бураны? 
Что метели зим? 
Ты бальзам мне на раны, 
Я не уязвим. 


Цените каждое мгновение, 
Считайте каждый час, 
Пусть каждая секунда – вдохновение, 
Любите жизнь, и жизнь полюбти вас! 



День святого Валентина 

Влюбленные, целуйтесь! 
Отверженные плачьте! 
Ведь, слёзы тоже божий дар, 
Со временем, и вы, не нацелуетесь, 
Любовь перенесет удар. 
Звоните! Радуйтесь и пойте! 
Столкнитесь с ней, будто, невзначай. 
Послав уже признание по почте, 
Ещё раз соберитесь с духом, пригласив на чай! 
От чувств сегодня трудно отказаться, 
Отбросьте свою робость в тень, 
Сегодня, Валентинов день! 
Сегодня можно только лишь влюбляться, 



Терзаю телефон, никто не отвечает, 
Нелетная погода для звонков. 
Меня, как лодку, по волнам качает, 
Промок до самых позвонков. 
То длинные гудки, то вновь, короткие, 
Там место занято, меня там нет, 
Не ждут звонка, надежды тают робкие, 
Растерянно сжимаю горсть монет. 



Ты, как вино, с годами только лучше, 
Я пью его, тобой не напиваюсь, 
Я каждый раз по новому в тебя влюбляюсь, 
Я наслаждаюсь... 

Прекрасен аромат созревших губ, 
Твои уста, как откровенье, 
О, как я пред тобой несовершенен, глуп! 
Задерживаю дыхание от наслаждения. 

На тонкой ножке хрупкого бокала, 
Как солнце отражается тепло, 
Пурпурным цветом, цветом твоего начала, 
Тепло ласкает сквозь стекло. 

Я пригублю его, дам волю чувствам, 
Я поплыву в потоке нежных струй, 
Пусть, даже, кажется безумством, 
Глоток вина, твой легкий поцелуй. 



Пусть манят города гирляндами огней, 
Но лишь она встречает поцелуем c чаем. 
И всю дорогу думаешь о ней, 
И как нужны друг другу, разлучаясь, замечаем. 



Опять дорога в даль куда-то манит, 
Разлука, знаю я твои глаза. 
Прощальный взгляд любимой женщины, ведь, не обманет, 
Я видел, у тебя её глаза. 

Её умению терпеть меня, мне остается поражаться, 
Поэтому так больно огорчать, 
Ей говоря: «Любимая, пора прощаться. 
Я буду по тебе скучать». 



Не лезу в политику не потому, 
Что сыт демократией и коммунизмом, 
Считаю: верным быть себе самому 
Можно лишь занимаясь… онанизмом. 



Мечта. 

В ЗАГСе, напившись, сказать хочу 
Тёще своей как ровестнице: 
«Ты знаешь, старая, мне всё по плечу, 
Женился... Осталось повеситься». 


Я разговор прервал, нажав на телефоне кнопку, 
Тебя включая в список к тем, 
Кто воспитанием жестокости напоминают спарнинг тренировку. 
Опустошение. Для разговора нету тем. 



«Лучшая женщина та, что со мной!» 
Ломая стереотипы бремени, 
Сижу не стесняясь, я, любовник-герой, 
Ромэо, нашего времени. 



Я ничему уже не удивляюсь, 
Я знал и раньше: жизнь театр, а люди в нём актёры. 
И, тем не менее, бывает, ошибаюсь, 
Когда не слышу за словами текст суфлера. 

Что я скажу при нашей встрече? 
Жаль, вы не стали точкой нового отсчета. 
И, все же, благодарен вам за ваши речи, 
Спасибо за любовь с расчетом. 



Загадка вечности или каприз природы, 
Все таинство в тебе, и сущность бытия, 
И совершенство чувств, мгновенно опъяняющее разум, 
Божественно как мудрость алтаря. 
Ты жизнь! И в доброте твоей вся сила мира, 
Надеюсь я постичь тебя на склоне лет 
Не потому ли ты до гениальности необъяснима, 
Что чище и прекрасней ничего на свете нет. 



Моя мечта, или фаназии с иллюзией слиянье, 
Ты, словно, северное сияние. 
Сильная внутри и внешне нежная, 
Пусть даже солнечная, но все же снежная, 
Взгляну на фото, на плечи твои хрупкие, 
И чувствую, что в вечной мясорубке я. 
Меня ты гасишь, я тебя сжигаю, 
Ты не звонишь, а я всё ожидаю, 
Я скроюсь на сезон, ты не скучаешь, 
Потом сама себе невольно докучаешь. 
Меняем полюса в зависимости от расстояния, 
Под тенью прячемся в день знойного солнцестояния, 
Чем дальше ты, тем сладостнее твое сияние, 
Опасно противоположностей слияние. 
Мне не дано тебя понять, и, из боязни потерять обнять, 
И пусть ты северная ко мне, но всё же южая, 
Как недоступный полюс, нужная. 



