5 октября 2022  03:30 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту

Резина Юлия


 

Родилась, жила, училась, работала в Москве. Посещала литературное объединение «Магистраль». Кандидат медицинских наук. В течение многих лет занималась изучением проблем здоровья моряков ледокольного флота – ежегодно участвовала в научно-исследовательских арктических экспедициях. Автор трёх стихотворных сборников и одной книги прозы. Публиковалась в отечественных и зарубежных изданиях. Призёр, лауреат международных конкурсов. В настоящее время живет в Америке.

Юлия Резина в 63 номере литературно-исторического интернет журнала "Что есть Истина?" 2020г.

Все стихи Юлии Резиной 45 параллель

Ссылка на все публикации в топосе.


СТИХИ


2022г.

 

О ЧЁМ?

 

Сентябрь, солнце. Листопад
Ещё ленив и тянет время.
Как в сон, в туман впадает сад.
Слабее спелых яблок бремя.
Кузнечик скрипочку возьмёт,
Рассеянный, и вновь опустит...
И слово – влёт, и птиц отлёт...
Волна дионисийской грусти
Нахлынет памятью родства
Со всем, что не имеет речи:
Приговорённая листва,
Скажите мне, о чём лепечет?
 
БЕРЕГИТЕ ДЕТЕЙ

И чёрный колокол гремел и ликовал –
В пожара киновари, вермильоне,*
В огне повержен сад, вчера зелёный,
Как великан, сражённый наповал.
Вал темноты вол облака влечёт –
Рулоны раскатал, чтоб всем хватило.
Чудовища и чад, и смрад, и сила –
Подписанный вердикт: «Весь мир падёт,
И станет день чернее всех ночей..!»,
Но где-то, на заоблачной опушке,
Взял скрипочку-игрушку-четвертушку –
Со световыми струнами подружку
Беспечный ангел – Вольфганг Амадей...
________________________
* оттенки красного - алый, коричневый, серый цвет
 

2021г


С ДНЁМ ПОЭЗИИ, ПОЭТЫ!
Ветер на рассвете в голубой пастели
Сдвинул гору тучи, чтобы полетели
И легли, упали на моря и дюны,
На леса и скалы световые струны.
Вытяну тончайшую пёрышком старинным,
По ночам звучащую песней лебединой,
Уведу в подстрочник диких трав, пророчеств,
Тайны многоточий, бездны одиночеств…
А к утру в катрене нерва трепетанье:
Тремоло и трели, хрустали в гортани –
Юной филомелой* рвётся вон из плена,
Как душа из тела, песня из катрена –
Отдалённым эхом света-паутинки,
Тем, что опадает из небесной синьки,
Тем, что замерцает в темноте кромешной,
Как пойду дождями по дорогам здешним.
*Соловей (лат)
21..03.21
ИЗ ПОЗАБЫТЫХ СКАЗОК - РУСАЛОЧЬЯ
А в синей волне облака так легки!
В зелёной – русалок бока, плавники,
А в чёрной волне метаться звезде,
Вершиться беде и судьбе.
Я синей волной ухожу в небеса,
Зелёной – плыву по подводным лесам,
А чёрной отправлюсь в твой сон за тобой
Под ветра угрюмый гобой.
Ты скажешь: « Не надо – сует суета –
В душе моей многих побед пустота,
Удушие власти и трубная медь –
В ней нечему больше гореть.»
Ты мрамором белым, скалой неживой
Умолкнешь, но теплится след ножевой
Пронзительной нежности: давняя боль...
Взгляни на меня, мой король!
Я – тень под волной – не горю, не молю,
Но сердце твоё разбужу, растоплю
(Ах, все мы умеем в подводном лесу
Из мрамора высечь слезу)...
Искали меня, не нашли рыбаки...
А в синей волне облака так легки...
А в чёрной волне метаться звезде,
Вершиться беде и судьбе.

