24 февраля 2020  02:37 Добро пожаловать на наш сайт!
Поиск по сайту


ВИКТОРИЯ КЕЙЛЬ (КОЛОБОВА) 

Пост советский синдром (Реплика 4)

«СТУЛЬЧАК НА ВИРАЖЕ» 
(ДЕКАДАНС ПОД ЗНАМЕНЕМ ВУЛЬГАРИЗМА)



Послесловие к Международному 
Русско-грузинскому поэтическому фестивалю 
2007 – 2008 гг. в Грузии* 


По итогам Международного Русско-грузинского поэтического фестиваля, который проходил в Грузии в городах Тбилиси –Кутаиси– Батуми – Сигнахи в 2007 и 2008 гг., были изданы поэтические сборники «ДИАЛОГ» и «За четырнадцать дней до войны…». 

Фестиваль 2007 года был приурочен к 115-летию со дня рождения Вл. Маяковского и 80-летию со дня рождения грузинского писателя Нодара Думбадзе. С напутственным благословением Каталикоса – Патриарха всея Грузии состоялся фестиваль 2008 года. 

:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::: 

За последние десятилетия читатель в Грузии не избалован столь красиво изданными буклетами, тем более на русском языке. Поэтические сборники за авторством участников фестиваля из 25 стран пробуждают благоговейное чувство взволнованного ожидания встречи с русско-грузинской поэзией. Даже понимая, что до массового читателя сборники не дойдут (тираж, к сожалению, не указан), всё равно радостно сознавать, какому великому делу призван служить фестиваль в дни политического и экономического противостояния Грузии и России. 

Издание предваряет напутственное благословение Каталикоса - Патриарха всея Грузии. Но так случилось, что фестиваль 2008 года закончился за четырнадцать дней до трагических августовских событий. И в сборник 2008 года «За четырнадцать дней до войны…» вошли материалы, присланные как непосредственный отклик на происходящее. 

Здесь уместно было бы выдержать глубокую паузу – перед первым же стихотворением, которым открывается сборник за авторством Поликанины Валентины (из дружественной Белоруссии) из цикла «Грузинский дневник» на странице 6: 


Иноверцы, владельцы казны, 
Дали выкуп воинственным людям, 
И к безбожному маршу орудий 
Подготовился стан сатаны. 

. . . . . . . . . . . . 

Не пророчили волю лгуны, 
Грех не рушил кресты на погосте, 
Не топтал православные кости 
За четырнадцать дней до войны. 

Я позволила себе выделить более крупным шрифтом те слова, которые наиболее глубоко поразили и ранили мою православную душу. Захотелось спросить, какие добрые чувства способны пробудить эти строки у русско-грузинского читателя?? Недоумение – как могли составители сборника продекларировать такое прямое разжигание межнациональной вражды в издание по итогам фестиваля, получившего благословение от церкви Грузии. Или, может быть, им не хватило времени ознакомиться с текстом??..Но нет, оказывается, всё совсем не так: мне перезвонили знакомые журналисты, которым я переслала черновой вариант этой реплики, и заверили меня, что речь идёт о «стане сатаны» в душе человека... 
Оставалось только выяснить, о какой «казне» идёт речь в этом стихотворение-«эллипсис» о виртуальных событиях в душе автора. Так что моего знанию русского языка оказалось недостаточным для постижения смысла сказанного. 

Благодаря усиленному зомбированию средствами массовой информации (СМИ) народы распавшейся советской империи давно живут в параллельных мирах. Не стоит недооценивать роли информационных войн – результат налицо. Не так давно мои друзья из Эстонии уверяли меня, что Грузией правит коронованный царь. За столом в Риге гости из Омска спорили со мной, будучи уверены, что в Грузии гонения на русских. Как же важно соблюдать дистанцию корректности, особенно когда речь идёт о творческой интеллигенции: ведь поэт – это духовное звание, которое даётся не ритуалом, а временем. Как пишет в предисловие сам Учредитель и официальный представитель Международной Федерации Русскоязычных писателей в Грузии г-н Николай Свентицкий: « ...а поэтическое слово остаётся на века». Да, поэзия – это не «окна» СМИ. Это не только рифма «погосте–кости». И – только преклонив колени - с молитвой на устах за всех страждущих и гибнущих, возможно сохранить истоки человеческой духовности – СЛОВО. 

Когда творческое начало поглощается социальным, когда творческая личность обобществлена «под колпаком» у тех же СМИ, то неминуемый итог этого - вседозволенность повального графоманства, которое в свою очередь порождает вульгарную поэзию «ни уму – ни сердцу». 