Вариант 1 

Случайных женщин у поэтов не бывает. 
Бывает ли признание случайным? 
Когда ты чувствуешь, что жизнь в тебе и силы убывают 
Вдруг кто-то привлечет твой взгляд печальный. 

Капризной музой в твою жизнь войдет, 
Пусть мимолетно, на мгновенье, 
Немое равнодушие с лица сойдет, 
Вновь ощущаешь радости волнения. 

Тебе есть снова что сказать. 
Душа твоя подобна птице, 
Которой только хочется летать, 
На волю вырвавшись из клетки, из темницы.



И муза та посланник божий, 
Сама того не замечает, 
Что мчась порой в толпе прохожих, 
Кого-то к жизни возвращает. 



Минут через пятнадцать будет «завтра» 
И будем говорить «вчера». 
И вспоминать уныло, без азарта 
«Да, были вечера!» 

P.S. 
Часы пропеллером, дискриминация! 
Не лучшая для жизни комбинация. 



Надеюсь. 
Верю. 
Жду. 
Сомненьем заменив в себе вражду. 
Тягаться с временем сейчас мне не по силам,
В нем раствориться можно, стать осадком или илом. 
Но быть не «с тем» намного хуже, 
Чем быть самим собой: 
Там мысли меньше, уже. 
Надеюсь. 
Верю. 
Жду. 



Включите солнце, на душе темно! 
Когда в ней осень, там безлюдно, сыро. 
В период черно-белого кино 
Отвержен я реальным миром. 
Включите свет! Пусть деньги не причем, 
Пусть свет мотает одурело счетчик! 
Не говорите «нет», я знаю что по чем, 
И я ломаю крылья, словно, испытатель-лётчик. 



Чтобы быть гением, не нужно быть поэтом, 
Изобретателем или врачем. 
Живи любя, любимым будь при этом, 
А остальное вовсе не причём. 



К... 

Надеюсь, ты поймешь однажды: 
В любви свобода слов и чувств 
Ханжой лишь понимается превратно, 
Но будет поздно безвозвратно. 



У зависти голодные глаза. 
Но ты их не увидишь за очками. 
За «занавесками» души таит змеиный взгляд, 
И за улыбкою оскал свой волчий прячет. 
Предательство, как грязь из чистоты, 
Вся ложь, как поцелуй Иуды, 
Не раз ещё вернется в спину пулей 
Нo жаль, об этом не узнаешь ты. 



Я накануне Рождества 
Стираю на стекле узор моpоза. 
Пытаюсь справиться с законом тождества: 
Твержу, что мне тепло, я пахнущая роза. 



Как с кошкою, играю я с тобой, 
Мне нравится, когда ты выпускаешь когти, 
Когда ласкаю я тебя рукой, 
Мурлычишь взглядом, позабыв о злости. 
Ты взглядом ластишься, моих движений ждешь, 
Всё твоё тело ласки просит, 
Я чувствую, как ты ко мне безвольно льнёшь,
Пытаюсь отгадать: о чём ещё твоё дыхание просит. 
Молчишь. Понятна дрожь твоя, 
Я медлю и твои хочу увидеть муки. 
Сейчас ты в полной власти у меня, 
Я с наслажденьем распускаю руки... 



Ты ночью разбуди меня, 
Позволь еще раз мне взглянуть на небо, 
Мне звезды, словно говорят маня. 
Что ты с миров, где никогда я не был. 

Ты с тех миров, которых не пойму, 
Чем заслужил их снисхождение, 
Я столько лет искал тебя, тебя одну, 
Всeй жизнью, с самого рождения. 

Я верю, в прошлом ты звезда, 
И признаваясь в этом, я не лгу, 
Что обращая взор туда, 
Шепчу: «Господь, я у тебя в долгу». 



Мы каждую женщину любим по разному. 
К звёздам взлетаем, идём ко дну, 
Творим чудеса, интриги напрасные, 
Обманываем, что любим её лишь одну. 

И всё же, верша безобразие, 
Чтобы потом не гореть в аду, 
Как исключение из многообразия 
Счастливой сделайте хотя бы одну. 



День Независимости. 

День Независимости от разных «мелочей» 
Полунемой, ни мой, ни твой, ни чей. 
Напоминание о зависимости 
День Независимости. 



Не сплю. Пытаюсь, не могу уснуть. 
Лежу в прострации. Без сил под утро засыпаю. 
Бессонница не пыль, её мне ни смахнуть, ни сдуть, 
Неделю, она заживо, меня землёю засыпает. 

Прислушиваюсь, но ничего не слышу. 
Тебя не чувствую, себя как будто тоже нет, 
Казалось бы, сорвало б ураганом крышу, 
Лежал бы, пытаясь вспомнить какой-нибудь сонет. 

Что это? Очередное безразличие? Упадок сил, 
В связи с антициклоном в атмосфере? 
И если бы об этом кто-нибудь спросил, 
Молчал бы. Похоже, умер я в какой то мере. 