21.03.21

По ком звонит колокол

Бесконечные гаммы цветов
И стрекоз золотые диезы.
Вечный гул: птиц и пчёл часослов,
И любви, и судьбы антитезы.
Цезарь Август – медовый янтарь.
Турмалин* гордеца георгина.
Ярость моря: милори** и ярь***.
Взрыв рябины: Марина, Марина!
Чёрной розы в Аи каллиграф.
Жемчугов собиратель и пленник,
И другой – ложь и славу поправ,
На столетья – невинный изменник.
Вечно новой звездою пиит
Всё восходит, слепит, и сияет.
И земля под ногами горит:
Убивает, терзает, рожает...
Сколько их неземных голосов –
Галсы строф светоносных и властных:
И дождей, и ветров часослов
По убитым, замученным, страстным...
Всё по ним – и сегодня, как встарь,
Над Россией – могилою -пашней
На верёвках распятый звонарь
Колоколит, глаголит и пляшет.
Устаревшие названия цветов и оттенков:
* Турмалин – тёмно-малиновый,
** Милори – тёмно-голубой, синий.
*** Ярь – зеленовато-синий или тёмный ярко-зелёный

20.03.21

Муза Жанна

У моделей Модильяни
Мелодичные глаза,
Мелос улиц, тайны маний,
Небеса да голоса…
Гласных эхо затихает,
Задыхается артист –
Кисти пляшут, время тает:
Дым, гашиш да Беатрис…
Лебедь –Анна, Альмаиза –
Штрих, полёт карандаша.
Лебединая реприза,
Воспарившая душа…
Из парижского дурмана
Из чахоточного сна
Тихий Ангел – муза-Жанна
Проступает, как весна.
Юность кроткую в горнило
Уронила инженю:
– Больно, милый? Тише, милый…
НесказАнное: «Люблю…»…
Лебединой шеи млечность,
За спиною – Серафим…
И шагнёт с балкона в вечность
За единственным своим…
 
ЭХО

На качелях луны в облака из волны
Током, бликом глубин зазеркалья
Мне лететь в ваши сны на границах весны,
Вы - витальны, а значит летальны
И печальны – плечу утомителен плен
Предначертанной скорой развязки,
Оттого с детских лет из безмолвья в катрен
Переводите дивные сказки
Простодушных ручьёв, беспокойных морей
И лесов кружевные сюжеты.
Вам строку из тоски продиктует Борей,
Фантазёры, актёры, поэты.
Одноглазая ночь, накренив небосвод,
От щедрот вам отсыпет брильянты,
И русалок, и нимф колдовской хоровод –
Менестрелям - пиитам - вагантам.
Эти краски и сказки, и сны – всё для вас –
Меж мирами завеса в прорехах ...
Ах, не вечна над словом беспечная власть...
Только б мУка безмолвия отозвалась
Восхитительным, длительным эхом.
26.02.21
 
СНЕЖНАЯ МЕТЕЛЬ

Шутил:*Канатная плясунья!
Как ты до мая доживешь?*
Анна Ахматова
Эта снежная метель-карусель –
Вкруг фонарного столба вензеля,
Замять, заверть – князь Февраль-волостель...*
Под санями скрип да хруст хрусталя.
То-то радость изумруды толочь,
Гнать в метели вороного коня!
В эту стужею звенящую ночь
Мне пора... Но ты забудь про меня:
Променяй да обмани, оброни
По дороге в облака ли, снега...
В эти стужею звенящие дни
Мне б сидеть - перебирать жемчуга:
Белый, розовый да свет-голубой...
Чёрный, аспидный – забыть-позабыть
Геликоны, тубы, горький гобой...
Мне бы скрипочку – до мая дожить –
До жонкилевых бутонов и роз,
До початков гиацинтовых... Ах,
Аметист сирени в россыпи рос,
Облака – в полнеба крылья вразмах...
Я ещё не дописала сюжет –
Двадцать две страницы, может быть три.
Знак сомнения для каждого «нет!»
Я придумала бы... Ах, мне бы скри...
* в русских княжествах (с XI в.) и в Русском государстве (до середины XVI в.) лицо, возглавлявшее
волость и осуществлявшее административные, финансовые и судебные функции.
15.02.21
 
ФРАНТ ФЕВРАЛЬ

Франт февраль в белом фраке – фантомы фонтанов,
Филигранная роспись на окнах ослепших,
До костей пробирает и трезвых, и пьяных,
И сбивает с дороги и конных, и пеших,
Да февральской фривольности флёром – за ворот
Снежной горстью – ожогом гортани картавой...
Звёздный купол рассветною бритвой распорот,
И метель по углам заметает кварталы.
Перламутровый дым над искрой аметиста
По сапфировой россыпи снежной пороши.
Темой стужи – крещендо, небесным альтистом
Заворожен, встревожен до дрожи прохожий.
На губах только – Боже! О, Боже Всесильный!
Как прожить эту зиму земной круговерти? –
Повернуть сердце к сердцy, oставить светильник?
Ненадолго, до y’тра... до марта... до смерти...
05.02.21
 