Самое яркое впечатление от сборника «ДИАЛОГ» - это удивительное однообразие тематики и стилей (когда невозможно отличить одного автора от другого), наряду с откровениями в стиле классического вульгаризма. Но чтобы не быть голословной, чтобы донести поэтическое дыхание фестиваля до тех, кому не посчастливилось лично ознакомиться с творчеством его участников, откроем наугад несколько стихотворений. 

Космическое осознание личности органически сочетается с чувством возвышенного патриотизма у свободного от комплексов неполноценности представителя России, поэта из Москвы Артура Макарова в обращение к «Потомкам Ноя» (стр.96 -97): 


Нет для меня вопроса: Кто я? 
В любом краю, в любой стране – 
Я – Человек – Потомок Ноя, 
Родня все люди на земле. 

И далее: 

Нет для меня вопроса: Где я? 
Я проживаю на Земле. 
Весь мой народ по ней рассеян, 
Как звезды яркие во мгле. 

Очевидно, что речь идет о выдающихся соплеменниках (иных не имеется), причем освещают россияне повсеместно мглу в которую, как явствует из выше сказанного, погружена Земля. Здесь можно уловить и лейтмотив повальной миграции «весь мой народ по ней рассеян», - значит, не сидится россиянам на одной месте, предпочитают кочевой образ жизни. Но самое удивительное, что уготовлено самому автору и его родне: 

Однажды тело станет пудрой, 
Богатство, власть и слава – чушь. 
В любви и в доброй мысли мудрой 
Бессмертье всех вселенских душ. 

С этими наставлениями на путь истинный в адрес потомков Ноя, можно и не согласиться: всё-таки не такая уж и «чушь» богатство, власть и слава... говорят же на востоке, что «с деньгами и в аду не пропадёшь», - но это мудрость иноверцев, и японцам далеко, конечно, до светоча Артура Макарова. Обращение впечатляет новизной лексики и масштабностью. Нельзя не согласиться, что тема захоронения, как и созвучная ей другая тема обретения душой бессмертия, всё ещё остаётся для всех нас злободневно актуальной. Только немного непонятно насчёт «тела - пудры». Мешает устойчивость ассоциации: пудра – сахарная, пудра – для косметических целей. Впрочем, если задуматься, то речь, очевидно, идёт о кремации, причём поголовной, так как мест для погребения «тела-праха» остается всё меньше. Правда, немного не по себе от такого откровенного рифмоплётства, достойного разве заштатного утренника где-нибудь в затерянной глубинке, где даже лампочка Ильича ещё не зажигалась,- если бы не новое обращение к памятнику «В.В.Маяковскому» на странице 98: 

«…Как прежде идолам поклонялись волхвы, 
Иду поклоняться памятнику Маяковского. 
В смятом костюме поэт – исполин, 
Чуб с голубком стал седою бронзою. 
………………………………………………………………………………… 
Его штампуют глыбой бронзовой, 
А глыба была и нежной, и розовой.» 

Однако, «пробирает», если бы не подводили ассоциации: Чичиков вдруг привиделся этаким розовым голубком, - впрочем, что ни скажи, а голуби действительно любят засиживать памятники, особенно головы поэтам. Но каким идолам поклонялись волхвы?? Волхвы – идолопоклонники?? Если это которые восточнославянского происхождения – то, заглянув во все словари, не обнаружила ничего кроме «чародея» «колдуна», а если персы – то опять-таки «звездочеты» «маги»... А вообще то, кто его знает, кому они поклонялись и откуда и куда только их с их дарами занесло – история тёмная и за толщей веков и за поэтом – исполином с Арбата не разглядеть. 
Рядом с идолопоклонником Артуром Макаровым странно соседствует продвинутый и несомненно талантливый автор из Италии(год рождения 1964; премия Андрея Белого; стихи переводились на английский, китайский, сербский и португальский языки). Голос Петровой Александры звучит в цикле «Подземный Рим» на страницах 124 – 126 откровенно задиристо и эпатажно: 

Россия, мамаша слепая, 
твой ямщик, я в тебе замерзаю. 

Споткнулась на «ямщике», понимаю только, что кто-то кого-то – судя по интонации - посылает, но пока не ясно кто кого и куда. Надо полагать, что молодая поэтесса обретает себя в образе «ямщика» своей слепой матери - России. 

В белоглазых озерах замерзшая рыба горит. 
Лес в снега с головою зашит. 

Поразительно красиво «в белоглазых озерах», но как «горит» «замерзшая рыба»?? Жаль, что урбанизация отрывает нас от матери природы. И лес к тому же не лыком - снегом шит, или снег лесом? 
Далее - на одном дыхание - строка: 

В чесучовом горле Орфея 
Чаща песни, где гласных трясина бурлит… 

Пытаюсь осилить «чесучовое горло» (кстати, кто не знает: чесуча – слово китайского происхождения, - так называется шелковая ткань полотняного переплетения, желтовато-песочного цвета, которая вырабатывается из особого сорта шелка «туссора»). Но дальше, как говорится, «вооще не прёт»: становится жаль Орфея, а заодно и Эвридику, да и просто жутковато - ведь «трясина», что ни говори, к тому же «чаща песни», т.е. древостой застрял в горле у древнегреческого барда. 