Любовь – борьба с мигренью 
Ежедневно убивающей хандры, 
Все скованные чувства выражают точно: 
При схватке способов ведения игры, 
Союз не существует прочно. 
Пусть скрыли вы обиду, гнев, 
Но вашей лжи не скроет маска. 
И если не дрожит от боли нерв, 
Прощай душа. Вас ожидает, без сомнения, фиаско. 




Дарите женщине цветы! 
Пусть ветер шепчет её имя, 
Давайте среди суеты 
Не забывать ни на минуту о любимой! 

Дарите женщине цветы! 
Пусть серый мир теряется при этом, 
Пусть отголоском нестареющей весны 
Улыбка глаз согреет вас приветом. 

Пусть встанет на свои места 
Всё то, что так давно вы изменить хотели, 
Мир подождёт, как сладостны её уста, 
Нежны объятия её в постели! 


Бежит синхронно слева полоса, 
И встречных фур так больно ослепляют фары, 
А на обочине так много падших дур, 
Презервативов, тары, 
Не StAR, но всё же и не стар, 
Кем быть, знать одному дано лишь Богу, 
И в этой жизни стыдно за себя не может быть 
Лишь спящему на коврике бульдогу. 



Твои черты воздушной, легкой дымкой 
Рисует ночь. Стою. Дыханье затая. 
Величие светил и робость красок, 
Знаком союз мне этих чувств и сил. 
Необъяснимый страх перед просторами Вселенной, 
Пространством времени окутана Земля, 
Фатальной предрешенностью и вечным полумраком 
Укрыт союз, в котором ты и я. 


Вновь незаметно пробежали дни, 
Капель звеня, промчалась следом, 
Так кажется всегда, когда одни 
Миры теряются под прошлогодним снегом. 

Когда без запаха весна, 
Её тепло не греет душу, 
Земля просторами тесна 
От безисходности скрываю мысль, что трушу.


2005 год


«Британской музы небылицы»

Ласкают чужеземный слух,

Свободой блещет заграница,

Сияет благородный дух.

 

Но нам иной не надо правды,

Не зря полны карманы дыр,

Мы просто жить с тобою рады,

Любовь – наш вечный поводырь,

 

Пусть оголяют сроки темя

И красят сединой виски,

Пусть тяжелее станет время

А мы невзрачны и низки,

 

Пусть будем чуточку печально

Смотреться в зеркале вдвоем,

Как полюбили изначально,

Мы так же и любя умрем

 

***

Она целовала, я – руки в карманы

Под ветра заманчивый свист,

Она умоляла простить ей обманы

И вспомнить, как был золотист

 

Уют у камина в час лютой метели

И тающий медленно воск

Свечей, что в ночи догорать не хотели,

Бокалов чарующий лоск.

 

Но ветер мешал мне, как будто взывая

Насвистывал что-то свое.

Я ветру внимал, обо всем забывая.

Я вовсе не слушал её.

 

***

 

Зачем жестокое «прощай» -

В нем эхо бесконечно.

Я отпускаю, обещай

Любить и помнить вечно.

 

У нас пред вечностью долги,

За это ей спасибо,

Взлети, разбейся, но не лги –

Так уходи красиво.

 

Не надо бесполезных фраз –

Они ласкают глупость,

Признайся выраженьем глаз,

Затми земную грубость.

 

Возьми лишь лучшее в былом –

Кто светел, тот не судит,

Махни последний раз крылом –

Меня уже не будет.

 

***

 

Давай терять звучаньем марша,

Легко – торжественно – умело.

Давай мечтать звучаньем марша,

Как дети: благородно – смело.

 

Давай любить звучаньем туша,

Забыв тревоги – зло – печали.

Давай ценить мгновенья туша,

Он так похож на нас в начале.

 

Давай озвучим наши тени,

Презрев беспомощность невежды.

Давай запомним наши тени,

Как недосказанность надежды.

 

***

 

Чужды и непонятны январю

Осенняя истома и туманы.

Я вдохновенье инею дарю,

Опустошаю в кабаке карманы.

 

И треск поленьев, словно треск по швам

Циничного спокойствия химеры.

Трещит мороз и исчезает шрам

На нежной коже потускневшей веры.

 

Надеждой окрыленное перо

На чистый лист бесстрашие наносит;

Все неудачи обратив в «Зеро»,

Душа свободна, за себя не просит.

 

И на меня не смотришь свысока –

Моей гордишься сумасбродной мыслью,

Читаю вслух и лёгкая рука

Витает, звонкой наслаждаясь высью.

 

***

 

Сегодня не домой, сегодня в Coho:

Созвучен развлечениям payday,

Карман тяжел и на душе не плохо,

I’m going to. The passion – is my way.

 

Бумажник вновь набитый до отказа,

Разряжен будет, словно револьвер,

Ах, девки – девки – вечная зараза,

Сегодня я – не худший кавалер.

 

Я всё отдам, вы только восхитите,

Как восхищает тайною гончар.

Эх, милые, просите, что хотите:

Я меценат в грязи сокрытых чар.


Свернуть