ДЕТКЕ ДЕТКИ

Пусть бежит себе – не гляди, дитя,
На две амфоры золотой песок...
Паруса мои – дни, года летят –
Ручеёк судьбы, волосок.
Власяница – жизнь: ни взлететь, вздохнуть!
Лишь любовь вольна – всю до донышка –
От меня – тебе – её вечный путь!
Забирай, лучись, моё солнышко!
Мы с тобой, дитя, из одной горсти –
Как пролился свет от Творца отцу...
А теперь тебе будет чтО нести,
Будет чтО отдать своему птенцу.
Мы с тобой, дитя, от одной волны –
Как накроет, вдруг, так пойдёшь за ней...
Всё смотрю – смеюсь: как ещё малы
Твои пальчики для моих перстней.
30.01.21
 
ПЕСНЯ СОЛЬВЕЙГ

В чаше сердца настой из Господней горсти –
Пей, возлюбленный, пей, не иссякнет нектар.
Слышишь, парус разлуки над нами свистит,
И рассвет раздувает пожар.
Это глупое сердце – бездонный сосуд!
Пей, возлюбленный, пей, не иссякнет исток.
Прибывает волна. Скоро склянки пробьют.
Помолюсь за тебя на восток.
Не вернёшься. Прощай! Не зову. Не корю,
Но едина незримая нить.
И подругу свою в чужедальнем краю
Чьей любовью ты будешь поить?
Я тихонько пойду по каёмочке дня
Прямиком, босиком по зелёной траве.
Мне расскажет о том, как ты любишь меня,
Шепелявый шептун – шелест ветра в листве.
23.01.21
 
Московская снегурочка

Снежная ретушь на ржавую жесть –
С щедростью жеста божественной милости...
Снежное эхо – тишайшая весть
Освобожденья от тяжкой повинности
Стойко сносить оголённость дерев,
Красок ущербность, дорожное месиво...
В сон опадая, устав, присмирев
Вьялица снежные нити развесила –
Снежный шифон на берёзе фатой,
Снежный шиньон у летящей снегурочки,
В ночь уносимой московской тщетой,
В прошловековые дворики, улочки.
На фонарях там висит по луне –
Жидкий янтарь на небесное крошево,
И в тишине ты скользишь по волне ...
Имя тревожное сладкой горошиной
На языке. Пелены полотно:
Призрачной тенью прохожий простуженный
И путеводной звездою окно...
Кто он, жемчужина? – Ряженый? Суженый?
Ах, как слепила твоя белизна...
Времени омуты, поздние бдения.
Штофы январские пили до дна...
Памяти камень – камина гудение...
11.01.21
 
2020

ПЕЧАЛИ АНГЕЛА

Мой Лес, твой дух, в меня влюбленный,
Летит, пока ты видишь сны,
По гулким крышам-ксилофонам
Дождём легчайшего виссона,
В плен расплескавшейся луны
По амальгаме Зазеркалья -
Там дом под синею звездой.
Я - Ангел - Анна иль Наталья,
Я знаю тайну карт натальных
И то, что назовут судьбой
В том мире, где ещё родиться
Мне предстоит и жить без крыл.
Уже я знаю эти лица -
Их забытьё и слёз водицу,
Пожар желаний, страсти пыл
И предначертанные встречи,
Бед, расставаний череду,
Их речь, безжалостней картечи,
Небесной памяти увечье
И сны в раю, и жизнь в аду...
О, друг мой, леса дух весёлый,
Связной меж небом и землёй,
Кузнечика скрипичным соло,
Звездой сирени невесомой
Останься навсегда со мной
В моем беспамятстве грядущем
Дай блик-намек - о чём, зачем
Шептать мне станет луг цветущий,
Когда блаженной простодушной
Пойду в берёзовые кущи
С весёлой дудочкой пастушьей
И стрекозою на плече...
22.12.20
 
ИНТРОДУКЦИЯ И РОНДО...