Флорентийский бродяга 
Пастушонок Давид 
Подавился бы ею. 

Видимо, мне не миновать ту же участь, что и пастушонку: ни прожевать - ни проглотить. Всегда была о гласных наилучшего мнения: глагол – глас – гласность. Даже в кошмарном сне не хочется испытать на себе «трясину гласных». Не знаю, чем провинился Орфей перед молодым автором. К тому же остаётся открытым вопрос: чем бы подавился пастушонок Давид - чащей песни, песней или трясиной?? Надо полагать - всем вместе!! такая ассоциативная игра слов создает синтетический (обобщённый) образ того, чем можно в данном случае подавиться. 

О, читаю дальше в том же стихотворение: 

Что, Смердяков, все воняешь во мне? 
Почему не отпустишь 
В мир европейский работников рано встающих?.. 

И как только удалость пробраться этому злыдню, заползти в «душу-живот» автора из классического репертуара? Неподготовленному читателю, не выросшему на русской классической литературе, текст вряд ли будет понятен. Но какое отношение персонаж Достоевского имеет к европейскому рабочему классу? И почему он воняет в авторе, наводя на самые грустные мысли? Почему не отпускает автора на работу?.. Всё-таки надо признать, что в Риме (хоть и под зёмлей), творятся довольно странные вещи. Явно ощущается отсутствие Данте и Петрарки. Машинально переворачиваю страницу и – почти танка на странице 130: 

Со стульчака слетает бумага 
на вираже, - ветер такой… 

Жаль, но в памяти – только один «вираж» Высоцкого, когда рвётся парус, когда надо быстрее... 

А вот и концовка этого стихотворения: 

Господи, не уклони сердце мое. 
и я совсем его отопру. 

Удивительно, но последнее слово вполне созвучно началу стихотворения с ямщиком: «отопру – ттппрруу». Короче – приехали, причем на редкость удачная аллитерация, хотя как следствие не искушенный и не знакомый со нестандартными украшениями стихотворений читатель может спонтанно впасть в оттопырь-ступпорр. 

Обратимся к официальному источнику: » ТВОРЧЕСТВО - деятельность, порождающая нечто качественно новое и отличающаяся неповторимостью, оригинальностью и общественно-исторической уникальностью.» 
www.sky-net-eye.com/rus/slovari/encyclopedia/_t/63261_TVORCHESTVO 
Впрочем, у старшего поколения всегда идейные разногласия с молодостью – извечные «что такое хорошо» и «что такое плохо», но всё равно не могу представить и тем более прочувствовать образ «стульчака на вираже». Не могу примириться с «отопру» сердце, когда «Господи, не уклони сердце мое». Какой смысл скрыт в этом сознательном в уничижении образного строя? Или просто от того, что эмоции взахлёб, это неудержимое стремление к эпатажу? Может у девочки свой парус, или она вообще не слушала Высоцкого? Мелодичное нагромождение слов порождает столкновение семантических ассоциаций, однако, не затрагивают сферы подсознания, ограничиваясь интеллектуальной игрой со словами – игрой, которую вряд ли можно назвать антипоэтичной, если поэзия вообще нуждается в смысле. Может быть, этот поэтический нигилизм молодых новаторов нового века - в противовес агитационной «тракторной» социальной заштампованности, прорыв из постсоветской отстойной действительности, но куда??.. 

Несмотря на потрясения от первых двух авторов, хочется особо процитировать «Премьеру» бывшего министра культуры Грузии Давида Маградзе в свободном переводе Анны Андреевой (с действующими персонажами по Шекспиру): 

»Дела плохи, ждать надо худшего». 
Вода залила все мосты, 
А в Эльсиноре, нет, в Тбилиси 
Такие слышатся тосты. 

А я затворник, арестант, 
Счастливый этим приговором. 
За пазухой, как амулет, 
Ношу я знамени предмет.» 

С географией разобрались по быстрому, но что и у кого заливает и что кому слышится – вот в чём вопрос: то ли «мосты», то ли «тосты». В Грузии по-русски если и говорят, то даже в уличной толпе, на базаре не столь коверкают русский язык – народ в мультиэтнической Грузии музыкальным слухом не обделён и знает, как правильно произносить слово «тост» во множественном числе. 

И что такое есть «знамени предмет»? который носят за пазухой?? Послать бы в клуб знатоков вопрос – наверняка можно было бы у них отыграть пару другую призов. 