Белая пена – сирени пентакли.
Так ли, не так? – метроном заведённо.
Театр под небом – сезоны-спектакли,
И без антрактов, и нощно, и дённо.
Сумерки поздние, ранние звёзды.
Белое платье мелькало в аллеях.
Лик скрипача... «Интродукция, рондо...»
Долго, томительно... Вдруг, не жалея,
Тень Сенектуты* за юной беглянкой,
Пьяной вакханки грубое эхо...
Вслед все брегеты, кукушки и склянки:
Время вдогонку – погоня, потеха...
Эй, чародей, оборвёшь вакханалью?
Сдавишь ли горло пронзительной мукой
Хроносу, чтоб захлебнулся печалью –
Мощным туше ликования звука...
Осень уловит в пастельные сети:
Лист лавальер** и валетом – зелёный.
Рондо... Кружит, забавляется ветер
Алым кленовым воланом, лимонным.
Красок разгул зачеркнёт в одночасье
Варвар Норд-ост, чтобы только белели
Дали, дороги да призраки счастья –
Белое платье, сугробы сирени ...
Рондо метели... Всё – рондо метели...
* в римской мифологии богиня старости
** желтовато-светло-коричневый цвет
10.12.20
 
ОЛЕ ЛУКОЙЕ

Невидимка с шарманкой бессонницы
Исцеляю: пою, как умею.
Кроме синего ветра и солнца и
Ничего не прошу, не имею.
Только песни мои колыбельные
О морях, островах, океанах...
Слышишь, мачты скрипят корабельные,
Видишь, парус ныряет в туманы?
Засыпай,отправляйся в далёкое,
Где хотел да не вышло остаться.
Корабелы в Соломбале окают,
Моряки в кабаках матерятся.
Это – время китайским болванчиком...
Что чужому любимому снится?
Кто во сне бородатому мальчику
Зацелует сырые ресницы.
Утро. Дождь на былинки нанижется.
Исчезаю: была и не стало.
Пусть он морем солёным надышится,
Пусть ещё постоит за штурвалом.
А сердешный, судьбой не обласканный,
(ночь – струною звенящей, тревожной)...
Вслед в сердцах бросил слово напрасное
И стонал, что вернуть невозможно...
04.12.20
 
МУЗА ПОЭТА

Всё тревожила, будила,
Уходила, как вода,
Горевала, что бескрыла,
Птичьи треки взглядом длила,
Исчезала в никуда.
Возникала из тумана
Будущих, былых веков?
Что мне делать, донна, панна –
Ты танцуешь постоянно
На полях черновиков?
Окликаешь в чаще, роще
И мерещишься впотьмах.
Дух мой мается и ропщет –
Всё не слышу: эха тоньше
Злато-слово на устах.
Дай узреть в твоём ненастье
Свет неведомых миров,
Там, где жар смирённой страсти
Наполняет тайной властью
Гулы будущих стихов.
Чтобы зависть к легкокрылым
Стала завязью канцон,
Чтобы стансам и верлибрам
Только звёздные чернила,
Только бабочек виссон...
Вновь следишь за птичьей стаей...
Ты теперь в который век?
Лик-мираж мерцает, тает,
Время тает… Заметает
Одуванчиковый снег...
06.06.21
 
СНЫ СОСНЫ

Но жизнь, как тишина
Осенняя, - подробна.
Б.Пастернак
Осень, ясень, дождь в горсти,
Тишины подробности...
Время – вечным травести,
Облачные области.
Корабельная сосна –
Время – колыбельною –
Пробудится ото сна
Мачтой корабельною.
Не в огонь, не на гробы,
А в моря туманные,
Чтоб не знать иной судьбы
Душам моремановым,
Отрубившим якоря
Верности, терпения,
И ушедшим по морям
В лунное кипение.
Чтоб неверная жена
Не встречала в гавани,
Обернула их волна
Всех зелёным саваном.
Им теперь прибой – разбой,
Паруса – тряпицею.
Надвигаются грозой
Тёмные, безлицые
Вдоль огней сторожевых
Мертвенными бликами –
Устрашением живых
Поимённым кликаньем.
Вновь из сна вернись, сосна,
Тяжкого, осеннего!
Пробуждение от сна –
Праздник воскресения:
Снова – выкормыш корней
И звезде – подсвечником,
Той, что в синь земных морей
Свет из моря млечного
Проливает, и летит
Весть о славе, доблести...
Осень. Дождь. Не спит пиит...
Тишины подробности...
 
СОН СОЛИСТА

Смена времени года, глагола...
Голый склон зеленеет «на бис».
Женский голос грудной у виолы,
И на коду восходит альтист –
На Голгофу, Сизифом на гору...
Эта женщина в третьем ряду
Будто слушает стон мандрагоры*...
Каждый раз для неё, как в бреду,
Он играет, и сдержанной страстью
Накаляется, мается зал,
А она бликом солнца в ненастье
Исчезает... Финал и обвал
Восклицаний, восторгов, оваций...
Нежный след её – ландыш? Сирень?
И неведомо нам, друг Гораций,
Ничего об утративших тень.
А во сне она нежно и робко
Губ коснётся губами – приду...
– Я так долго спускалась с галёрки...
Ты ищи меня в первом ряду.
* Согласно поверьям, тот, кто услышит стон, издаваемый мандрагорой при её выкапывании из земли, должен умереть

***

В зеркалах рассветных рос танцы ос,
Россыпь радуг, обертоны теней,
Отзвук цвета чайных роз и стрекоз
Биссектрисы – оси солнечных дней.
Блики, промельки, крылатый восторг,
Плазмы огненной трепещущий бант:
Одарил своё творение Бог –
Загустил в крыло эфир, вспышку, квант.
Вязкой зависти тяжёлый замес –
О бескрылости задушенный стон,
Но навстречу мне летит юный лес,
Лёгких бабочек батист да виссон.
Не от мира, но сегодня в миру,
На пиру признаний в вечной любви:
Будто день, когда взлечу поутру,
Мне шепнули и ушли муравьи.
Время сумерек – молчать да мечтать,
Распечатать сны высокой воды...
Золотится ночи лунный калач;
Нота мяты, белены, лебеды...
Одиночеств лебединых след – боль...
В звёздных ладанках небесный погост...
Лебединой песни – боли той вдоль
Трепет плазмы в зеркалах новых рос...
 
ЛИКИ СЕНТЯБРЯ

А.К.
 
Давай, сентябрь – лис и лицедей!
Озолоти кленовые аллеи,
И солнца для психеи менестреля,
И серебра дождей не пожалей!
А в золотое кружево листвы
Вплетай небесно-голубые нити,
Чтобы эфирным облаком наитий
Наполнить лёгкий парусник строфы...
Держи его поверх житейских бурь,
Играй, морочь, прикинься бабьим летом
(мол бес в ребро, и слово арбалетом)!
Струи по венам солнечную дурь!
 
*** 
 
Сентябрь, солнце. Листопад
Ещё ленив и тянет время.
Как в сон, в туман впадает сад.
Слабее спелых яблок бремя.
Кузнечик скрипочку возьмёт,
Рассеянный, и вновь опустит...
И слово – влёт, и птиц отлёт...
Волна дионисийской грусти
Нахлынет памятью родства
Со всем, что не имеет речи:
Приговорённая листва,
Скажите мне, о чём лепечет?
 
ЭХО СЕРЕБРЯНОГО

Ах, князь, чаруют ваши речи:
«Я не забуду, не забудь!»…
Ах, князь, от встречи до картечи
Недолог путь, недолог путь!
И жизнь, увы, не терпит правки, –
Мы на волне или в молве:
У чарованья – две приставки,
Всего лишь две, всего лишь две.
 
***
 
Проснуться свободною кошкой –
Что было иль не было – ложь!
Походкой, строкой, оговоркой
Не выдать – о, как ты хорош!
Услышать тоскливый, неспешный
Знакомой шарманки мотив...
И знать, что бретёр и насмешник,
Замрёшь ты , губу закусив.
 
***
 
Щиколотки, локотки, локоны, коленки...
Окликал, кормил с руки, сливки снял и пенки.
Куролесил, славным слыл, в великаны метил
И, казалось, не любил никого на свете!
А она, тонка в кости – женщина ребёнок –
Балеринка, травести – хрупок лёд и тонок.
Невесомая, неслась – смелая, смеялась...
И растаяла, как страсть, этой жизни малость...
И поднялся великан над бедой-тоскою:
Локон облака ему не давал покоя.
 
***
 
Баюкать давний май, опавшие слова...
В метели девятнадцатого века
Лететь на рысаках, чтобы успеть едва
Навзрыд, на жизнь проститься с человеком.
И в заточенье бед - сует иных времён,
За Ваших рук незримую ограду
Не выйти в западню чужих идей, имён,
Но засветить старинную лампаду,
Молиться, не ропща, и снова обрести
Покой, и к Вам уйти наивными стихами...
Поведать, как вчера мальчишка, лет пяти,
Мне глянул в душу Вашими глазами...
 
***
 
Колокольчиковый звон-июль,
Перекатов речных просторечье...
Больно, капельно, внутрисердечно
До изысканной бледности скул –
Скань скрипичная, престо, пассаж
И точённые тонкие пальцы...
Мы опять разминулись, скитальцы,
Ты мой сон или хрономираж?
Уходи! Дай привыкнуть – поврозь
В этом веке играем, скрипачка.
Твоей нежности пьяно, гордячка,
До постыдных пролившихся слёз.
Не терзай! Уходи, опади
В эхо эха иного столетья!
Тает след – флажолет междометья...
Уходи, уходи!
Подожди...
 