Но когда ...«в сказуемом непредсказуемом» «...«межпаузность в «стало» и «плотью», и то в лишь…» у Инны Кулишовой (редактора сборника 2007 г. и составителя сборника 2008 г.), то встановится ясно, что мы живём во времена постсоветского нэодекаданса («декаданса в ударе»), и Вениамину Хлебникову остается только позавидовать такой продвинутости, а господин Бурлюк, мягко говоря, выглядит недорослем, по сравнению с автором на «Окраине слова». Мы не просто на окраине слова, что совершенно правильно указано в название сборника г-жи Инны Кулишовой, - мы за краем чувств и понимания смысла сказанного. И если это вульгаризм, то совершенно другого свойства. 

« Янеттебе янет Тебе...» на стр. 85 имеет сноску, которая звучит следующим образом: «Порыв, не повод к стишку – убийство Анны Политковской (прим.автора).» 

ЭТА ЗАУМЬ НЕ ПРОСТО ИГРА СО СЛОВОМ – ЭТО ШОК. КАК МОЖНО ВСУЕ: СЛОВО «СТИШОК» РЯДОМ С ИМЕНЕМ ПОЛИТКОВСКОЙ?? ЭТО НАДРУГАТЕЛЬСТВО НАД СЛОВОМ И ЭТО НАДРУГАТЕЛЬСТВО НАД ПАМЯТЬЮ О ЧЕЛОВЕКЕ. СУЩЕСТВУЕТ ТАКОЕ ПОНЯТИЕ КАК ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ. И СУЩЕСТВУЕТ ТАКОЕ ПОНЯТИЯ КАК ЭТИКА СЛОВА. НЕОБЯЗАТЕЛЬНО БЫТЬ ГЕНИЕМ, НО КАК МОЖНО НЕ УВАЖАТЬ СЛОВО?? ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК НЕ УВАЖАЕТ СЛОВО, ТО СЛОВО УБИВАЕТ ЧЕЛО ВЕКА. 

Помнится (у Андрея Вознесенского): 
«...Поэты и соловьи 
поэтому и священны, 
как органы очищенья, 
а стало быть, и любви!» 

ВОЗМОЖНО, ИСКУССТВО И ЕСТЬ ОРГАН ОЧИЩЕНИЯ ОБЩЕСТВА. НО ПОЭЗИЯ И ЛИТУРАТУРА – НЕ ОТХОЖЕЕ МЕСТО ДЛЯ (ПСЕВДО)СЛОВЕСНОСТИ. 
Так что даже из любопытства не хочется продолжать чтение. Может, это и к лучшему, что сборник недоступен широкому кругу читателей - горькое разочарование не лучший способ зарядиться оптимизмом. 

КАК ГОВОРИТСЯ: «БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ» = NO COMMENT 
НО ГОВОРЯТ ТАКЖЕ, ЧТО - ГРЯДЁТ ТРЕТИЙ ФЕСТИВАЛЬ 2009 
ЯВСТВЕННО ОЩУЩАЮ СЕБЯ ЁЖИКОМ НА КАКТУСЕ: 
ХОЧЕТСЯ ОТ ЭТОГО ВИРАЖА 
КУДА-НИБУДЬ ПОДАЛЬШЕ, 
НА НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ 
И ЗАНЯТЬСЯ ТАМ ПОСТРОЙКОЙ ХИЖИНЫ, 
А МОЖЕТ ДАЖЕ ...ИКОНОГРАФИЕЙ ?? 

*P.S. 
Организаторы: 

Международный культурно-просветительский Союз «Русский Клуб» 
Международная Федерация Русскоязычных писателей (МФРП) 
Союз Грузин России 
Поддержка: 
Посольство Российской Федерации в Грузии 
Благотворительный Фонд «Карту» 
ВТБ ОАО ВНЕШТОРГБАНК 
Международный Совет Российских соотечественников (МСРС) 
Мэрии г.Батуми 
ООО Винно-коньячный завод «АЛАВЕРДЫ» 
АО «Давид Сараджишвили» 
ООО Гостиницы «АМБАССАДОР» 
Ассоциация грузино-российских взаимосвязей Аджарской Автономной республики 
Информационная поддержка: 
Общественно-художественного издание «Русский Клуб» 
Тбилисский Международный пресс-центр РИА «НОВОСТИ» 
Радио «УЦНОБИ» 
Телеканал «ИМЕДИ» 
Газета «Аргументы и факты» 
Газета «Комсомольская правда» 
Газета «Вечерний Тбилиси» 
Газета «24 СААТИ» 
Издатель: Международный культурно-просветительский Союз «Русский Клуб» www.russianclub.ge (rusculture@mail.ru)
Руководитель проект: Николай Свентицкий 
Редактор: Инна Кулешова 

Свернуть