НО ПОЧЕМУ...

Так опадают свечи и волна,
И нрав, и боль, и нежный синий вечер,
И звёзды собираются на вече,
И на сосну спускается луна.
А время с глаз смывает пелену,
И взор становится ясней и зорче.
Ах, эта жизнь – пригОршней многоточий...
Но почему, скажи мне, почему
Тропой лесною, милею морской
По клетке календарных заточений,
По кругу заблуждений и прозрений
Ты неотступно следуешь за мной?
Я говорю: «Не ведаю пути!»,
А ты молчишь и мне в затылок дышишь.
Кричу: «Нет сил!», но будто бы не слышишь.
Я задыхаюсь, голос мой всё тише:
– Я не могу идти!
– А ты лети, лети!...
 
СКВОЗЬ МОГИЛЬНЫЙ МРАК
 
С весной тебя, мой друг, с весной!
Ещё с одной, ещё с одной!
Ах, не печалься , ангел мой,
Что спит река и сад заснежен!
Да будем мы, как тот росток,
Что мрак могильный превозмог,
И синь, и дерзновен, и нежен.
Елене Ивановой
Эту тонкую свет-паутинку,
Невесомую эту строку
Под сердечную струнку-сурдинку
Уловлю, потяну, извлеку.
Дня весеннего лёгкий делирий.
Небеса высоки и чисты,
Будто в этом свихнувшемся мире
Наступил тихий час доброты.
 
***
 
Эфемернее снежной принцессы
Стебель Цельсия тянется вверх,
Звон весенний над замершим лесом –
К нам донёсшийся ангельский смех,
И наглядно тугое усилье:
Попирая державную смерть,
Свет-подснежник и белый, и синий
Пробивает могильную твердь.
 
***
 
Забыть, избыть в слезах всю горечь зимних дум,
И дух перевести, и просветлеть душою...
Пусть в этом мире боль – слагаемым всех сумм,
Но в нём весна сбывается. Весною
Лелеют небеса легчайший сон земли,
Чуть слышный вздох дерев, голубизну тумана,
И детский всхлип ручья – остановись, замри!
Послышалось? – Всё – явь как вариант обмана,
Как грёза о любви – забыта, но желанна...
 
В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Возьми смычок! Возьми скорей!
Обрушь, мой мальчик, Бога ради,
Неомрачённого Вивальди
На высохшее русло дней!
С ума сойти! С ума сойти! –
Как накатило, подхватило! –
Провинциалочка-душа глаза от счастья закатила
И поплыла туда, за край
Земной бессмыслицы и быта –
Вся жизнь – разбитое корыто,
А ты – играй, играй, играй!
Ликуй! Душе, вслед за тобой
Позволь взойти над отчужденьем,
Над горьким счастьем заблуждений,
Над вечной ямой долговой!
Когда-нибудь ты мне простишь
То иудейское упорство,
Что от грядущего сиротства
Тебя спасёт. «Играй, малыш! –
Твержу, – играй, смотри, внемли! –
Не приведи, Господь великий,
Дитя без книги и без скрипки
Однажды бросить меж людьми!
О, ты меня ещё не раз
Поймёшь, когда в печаль и стужу,
Коль не свою – чужую душу
Утешишь, как мою сейчас.
 
 
МЕЖДУ ТЕНЬЮ И СВЕТОМ

Листопадом любовь – и зимой, и весною, и летом...
Ураганным финалом последний – осенний порыв.
Мы стоим на меже-рубеже – между тенью и светом,
Между волей и долей, ладони до боли сцепив.
Подзвездой расставанья рождённым, что делать влюблённым?
Эту вязкую зависть к пернатым дано ль одолеть?
Сеет свет сквозь листву – золотистый, зелёно-лимонный...
Скоро-скоро Борей разобьёт деревянную клеть.
Пелериною жёлтою – листья, а чёрною – птицы
Полетят в зазеркалье бессонной, зелёной волны...
За меня за морями ночами ты станешь молиться,
И катрены свои приносить на алтарь тишины.
Одиночество – осени путь... Лебединые песни.
Листопада безмолвное: «Стой!». Тишины благодать.
Белый ангел крыла распахнул перед бездной отвесной.
Чёрный ангел шепнул: «Это шанс научиться летать».
Вот такой Ангел Заката завис сегодня над Лонг Айлендом...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Свернуть